Алексей Норкин Грандмастер

Хип-хоп - только музыка? Бомберы в метро

Недавно средства массовой информации облетело сообщение, будто бы найден американец, с которого начался нынешний экономический кризис. Среди любителей граффити, неотъемлемой части хип-хопа, оказывается, тоже есть такой отец-основатель. Им считается некий негритянский подросток, к месту и не к месту царапавший на стенах подземных переходов и давно не ремонтированных домов свою кличку Taki-183. Нью-Йорк, как известно, город большой, и, чтобы не путаться с повторениями, в обычаях тусовки было присоединять к кличке номер своей улицы. Taki жил на 183-й.

Мода распространилась, метку-подпись на стене стали называть тэгом. Обычные кривые царапанья, вроде «Здесь был Вася», постепенно превратились в орудие самовыражения. Каждый автор пытался выдумать что-либо позаковыристей, появились разные стили и цвета, кроме букв и цифр, стали рисовать картинки. Очень кстати пришлись баллончики с краской, прежде всего самодельные. А вот на кисть сразу было наложено табу. Замеченных в ее использовании ждал позор и изгнание из тусовки.

Тэг стал не просто меткой своей территории, но, как и брейк-данс, помогал выразить собственную крутость и уникальность. По накалу страстей соревнования между командами граффити вполне можно сравнить с бейсбольным чемпионатом. О войнах между бандами разных районов и стилей даже фильмы снимали.

Доморощенные художники называли себя бомберами. Со временем их внимание привлекла не только недвижимость, но также личный и общественный транспорт. Власти забили тревогу, наличие бомбы — баллончика краски в кармане — стало опасным преступлением, одного бомбера полицейские даже забили до смерти при задержании. Мэрия выделяла на борьбу миллионы долларов, строила вокруг линий метро высоченные заборы и закупала специальные машины для очистки вагонов. Но, несмотря на временные успехи, победа властям не досталась.

Под прессом властей бомбинг стал своеобразной формой революционной борьбы, участие в которой было не только опасным, но и престижным в молодежной среде. Бригады отважно бомбили прямо под носом у полиции, разбегаясь во все стороны при появлении опасности, или выбирали для граффити труднодоступные, но заметные места, откуда убрать рисунки не удавалось неделями и месяцами.

Третья ипостась хип-хопа — рэп — также, как граффити и брейк-данс, развивалась как средство самовыражения и самоутверждения. Корни рэпа глубоки, ритуальные перебранки присущи многим культурам. В том или ином виде они были у древних греков, скандинавских викингов, бедуинов и африканских черных племен. В негритянских гетто семидесятых такая форма соперничества просто не могла не возродиться, что и случилось.

Хип-хоп семидесятых объединил американских босяков. Несмотря на все междоусобные войны и конфликты, в одночасье образовалась культура всеобщей причастности и общности. Все плясали, бомбили, сводили рэп, конкурировали, и всем было дело до всех.

Хип-хоп жив и сейчас, и совсем не собирается умирать. (Правда, времена бескорыстия давно миновали, а хоповые ипостаси из протеста постепенно превращаются в направления массовой культуры и средство заработка.)

У хип-хоперов даже есть свой язык. Скажите, где найти «411 о 213»? 411 на сленге хип-хопа означает «информация», а 213 — «Калифорния», говорят у нее такой телефонный код. Так что 411 о 213 можно найти в Интернете, а может, в библиотеке. Как кому понравится.

Удачи.

Обновлено 17.04.2015
Статья размещена на сайте 14.02.2009

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: