Константин Кучер Грандмастер

Могут ли воевать глухонемые? Об одном уникальном подразделении Армии Крайовой

Возникшая в 1942 г. на базе подпольного Союза вооружённой борьбы Армия Крайова (АК) — основная, самая крупная и наиболее известная организация польского Сопротивления, вооруженные формирования, действовавшие во время Второй мировой войны на довоенной территории Польши и подчинявшиеся лондонскому эмиграционному правительству.

Dmitrij Skorobogatov Shutterstock.com

Как и у любой армии, у Армии Крайовой была своя организационная структура, складывавшаяся из традиционных воинских частей и подразделений, таких как отделение, взвод, рота, батальон. Естественно, что любая войсковая часть, начиная со взвода, имела свой номер. Например, у сформированного в начале 1942 года и принимавшего участие в Варшавском восстании Словацкого взвода был номер 535.

Был в Армии Крайовой и взвод с порядковым номером 1107. Вроде бы ничем не примечательные, самые обычные цифры. Посмотрел на них и буквально через пару минут забыл. Да, если говорить о цифрах, то, наверное, так оно и есть. Но в реальной жизни за цифрами обычно стоят люди. Живые люди. Пусть даже их и называют бойцами Сопротивления, солдатами подполья или повстанцами.

Любое воинское подразделение прежде всего состоит из людей. Без них, будь то взвод, рота или батальон — это просто номер, название, но никак не боевая ударная сила. Естественно, солдаты были и во взводе № 1107. Вот только это были не обычные бойцы польского Сопротивления. Дело в том, что это был взвод… глухонемых.

Его, вернее, подпольную группу из 20 человек, в 1941 году организовал из своих учеников Веслав Яблонский (подпольный псевдоним «Лушчиц» — «Псориаз»), преподаватель физической культуры варшавского Института глухонемых и слепых. Изначально группа вошла в состав Союза вооруженной борьбы, а после его преобразования в Армию Крайову, став составной частью — отдельным взводом № 1107, её подразделения «Секира» («Топор»).

Как и в любой армии мира, бойцы взвода принимали присягу. Единственно, поскольку говорить глухонемые не могли, то принимали они её на языке жестов. В основном бойцы взвода выполняли задания по распространению подпольной печати (журналов, листовок) и транспортировке оружия. У каждого из них были документы, подтверждающие их инвалидность, а на рукаве — повязки с надписью «Taubstummе» («Глухонемой»), что позволяло им практически беспрепятственно передвигаться по всей Варшаве. Немцы, не подозревая, что глухонемые могут быть бойцами польского Сопротивления, их даже не обыскивали.

1 августа 1944 года началось Варшавское восстание. После нескольких дней боев взвод глухонемых стал 2-м взводом 3-й роты батальона «Милош», входившего в группировку, которой командовал подполковник «Славбур». На тот момент взвод насчитывал 50 бойцов, среди которых были и люди без дефектов слуха. Но глухонемые составляли большую часть личного состава подразделения. В разное время их было от 26 до 33 человек. В том числе три женщины!

Одним из рядовых бойцов взвода был русский по имени Николай. Кроме имени, на сегодняшний день известна и фамилия этого повстанца — Козырев. Но, к сожалению, это пока всё, что мы знаем о нём.

Взвод глухонемых сражался в центре Варшавы — в районе южного Сьрудмесьца. Его бойцы участвовали в боях за гимназию Королевы Ядвиги, здание Союза Христианской Молодежи и в других, не менее ожесточенных сражениях Восстания.

После того, как 2 октября генерал Коморовский («Бур») подписал условия капитуляции, бойцы взвода частью вышли из Варшавы вместе с гражданским населением, частью попали в плен, в лагерь «Санбостел» в окрестностях Бремена, откуда были освобождены уже весной 1945 года английскими войсками.

Вот небольшая информация о некоторых бойцах взвода глухонемых, которую мне удалось отыскать в польских источниках:

Рядовой (стрелок) Казимир Суловский , псевдоним «Присматривай» (Чувай — Czuwaj).

В Армии Крайовой с 1942 г. Участвовал во всех боях, в которых сражался взвод, и в защите захваченных повстанцами объектов. Был ранен, получил ожоги 1 степени после взрыва зажигательной бомбы и некоторое время находился в повстанческой больнице на Аллеях Уяздовских (Ujazdowskich). После капитуляции доставлен в лагерь Сандбостел Х В (Sandbostel XB) в районе Бремена как военнопленный номер 223523.

Рядовой (стрелок) Станислав Гайда , псевдоним «Роща» (Гай — Gaj).

Олимпиец. До войны, в 1939 году, защищал цвета польского флага в Стокгольме в беге на 5 и 10 км. В Армию Крайову его 27 июля 1944 года привлек заместитель командира взвода — подпоручика Веслава Яблонского — капрал «Иго» (глухонемой Казимир Влостовский).

Участвовал в атаке на здания гимназии Королевы Ядвиги и Союза Христианской Молодежи, оборонял важные пункты сопротивления: виллу Пневского (Pniewskiego) и здание китайского посольства.

В середине августа обнаружил в теплице Института глухонемых и слепых место, где «Иго» после капитуляции Варшавы в сентябре 1939 года закопал ящик с пятьюдесятью пистолетами.

Во время атаки на здание Союза Христинской Молодежи на улице Конопницкой Станислав, вместе со вторым глухонемым — Хенриком Насиловским, псевдоним «Красный» («Червоны»), заметили, что несколько немцев через окна выскочили из здания. Вооруженные только гранатами, повстанцы неожиданно напали на немецких солдат сзади и убили практически голыми руками. Их трофеями стали две винтовки Маузер и автомат Шмайсер.

В последние дни Восстания, во время налета и бомбардировки немецкой авиацией района площади Трех Крестов, получил контузию, его левая нога и правое плечо были засыпаны землей и щебнем. После капитуляции Восстания, вместе с воспитанниками Института глухонемых был эвакуирован в сельскую местность в окрестности Еджеюва (неподалеку от Кракова). 19 января 1945 вернулся в Варшаву.

После войны был неоднократным чемпионом Польши в беге на 5 и 10 км.

Рядовой (стрелок) Франтишек Зоненберг , псевдоним «Ольза» («Olza»).

В первые дни Восстания удерживался немцами в качестве заложника в подвалах Национального Музея. После освобождения пробрался в Институт глухонемых и слепых. Добровольцем вступил в Армию Крайову. Воевал во взводе глухонемых до самой капитуляции.

Капитаном «Рейдем», командиром 3 роты батальона «Милош», вторым взводом которого во время Восстания был взвод глухонемых, награжден Крестом Доблестных.

После капитуляции Восстания вывезен в лагерь для военнопленных Санбостел Х В (Sandbostel XB), где находился до освобождения английскими войсками. В Польшу вернулся в 1946 г.

Обновлено 22.09.2017
Статья размещена на сайте 30.07.2013

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Это воспоминания Елены Щабинской (Моджеевской) подп. псевдоним Дзидка (ps. "Dzidka") связной и санитарки взвода "Колос" (Kłos) роты "Рейд" (Reda) батальона "Милош"(Miłosz). Той самой роты и батальона, в которые другим взводом входил взвод глухонемых. Они показались мне интересными не только благодаря упоминанию о совместной со взводом глухих атаке на казармы в здании гимназии Святой Ядвиги (вечер 4 августа 1944 г.), но и потому, что в них есть очень яркие детали повстанческого быта и они многое рассказывают о тех, кто тогда, в августе-сентябре 1944 г., сражался в Варшаве. Молодые парни и девчонки, практически не знакомые даже с воинскими азами. Ночью выдвигаются на новую позицию и вместо того, чтобы провести хотя бы минимальную рекогносцировку местности, начинают играть на пианино и петь «Варшавянку», тем самым, демаскируя своё местоположение. И… Взвод несет первые потери. В общем, читайте!

    Местом дислокации взвода "Колос", в который я прибыла вместе с подругами, стал театр "Новости" по ул. Мокотовской (Mokotowska), 73.
    Взвод формировался за счет добровольцев: молодых и старых, мужчин, женщин, и даже... детей. Нас становилось все больше. Но вот оружия почти не было.
    За нами, девушками, организация тылового обеспечения и кухни. Мы стараемся приготовить для всех хоть что-то съедобное из того провианта, что приносили жители окрестных домов и улиц. Мы же собираем и перевязочные средства.
    Во дворе нашей штаб-квартиры (театр "Новости" по ул. Мокотувская, 73) мы складываем оружие и торжественно принимаем присягу: "Перед лицом Бога Всемогущего и Святой Девы Марии, Королевства Польской Короны, я кладу свои руки на этот Святой Крест, знак Муки и Спасения, и присягаю быть верным моей Отчизне, Польской Республике, нерушимо стоять на охране Ее чести и за освобождении Ее из неволи воевать изо всех сил – даже ценою собственной жизни". Мы получаем удостоверение личности AK, принимаем псевдонимы, которые сами и придумали: Ачка, Крыся, Коперник, Алюся, Кукла, Нютка и Дзидка (это - я) ("Aćka", "Krysia", "Kopernik", "Alusia", "Кукла", "Niutka" и "Dzidka"). Получаем фабричные комбинезоны - большие, так что нам надо подворачивать рукава и штанины - но нам нравится, что мы все в одинаковом обмундировании. Мы будем выполнять функцию связных, но нас готовят и к оказанию первой помощи раненным. Парни обещают научить нас пользования оружием и гранатами.
    4 VIII вечером наш взвод вместе со взводами Брадла (Bradla) и глухонемых бросают на штурм казарм в здании гимназии им. Королевы Ядвиги (Jadwigi) у площади Трех Крестов. Здание взято. Потушен пожар, подожженный отступающими немцами. Заняты "итальянские дома" на ул. Болеслава Пруса и здание с кинотеатром "Наполеон". Ночью мы переносим продовольствие, добытое в казармах к театру, - у нас на какое-то время есть еда.
    Начинается вылазка в направлении Княжеской улицы. Через территорию садов и парников Института Глухонемых и Незрячих мы доходим до "музыкального дворца". Команда в составе 12 бойцов без борьбы добирается до него. На первом этаже со стороны занятого немцами здания Союза Христианской Молодежи (YMCA) мы оборудуем позицию для ручного пулемета. Кто-то начинает играть на пианино, мы поем "Варшавянку". Тем самым мы создаем много шума. Немцы обнаруживают наше место расположения, но ждут, чтобы кто-то выглянул, появился в их поле зрения. Подхорунжий Войтек ("Wojtek") становится их первой жертвой, в него попадает пуля дум-дум, которая разрывает ему легкие. Смерть наступает мгновенно. Крыся ("Krysia"), не зная, что Войтек уже мертв, выбегает за носилками. Не ориентируясь на местности, попадает под обстрел пулемета. Она очень тяжело ранена тремя пулями. Одна из пуль почти отрывает ей левую руку. Вечером, через парники и дыру в стене, мы переносим "Krysię" в больницу, что расположена в моей бывшей школе на улице Хожей, 13.
    Наши первые погибшие. Войтека, 21 год, похоронили ночью, на территории Института, здесь же у дворца.
    Я на минутку забегаю в больницу проведать Крысю. Она держалась очень отважно - перелом наступил, когда узнала о необходимости ампутации руки... После ампутации очень быстро вернулась в форму и даже поддерживала дух других раненных – они заражаются её настроением и бодростью. Моя подружка уже калека...
    (...)В первое воскресенье Восстания мы участвуем в торжестве походной Мессы Святого Духа во дворике нашей штаб-квартиры.
    Ночью союзники сбрасывают грузы. Контейнеры падают на парашютах на площадь Трех Крестов неподалеку от Брацкей (Brackiej). Поврежденные винтовки типа Маузер с погнутыми стволами переданы на так называемый завод "филипинек" (filipinek), что находится на ул. Вороньей (Kruczej).
    (...)12 VIII перед полуднем немцы отбивает занятую нами накануне территорию перед больницей Святого Лазаря. Пополудни мы возвращаем её и усиливаем посты, чтобы контролировать улицу Княжескую для поддержания связи между Чернякувом и Старем Мястом (центром города). Эта территория длительное время переходит с рук в руки, но мы контролируем Княжескую.
    (...)Погибает наша самая молодая связная, десятилетняя Мики... Она была вместе с бойцом Яйко в окопе напротив больницы, там её настигла немецкая пуля. Мы хороним Мики во дворике дома на Княжеской, 7, где она жила. Её мать в отчаянии.
    (...)Мы совершаем вылазку достаточно далеко на территорию больницы, т. к. внизу у ограды от стороны ул. Смольной растут помидоры. Эти экспедиции смертельно опасны, но искушение сильнее страха, потому что мы болезненно чувствуем нехватку фруктов и овощей.

  • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 3 августа 2013 в 01:50 отредактирован 3 августа 2013 в 01:52

    Cтатья понравилась политической нейтральностью: всё чисто по фактам, без упрёков.

    Интересно, каковы потери немцев в этой "польской кампании"? Которую так цинично спровоцировали "захватом" радиостанции, переодетыми в польскую форму.

    Когда читаю об этой польской трагедии, всегда слышатся щемящие строки песни Барбары Брыльской(?):

    "...И только маки на Монто Касимо // алеют кровью погибших здесь солдат."

    • Сергей Дмитриев,
      "...И только маки на Монто Касимо // алеют кровью погибших здесь солдат."

      - Кажется, это пела Анна Герман.
      Она, хоть полька только по выбору, была более патриотически настроена.
      А Б.Брыльска, без обид, более, так мы бы сейчас сказали - "селебритка".

      • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 3 августа 2013 в 20:52 отредактирован 3 августа 2013 в 20:57

        Витэк Виндекс, мне въелась фраза первая дама польской ][Iэстрады Барбара Брыльска , поэтому я на неё и грешу. И с оказией. Каковы были потери с польской стороны во время польской кампании РККА ? Не лишне бы привести, а также по молдавской кампании.

    • Сергей, отвечая на Ваш вопрос, на мой взгляд, надо отметить, что Вермахт, превосходя Войско Польское по всем основным военным показателям, в сентябрьской компании 1939 г. получил со стороны польских вооруженных сил сильный отпор, который был для немцев полной неожиданностью. Германская армия потеряла около 1000 танков и бронемашин (почти 30 % всего состава), 370 орудий, свыше 10 000 военно-транспортных средств (около 6000 машин и 5500 мотоциклов). Люфтваффе лишилось свыше 700 самолетов (около 32 % всего состава, участвующего в кампании) (1).

      Потери Вермахта в живой силе по мнению польских источников составили 45 000 убитых и раненых.(2) Иные историки(3), немного разнясь в цифрах, более подробно расшифровывают потери Вермахта в ходе польской компании: от 8 082 до 16 343 убитыми, 27 280 — 34 136 ранеными, 320—5029 человек пропавшими без вести. Потери союзников Германии, словаков, составили 18 человек убитыми, 46 ранеными, 11 человек пропало без вести
      По данным польских военных историков Чеслава Гжеляка и Хенрика Станьчика (4) в боях с Вермахтом погибли около 63 000 польских солдат и 3300 офицеров, 133 700 были ранены. Около 400 000 попало в германский плен, и 230 000 в советский.

      По времени Польская кампания оказалась всего на неделю короче Французской, хотя силы англо-французской коалиции значительно превосходили Войско Польское как по численности, так и по вооружению.

      Источники информации:
      (1)Анджей Гарлицкий. «История 1939—1997 / 1998. Польша и мир», Варшава, Научное издательство «Scholar», 1998, стр. 22, 28
      (2) Ян Жак, Ежи Топольский, Лех Третьякович, Антони Чубинский. «История Польши», Варшава, Государственное Научное издательство, 1975, стр. 766—776
      (3) Wojna Obronna Polski 1939. — Warsaw: Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, 1979. — P. 933.
      (4) Чеслав Гжеляк, Хенрик Станьчик. «Польская кампания 1939 года. Начало 2-й мировой войны», Варшава, изд. «Ритм», 2005, стр. 5, 385

      • Мне кажется, немецкие гос.данные более достоверные:
        17.469 Tote =убитых, 323 Vermisste =пропавших, 36.995 Verwundete =раненых
        Wehrmacht Zentralstatistik, Stand 30. November 1944, Bundesarchiv-Militärarchiv Freiburg (BA-MA RH 7/653)

        Раз про союзников вермахта заговорили, нельзя забывать про более мощного, точнее про его потери, "операции полицейского типа" как выразился минкульта Мединский:
        Боевые потери РККА во время польской кампании 1939 года, по данным российского историка Григория Кривошеева, составили 1173 человека убитыми, 2002 ранеными и 302 пропавшими без вести. В результате боевых действий потеряно 17 танков, 6 самолётов, 6 орудий и миномётов и 36 автомашин.
        Потери в технике танковых и механизированных бригад РККА составили 42 бронеединиц — из них 26 по Белорусскому фронту и 16 по Украинскому, было потеряно до 9 самолётов.
        По данным польских историков, Красная Армия также потеряла 150 бронеавтомобилей и 20 самолётов [Анджей Пачковски, Павел Совински, Дариуш Стола. Поляки на фронтах Второй мировой войны. Кампания 1939 года]

  • Константин, с огромным уважением к доблести "просто участников" Варшавского восстания...
    Нельзя ли облегчить травму Станислава Гайды ("Гая") - с раздробленных руки и ноги на перелом руки и ноги?
    Может быть Вы как-то неправильно перевели? Или перепутали?
    Дело в том, что и в наше время при раздробленных конечностях рекомендуют ампутацию - часто даже при быстрой госпитализации.
    В условиях Варшавского восстания человек, засыпанный при бомбежке, с раздробленными рукой и ногой в лучшем случае потерял бы и руку и ногу. А скорее всего - умер бы от гангрены.
    А если это был "просто перелом" - то возможно и излечение и даже участие в соревнованиях по бегу после войны.

    Оценка статьи: 5

    • Спасибо, Игорь, за внимание к этой статье. Вы совершенно правы. Моя ошибка.
      Вот оригинал того кусочка из статьи Эдварда Гуры "Глухонемые в огне боев" (Edward Gora "Głuchoniemi w ogniu walki"), который взывал у Вас справедливые нарекания:

      W ostatnich dniach Powstania, w czasie nalotów samolotów bombardujących rejon placu Trzech Krzyży, został kontuzjowany na skutek przywalenia ziemią i gruzami lewej nogi i prawego ramienia.

      Более точный перевод (абсолютно точного, понимаете, быть не может, т. к. каждый переводчик "видит" переводимый текст по-своему), наверное, будет выглядеть примерно так:

      В последние дни Восстания, во время налета и бомбардировки немецкой авиацией района площади Трех Крестов, получил контузию, его левая нога и правое плечо были засыпаны землей и щебнем.

      Вы правы, оригинал ничего не говорит о раздробленных руках и ногах. Более того, он не упоминает и переломов. Мои извинения за то, что невольно я ввел в заблуждение и Вас, и других читателей. Сейчас попрошу редакторов подправить это предложение. СПАСИБО!

  • Константин Кучер Константин Кучер Грандмастер 31 июля 2013 в 15:17 отредактирован 1 августа 2013 в 12:41

    Естественно, в Польше хорошо помнят о Взводе глухонемых и его бойцах. Как иллюстрацию этого факта, хотел бы привести перевод небольшой заметки, размещенной 2 мая этого года на портале города Калиш (Калиш - самый старый город Польши (Великопольское воеводство, 250 км на запад от Варшавы). Более 108 тыс. жителей. Лежит на реке Просна):

    О том, что имя Взвода глухонемых AK будет носить Специальный учебно-воспитательный Центр (СУВЦ) № 2 на ул. A. Кордецкого (Kordeckiego) калишцы решили ещё в феврале. Но только сегодня (02.05.2013 г.) состоялось официальное торжество, в котором участвовали воспитанники центра, их родители, дирекция, работники, а также власти города и ветераны Варшавского восстания. Участники отстояли святую мессу в костеле святого Николая (1), а потом промаршировали улицами Калиша к городскому Центру Культуры и Искусства. По пути возложили цветы к мемориалу, увековечивающему память о солдатах Армии Крайовой.
    В СУВЦ состоялся показ фильма об отважных глухонемых солдатах, принимавших участие в подпольной деятельности во время II Мировой войны. Помимо выполнения задач службы связи, бойцы взвода перевозили листовки, документы, конспиративную прессу, а также части радиоприемников и оружие. 27 июля 1944 года Взвод глухонемых, по прямому распоряжению командования AK принял участие в подготовке к Варшавскому восстанию. Во взвод вступили новые глухонемые добровольцы. На момент начала восстания во взводе насчитывалось 29 повстанцев.
    - Сегодня мы принимаем имя Взвода Глухонемых Армии Крайовой. Мы понимаем, какая огромная ответственность ложится на нас и хотим достойно носить имя тех, кто будучи инвалидами, отважно сражались за свободу нашей Отчизны. Для которых патриотизм и готовность к самопожертвованиям не были пустыми словами - сказала Екатерина Хыбш (Hybś), директор калишского Специального учебно-воспитательного Центра № 2. – Нам хотелось бы, чтобы доблесть глухонемых варшавских повстанцев, дала нам дополнительную мотивацию для выполнения больших и важных задач. Мы хотим, чтобы воспитанники калишского центра, которые не слышат, боролись за достойное место в нашем обществе.
    Центру был передан флаг, сшитый родителями его воспитанников. Присутствовавший на торжестве мэр Калиша Януш Пемухеж (Pęcherz) выразил всем наилучшие пожелания по случаю торжества и от имени властей города подарил центру новый ноутбук.
    ++++++++++++++++++
    1 - Собор св. Николая построен в 1253 году благодаря князю Болеславу Пиоусу