Юрий Москаленко Грандмастер

Гарриет Бичер-Стоу: какая книга считается «самой революционной» в США?

5 июня 1851 года в вашингтонском еженедельнике National Era вышла первая часть повести «Хижина дяди Тома», подписанная Гарриет Бичер-Стоу. Открывалось повествование разговором «доброго» плантатора Шелби с работорговцем Гейли, которому он хочет продать своего лучшего негра дядю Тома в уплату долгов. Разглагольствуя о гуманизме, понимаемом весьма своеобразно, Гейли выражает точку зрения многих работорговцев: не следует, полагает он, продавать ребенка на глазах у матери, чтобы не было лишних слез и, таким образом, не портился товар. Не стоит также сильно их пороть, но и носиться особо не стоит — «доброта им боком выходит». В придачу к Тому Гейли просит продать ему Гарри, сына квартеронки Элизы, горничной хозяйки…

Повесть «зацепила» сразу…

Гарриет в юности была очень хорошенькой Сталкивание двух позиций, «доброго» и «злого» работорговцев, показалось читателям (а в своей массе они были ориентированы на отмену работорговли, это было специализированное издание), вообще безнравственным. Ведь что в лоб, что по лбу — речь-то идет не об отмене этого позора, а о том, как бы все смягчить. К тому же сама личность старого негра (да простят меня современные афроамериканцы, речь идет о событиях 150-летней давности, когда термина «афроамериканцы» еще не существовало) вызвала далеко неоднозначные оценки. По замыслу автора сама личность дяди Тома должна была вызывать если не умиление, то хотя бы горячее сочувствие, но все вышло по-черномырдински: хотели как лучше, а получилось, как всегда.

Этим во многом и объясняется «удлинение» повести. Сама миссис Бичер-Стоу планировала «уложиться» в шесть-восемь подач (повесть писалась, что называется, «с колес»), но страсти вокруг повести закипели такие нешуточные, что новоявленная писательница (вернее сказать, многодетная мамаша, которая рассказывала детям сказку на ночь с продолжением), вынуждена была ввязаться в дискуссии, на которые и давала ответ в каждой из последующих главах.

Все решили 30 сребреников?

А это одно из самых ранних ее фото Она сумела остановиться только в апреле 1852 года, спустя 10 месяцев, когда поняла, что дальше испытывать судьбу не в силах. С одной стороны она стала врагом номер один у плантаторов Юга, с другой — чернокожие жители Америки тоже не могли остаться довольными ее повестью хотя бы потому, что слишком уж щадяще Гарриет относилась к работорговцам. А эти обе стороны объединяло всеобщее негодование: по договору с редакцией за свою повесть миссис Бичер-Стоу получила ни много ни мало — 300 долларов, как ни крути, 30 долларов в месяц. Со времени написания Библии цифра 30 прочно ассоциируется с 30 сребрениками Иуды…

Но отвлечемся на некоторое время от этих перипетий и остановимся на личности самой писательницы. Гарриет родилась 14 июня 1811 года в семье известного богослова и проповедника Лимана Бичера. В семье существовал «семейный подряд», достаточно сказать, что пятеро братьев Гарриет пошли по стопам отца и стали проповедниками. Кстати, по существующей тогда традиции было определено количество детей из семьи, которым разрешено посещать школу. Так как Гарриет была одной из самых младших, ей не посчастливилось посещать школу, с нею занимались старшие братья и сестры. И когда она подросла, старшая сестра взяла ее в свою частную школу, она вела уроки с девочками, обучая их чтению и письму.

В 1832 году семья Бичер перебралась из штата Коннектикут в Цинциннати, куда отец Гарриет был назначен ректором Лейнской богословской семинарии. Как одно из самых ярких впечатлений детства у девушки был подвиг отца, который время от времени прятал у себя в доме беглых рабов. Но по-другому проповедник, наверное, и не мог поступать: он стоял на страже справедливости.

В возрасте 25 лет Гарриет вышла замуж за профессора Калвина Стоу. Ее муж был очень чадолюбивым, к 1850 году Гарриет была матерью семи разновозрастных детей. А ее мужа направили в Боуден-колледж, в штат Мэн.

Детские повести славы не принесли…

Афроамериканца мог осудить каждый... «Хижина дядя Тома» была далеко не первым произведением Гарриет. Она всегда любила рассказывать (сказалось учительское прошлое), так что дети охотно выслушивали фантастические истории из уст мамы. Она даже пробовала что-то печатать, но, увы и ах, эти повести оказались малоинтересны другим детям. Но однажды, когда она отправилась в церковь с двумя своими детьми, Гарриет услышала трогательную историю о судьбе старого негра. Она настолько была потрясена «подробностями», что при возвращении домой тут же заперлась в своем кабинете и начала лихорадочно писать. А потом спустилась на первый этаж к обеду и прочитала написанное своим младшим, которым шел двенадцатый и десятый год соответственно. Дети были потрясены, и один из них произнес, рыдая: «О, мама! Рабство самая жестокая вещь на свете».

А потом случилась оказия с вашингтонским еженедельником National Era, детское потрясение испытали сотни взрослых читателей. Гарриет нужно было срочно продолжать…

В общем и целом, повесть вызвала интерес в США. Число подписчиков газеты увеличилось, а в первый же год после выхода книги отдельным тиражом было распродано свыше 300 тысяч экземпляров. Наиболее реакционная часть общества потребовала от Бичер-Стоу разъяснений, и в следующем году появилась новая книга «Ключ к «Хижине дяди Тома». В ней автор привела ряд документов, подчеркивающих жестокое обращение плантаторов по отношению к афроамериканцам.

Большая война из-за маленькой книжки…

А так представляли жизнь чернокожих в США в Советском Союзе... По роковому стечению обстоятельств, в тот же год Конгресс США принял закон, по которому укрывательство беглых рабов становилось преступлением. Это еще подлило масла в огонь. В конце концов, дело закончилось гражданской войной, которая разразилась спустя 9 лет после выхода в свет книги. Авраам Линкольн, президент США, при встрече с Гарриет Бичер-Стоу был очень удивлен скромностью этой женщины. Он не удержался от восклицания: «И-за книжки этой маленькой женщины и разразилась Гражданская война». Замечу, что главным итогом войны стала отмена работорговли.

В России книга «Хижина дяди Тома"появилась в переведенном варианте в 1858 году, была напечатана и разослана приложением к журналу «Современник», и сразу же стала использоваться в борьбе с крепостничеством. А уж в годы Советской власти не было «повести желаннее на свете», потому что на каждый кивок американцев на отсутствие демократии в СССР, идеологическим противникам советовали перечитать повесть Бичер-Стоу. Мол, вы нам указываете, а сами негров обижаете…

А чтобы обо всех этих «безобразиях» хорошо знали советские дети, «Хижина дяди Тома» издавалась 59 (!) раз и была переведена на 21 язык народов СССР.

Дядя Том проиграл дяде Ване…

Такой любили изображать автора "Хижины дяди Тома" Что же касается самой Гарриет, то создать что-то равноценное «Дяде Тому»? в отличие от Антона Павловича Чехова, который после «Дяди Вани» написал «Вишневый сад», так и не удалось. Остальные ее книги повторили судьбу детских повестей и оказались невостребованными широкой публикой. Более того, когда в 1869 году Гарриет напечатала в одном американском журнале статью «Истинная история жизни жены Байрона», в котором обвинила великого поэта в прелюбодейном сожительстве со сводной сестрой, статья вызвала всеобщее негодование в Америке и Европе, а Бичер-Стоу напрасно старалась доказать, что права именно она, а не общество.

Гарриет дожила до преклонных лет, что и позволило некоторым книготорговцам в качестве автора книги приводить ее фотографию в пожилом возрасте. Это несло и некий психологический подтекст: пожилой женщине врать не с руки. А ведь книга была написана ею в самом цветущем возрасте — в 40 лет.

Скончалась Гарриет Бичер-Стоу 1 июля 1896 года в штате Флорида.

Обновлено 4.06.2009
Статья размещена на сайте 1.06.2009

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • В детстве рыдала над книжкой. Читала поод одеялом с фонарником, также, как и "Овода" - за одну ночь, правда, белую. В Карелии дело было

    Оценка статьи: 5

  • Хорошая книга, дети должны читать.

    А знаете, что я недавно узнала? Что дядя Том(реальный) прожил 111 лет....

    Оценка статьи: 5

  • И кто бы мог подумать, что меньше, чем через 200 лет афро-американец станет президентом этой страны?

    Оценка статьи: 5

    • Владимир, даже в лотерею есть шанс выиграть. Тем более, что приход к власти Барака Обамы не случаен. Белые решили подставить его, бросили, как кутенка, выплывать в кризис.
      Но зато потом туз будет в руке: мол, посмотрели? Убедились?

      • Юрий, безусловно, возможно и так, но кажется мне, что в самосознании черных все же произошел качественный скачок (это при том, что скрытая сегрегация все же существует)

        Оценка статьи: 5

        • Владимир Стецко, у них, ребята, самосегрегация, автосегрегация. А белые до сих пор свой галстук вины жуют: квоты для них установили льгтные при приеме на учебу и работу. А хотите немножко истории, как дело-то было. Как вы себе мыслите, что белые вплавь в Африку мотались на охоту за черными? Гонялись с ружьями за рабами? Ничего подобного. Африканец отлавливал африканцев, пленил их и доставлял в работорговые порты, куда за ними приходили покупатили живого товара, надзирал за ними в пути, истязал в трюмах, затем охранял с собаками на хлопковых плантациях. Он нес ответственность за свой товар, он же говорил на языке их племени, народности. История чернокожего движения об этом не любит вспоминать, умалчивает. Вина белых опосредствованная - они лишь покупатели живого товара через черного работорговца. А русский же помещик и в наследство получал, и жалован был с царского плеча людишками, и прикупал сам, и торговал людишками. После отмены крепостного права галстук от угрызений не жевал, а получил безземельного свободного мужика в новое рабство. Плантатор эксплуатировал практически иноплеменого дикаря, которого, наконец превратил в более-менее цивильного христианина, а потом и вовсе освободил и потомки плантатора наделили его правами гражданина США. С тех пор вот уже третий век белый человек испытывает чувство вины перед иноплеменным черным. Есть у кого-то данные о чувстве вины помещика-славянина и его потомков за крепостное рабство славянина? Был бы интересно узнать.

          Оценка статьи: 5

        • Владимир, спорить не буду, ведь выборы, как всегда, были по-взрослому! Если столько людей связывает надежды именно с Обамой, то почему бы нет. А что касается сегрегации, то, сами посудите, как бы тщательно не пряталось шило в мешке, острие все равно когда-нибудь да вылезет!

  • Отличная статья. Помню, в школе заставили прочитать эту книгу. Не произвела ни какого впечатления. Видимо, многие произведения, даже талантливые, интересны тогда, когда их сюжет актуален. 5+

    Оценка статьи: 5

  • читать дальше →



    А мне эта книга особенно дорога из-за трагического описания смерти маленькой Евы - ну как же, мёртвые девочки... Кста, в книге показано, что Ева к неграм особенно сочувственно относилась. Они ей дороже, чем родные, были. Необычный ребёнок. Это самое меньшее, что можно сказать о ней.

    Оценка статьи: 5

    • Денис, Михалков, безусловно, талант. Особенно натуралистика, как к негру лезут пальцами в рот, чтобы пересчитать зубы.
      А для Евы эти ребята были большие черные блестящие игрушки. Они-то готовы были выслушать слова сочувствия даже от маленькой белой девочки! Она отвечала им вниманием на внимание...

  • Лаура Ли Лаура Ли Грандмастер 5 июня 2009 в 04:15 отредактирован 5 июня 2009 в 04:15

    Было интересно знаешь чем? Сравнением былого хитизма романа и его автора с нынешней закатанностью под асфальт памяти этого феномена. Причем не только читающими белыми, но и радикальными черными. Ни одной ссылки на нее у великого Мартина Лютера Кинга, а дети-то его вообще, небось, и имени ее не слышали. Тут с его-нашей пресловутой I have a dream сынуля на вопрос какая у него мечта ляпает: " хочу разбогатеть и не работать уже никогда". Парадокс хижин дяди Тома и дворцов обетованых. Юра, с интересом читается. Но к дурным мыслям приводит.

    Оценка статьи: 5

    • Лаура, что делать, что делать!
      Время не стоит на месте.
      Теперь уж ни хижин, ни рабской покорности афроамериканцев. Кстати, Лаура, мне все время кажется, что именно они сегодня чувствуют себя настоящими хозяевами Америки. Это дитя так долго носили на руках, что оно окончательно избаловалось? Или я в корне не прав?
      Нет, я, конечно, достаточно толлерантен, но когда я увидел, что зимой в центре Стокгольма лед на катке рассекают в подавляющем большинстве африканцы, мне как-то вспомнилась русская народная пословица: "Где родился, там и сгодился!"
      А вообще когда одни живут исключетельно за счет других - это не есть вери гуд...

      • Юрий Москаленко, Все так. Процент белых заключенных равняется 4%. Причина - нахлебничество, праздность, патологическая лень. У нас есть неполиткорректный анекдот: какова мечта белого протестантского американца? Черные погрузились на корабли и отправились обратно в Африку. Но у каждого под мышкой по еврею. Тут за такой можно сесть точненько как при Виссарионовиче, но со своими поржем. А что касается Обамы, то еще ничего замечательного для страны он не сделал, кроме своих выборов. Обычно мы судим через год-полтора. Пожуем, увидим.

        Оценка статьи: 5

  • Мужественная женщина. 5!

    Оценка статьи: 5