Наташа Ростова Профессионал

«У вас товар, у нас купец...» Когда родилась профессия свахи?

Сравнительно недавно, между прочим. Не в седой древности — всего лишь в первой половине XIX века! Определяющим фактором при заключении брака испокон века была воля родителей. В древней литературе мы имеем свидетельства того, что о браке детей родители порой договаривались либо сразу после их рождения, либо даже еще до рождения.

И в этом, наверное, был смысл. Родители дали жизнь детям, обеспечили их благополучие. Устраивая будущее деток, они должны иметь в виду экономические последствия брака. Главное ведь — чтобы, живя-поживая, супруги добра наживали!

Но во все времена существовала любовь. Вот эта самая сердечная склонность Его к Ней и обратно. Мудрые взрослые знали и знают, сколь трагичны могут быть попытки противостоять этой склонности, намерение принуждать Его и Ее к тому, к чему сердце не лежит.

Потому издавна существовали формы добрачных контактов меж полами. Различные формы в разной степени все же помогали установить, насколько желателен, насколько перспективен может быть брачный союз для той или иной пары.

Еще «Повесть временных лет» свидетельствует о древлянском обычае — «умыкаху жены себе» «у воды». У воды — у источника, у реки, у колодца. А ведь и в XIX веке, и в начале XX века хождение «по воду» было любимым занятием для девиц, под это дело и коромысло существовало. Кто видел, тот знает: девушка, несущая на коромысле ведра с водой, элегантна и грациозна! Плюс к этому еще и в нарядных одеждах, и раскрашена-нарумянена: ведь не за водой идет — за женихом!

Вятичи, северяне, радимичи — тоже все славянские племена — устраивали «игрища межю селы». В процессе «плясания» на таких игрищах парни договаривались с девушками об «умыкании». Традиция гуляний, так называемых «хороводов», в процессе которых парень и девушка могли, выбирая спутника жизни, пообщаться вплотную, существовала многие века.

Бытовала и другая форма ярмарок невест, смотрин. Под вечер девицы (чаще — при родственницах замужних, пожилых) рассаживались на скамеечках у ворот своих домов, парни ходили мимо, присматривались, разговоры заводили…

Конечно, при всех возможностях изъявления сердечной склонности общение молодых людей корректировалось родителями или прочими родственниками. Подходящая кандидатура принималась, выбор одобрялся, не подходящая — осуждалась, контактам чинились препятствия.

Приметив друг друга на гулянье, молодые люди общались на «вечорках», встречались «под окном». Последняя форма — это когда девица сидит в своем доме у открытого окна, а парень, стоя «под окном», беседует с ней. Такие контакты, явное предпочтение, которым парень выделял одну девицу среди прочих, были сигналом: пора засылать сватов.

И вот эти самые сваты (которыми могли быть какая-нибудь пожилая родственница жениха, а также его отец, дядя) отправлялись от представителя «купца», жениха, к «владельцам» «товара» — в семью невесты, прекрасно зная, каким будет итог визита. Поскольку этот визит сватов был частью ритуала, все фразы в сценарии сватовства были вытвержены, обкатаны, освящены традицией. Сватовство не являлось формой заключения договора, а лишь — частью обряда.

Я не разделяю здесь деревенский и городской обычаи подготовки брака. До определенного времени особых различий не наблюдалось. Возникли же они лишь в XIX веке — с ростом городов, с развитием промышленности и увеличением занятой на заводах, фабриках, а также в сфере обслуживания рабочей силы.

Городскому жителю при его каждодневной занятости, не зависящей от природных условий и ритма сельхозработ, недосуг было выбирать себе невесту на гуляньях, балагурить с красавицами у колодцев… Да и какая купецкая дочь, в норме — содержимая за семью запорами, отправится с коромыслом по воду!

Вот так и возникла потребность в профессиональных свахах. Сваха, «сватунья» — как понятно из формы этого слова, это была женщина, желательно — пожилая, житейски опытная, бойкая на язык. Она собирала сведения о «товаре» и «купцах» — и курсировала меж домами возможных кандидатов в женихи и невесты.

В середине XIX века это явление — подготовка брака с помощью свахи-профессионала — было еще достаточно новым для общества. Сведения об этом дает архив Географического общества России, в котором сохранились для исследователей описания свадеб указанного времени.

На этот период таким манером заключалось менее четверти браков, притом и эта-то четверть приходилась на конкретные области России — Поволжье и Юг. Сообщения из других регионов — Севера, Северо-Запада — сведений о профессиональных свахах не содержали. А спустя пару десятилетий — годам к 1870-м — у свах уже существовала традиция: отправляясь «на работу», к родителям невесты, украшать себя особым знаком, яркой накидкой. То есть — появилось нечто вроде спецодежды!

Некоторое время сосуществовали два вида сватовства — новомодный и традиционный. Сваха-профессионал подыскивала пару, проводила переговоры о браке, а затем к невесте засылали уже «ритуальных» сватов из родственников жениха. Именно «ритуальные» сваты и говорили все положенные слова — о «товаре» и «купце», получали от семьи невесты «хлеб-соль» для жениха — в знак того, что предложение руки и сердца принято.

Именно эти сваты, а вовсе не та, которая реально поработала и получила за работу плату, участвовали в свадебном обряде. Профессиональная же сваха на свадьбу не приглашалась, никакую там функцию не исполняла.

Русская литература дает нам немало свидетельств о том, что все было именно так. Вспомните Гоголя, Островского, Чехова! «Женитьба» (1835−1836 гг.) Гоголя описывает нам становление института профессионального сватовства. Тогда профессиональные «Феклы Ивановны» еще только начинали свою благотворную деятельность.

Пьесы Островского, «Женитьба Бальзаминова» (1861 г.), например, и многие другие, свидетельствуют о широком развитии этого явления в купеческой среде. Кстати, там нередко фигурирует в качестве части платы свахе за труды — платок! Что, если та накидка, которую сваха надевала, идя в дом невесты, со временем просто трансформировалась в «свахин» платок как признак профессии, как «спецодежда»?

У Чехова же (1880-е гг.) есть занятная юмореска «К свадебному сезону». «Записная книжка комиссионера», фигурирующая здесь — это просто база данных клиентов, дело поставлено на поток. Сватовство — рутина, дело, организованное почти по-промышленному.

Для «чеховских времен» использовать сваху — старо, немодно. У Чехова просить руку и сердце сплошь и рядом является к родителям сам жених, притом — с непредсказуемым результатом! В общем же, ясно, куда идет прогресс в этой сфере — в сторону приоритета личности.

Вот так и сходил на нет «институт» свах. Но — не сошел! Поскольку очевидно же, что ни один из способов отыскивания себе пары не может удовлетворить всех и каждого. И потому остался жить один из способов — не такой уж старый, может быть — не такой уж добрый, но все ж себя показавший способ — прибегнуть к помощи профессиональной свахи.

Обновлено 6.05.2009
Статья размещена на сайте 26.04.2009

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: