Юрий Алиев Профессионал

Кот в сапогах, или Как победить великана?

Дело было по весне, на французской стороне. В славном городе Париже, сей же час, откинув лыжи, сбросив жизни бремена, отпустивши стремена, помер лавочник один: аферист и сукин сын. Не успели на погосте отойти от мяса кости, как детишки и вдова, слезы вытерши едва, разыскали завещанье — огласили содержанье.

Из наследственных бумаг стало ясно, кто дурак. Старший сын получит дом. Средний — лавку и бакшиш, младший в виде исключенья получил один лишь шиш. Как всегда бывает в деле, при вещественном разделе, есть такие, кто считают, что их сильно обижают. Младший сразу лезет драться, за имущество сражаться. Как же так, чем я вас хуже: вам вон все, а мне вон кукиш. Ясно ж всем, как дважды два, что нарушены права. Я бы очень был бы рад, если б мне вы подарили самогонный аппарат. Братья очень разозлились: угрожали, матерились. От семейных от щедрот был подарен братцу кот. Чтобы, значит, справедливость в завещанье соблюсти, и гармонию в семействе наконец-то обрести. Младший, видит это дело, чешет репу, чешет тело. Взял кота и дал зарок: не вернусь на сей порог. И желаю на века: чтоб вы сдохли, тэчека.

Получивший ускоренье кот, от мощного пинка, скрылся где-то в стратосфере. Брат пинал наверняка. Подобравши сук покрепче, помолился и замолк, поудобней повертелся, чтобы мыло и веревка подвели судьбы итог. Но видать, не вышло время, не сложились звезды так, чтобы наш несчастный малый жизнь закончил как дурак. В это время из небес, прямо в точку отправления, точно как по джи-пи-эс, по пути ломая ветки, кот упал в тот самый лес.

- Это как же, как же, барин? Я ведь кот, а не Гагарин. И за что меня пинал — из моих кошачьих жизней ты одну уже отнял. Ты ведь даже ни полсловом не обмолвился со мной. Знай, что я тебе полезен исключительно живой. Ты давай, слезай с петли: вымой рожу, нос утри. И давай с тобой обсудим, сколько будет два плюс три. Как при нашем-то раскладе не пришлось нам горе мыкать, побираясь «христа ради».

- Ей же чудо, боже ж мой: говорящий кот живой. Что ж ты раньше не болтал, я б давно тебя продал. За такую аномалию взял бы сумму я немалую. Что сказать тебе хочу: ты того, постой-ка смирно, я мешок приволочу.

- Нет уж, кукиш. Жизнь моя теперь стоит три рубля. Мои светлые мозги ты, брат, трогать не моги. А коммерческую жилку разработать помоги. Для раскрутки механизма нужны только сапоги. Будут красные сапожки — будешь сыт, одет и точка. Так что ты давай побегай, я в лесочке подожду. Чтоб к вечерним петухам быть мне красным сапогам.

- Барсик, ты ж моя голуба — знать тебя мне бог послал. Без тебя я «дал бы дуба», неудачный был финал. Ты меня не подведи. Чтобы все как обещал: домик, яхту и причал. Я теперь управлюсь ловко: буду к ночи — жди с обновкой.

Дело к вечеру подходит — кот с дороги глаз не сводит. И дождался, наконец:
- Ай да, Жак. Ах, молодец. Сапоги мне в самый раз: в профиль, так же и в анфас. Ну и я тебе сгожусь: жди меня и я вернусь. Подожди меня чуток, я пошел на отработку своих новеньких сапог.

Распрощавшись, наконец, кот метнулся во дворец. Он подходит к самой страже и нахально говорит:
- Мне сегодня назначали в восемь тридцать аудит. Передайте вы царю, дескать, я его фактуру исключительно люблю. Я прошу, чтобы меня пропустили в терема. Полномочный представитель я соседнего царя. И пока идет доклад — я покушать был бы рад. Поднесите хоть горбушку, но намажьте мармелад.
Стража быстро обернулась, доложила и вернулась:
- Уважаемый посол — царь вас ждет, накрыт там стол. Вот от этих вот ворот, прямо в третий поворот, перейдете тротуар — всех вам благ, аревуар.

Поплутав по коридору, он предстал цареву взору:
- Здравствуй, сударь-государь. Я посланец от соседей, там ведь тоже есть свой царь. Приглашает он вас в гости: на селедку да на чай. Говорит он, что для вас балычка чуток припас. Если скушать его с пивом — это будет в самый раз. Ну, а если вы поститесь — есть и редька, есть и квас. В общем, вот вам телеграмма — распишитесь и до нас.
- Ну, такое начинанье грех оставить без вниманья. Передай от нас царю: гран мерси, благодарю. Завтра ровно в восемь тридцать жду от вас я экипаж.

Неприметною тропой темной ночью в лес глухой кот вернулся, потревожив местной фауны покой.
- Жак, хозяин. Я вернулся — дай поесть, а то загнусь я. Мне пришлось помногу бегать — не успел я пообедать. Значит, план у нас такой — сейчас поесть и на покой. Ну, а завтра поутру нас позвали ко двору. В общем, только не зевай, ты теперь все больше слушай, реже рот свой открывай. Если что я утверждаю — ты головкой-то кивай. С важным видом соглашайся, только первым не встревай.

Утром, наскоро побрившись, из реки водой умывшись, похлебавши суп пустой, наша пара устремилась нарушать царев покой.
- Эй, там, стража, не зевай и калитку открывай. Аль не видишь, что за птица поутру к царю стучится? Здравствуй, царь. Случилось горе — рано утром, в чистом поле, экипаж наш был взят на абордаж. Обобрали подчистую, все забрали — даже сбрую. И подарки унесли, те, что мы тебе везли.
- А какой подарок был?
- Аметист, бриллиант, берилл. Кроме этого немало драгоценного металла.
- Жалко ваших подношений. Это было бы хорошим знаком наших отношений. Да, прескверные дела. Ну да черт с ним, позабудем — голова то хоть цела?
- Да, и эта голова шлет вам теплые слова. Чтобы вы, царь, не болели — дольше спали, больше ели. Государева казна чтоб всегда была полна. Если вы соизволите, то закладывать велите. Пусть заложат экипаж — мы поедем сей же час. Пожуем там с утречка мы икру и балычка.

Через час, в чужом наряде, да при полном при параде, крикнув кучеру «пора», экипаж со всею свитой выезжает со двора. Кот поспешно извинился, дескать, водкой отравился — вы езжайте без меня, я отправлюсь чуть попозже, догоню вас у плетня. И как только экипаж скрылся с глаз, то сей же час кот помчал быстрее ветра в направлении кареты. Развивая скорость звука, он помчал стрелой из лука.
Впереди поля пшеницы, гречки, риса, чечевицы. И на каждом из полей он просил у косарей:
 — Мужики, для вас подарки — сала шмат, с горилкой чарки. Все берите, угощаю. Именины — наливаю! Мимо ехать будет царь, спросит, как бы между дел: — Чей земельный тут надел? Вы скажите, что земля, реки, озеро, поля — это частное владенье Карабаса-короля.

Всех таким макаром встретил, всем налил, везде отметил. Впереди в листве густой видит замок он большой. В замке, в полном одиночестве, жил-был царь, его высочество. Он был страшен, как верблюд, великан и нравом крут. Оттого и жил один, что опасно рядом с ним. Он любые организмы убивал за пять секунд.

 — Эй, огромный великан, что стоишь, как истукан? Иль не видел ты котов, или думаешь, что лучше: отбивная или плов. Вам еще не доложили? Мало мяса — одни жилы.
 — Экий прыткий организм, как заморский механизм. Ты с какого вышел леса? Надо мне тебя на части разобрать для интереса. Ну-ка, серый, подь сюда — ты мне враг или еда? Признавайся, ты на кой нарушаешь мой покой? Или ты ослаб глазами, почему же ты не видишь тут дубинки под рукой. Я ведь если захочу, не вставая даже с места, в пол тебя заколочу.

 — Ой, ой, ой, уже боюсь: я от ваших только криков скоро, чувствую, загнусь. Великан, скажи на милость, как такое получилось, что такие габариты ты пронес через калитку. Ведь, по правде говоря, там всего-то хватит места для овцы и глухаря.
 — Ха, ха, ха, ой насмешил. Неужели непонятно, что я чудо совершил. Я, уж знаешь ты иль нет, не обычный людоед. Как-то в прошлом, между дел, одного я мага съел. И от этого всей силой, скрытой в нем, я завладел. И теперь, будь моя воля, я могу хоть сей же час превратиться в контрабас.

 — Извиняюсь за нахальство, только что же за бахвальство. «Я могу, да, я такой» — так небось и каждый может, раз дубинка под рукой. А вот ты, не глядя в книжку, превратиться тут же в мышку, смог бы или это чудо не под силу вам покуда?
 — Ой, умора. Ой, балбес. Не туда ты, брат, залез. Что мне мышка, я могу стать цветочком на лугу.
 — Ну, цветком и я бы смог, подучился бы чуток. А вот мышка — тут уж «вилы». И тебе, брат, не под силу.
 — Эй, смотри сюда, наглец. Разозлил меня в конец — я сейчас побуду мышкой, а потом тебе капец. Мне твоя противна рожа — все, ты больше не жилец.

Великан руками машет, шепчет что-то, быстро скачет, превращаясь не спеша в натурального мыша. Медлить было не с руки — кот расправил коготки, плотоядно облизнулся, подскочил, и в тот же миг мышь издал предсмертный крик. Кот наш очень торопился, не жевал, глотал, давился — нужно было поспешать, чтоб к приезду экипажа все здесь быстренько убрать.
Дальше было как по маслу: охи, ахи, реверансы. В соответствии с сюжетом, закруглимся мы на этом. Скажем только, что потом породнился Жак с царем. В этот радостный момент объявляю «хэппи-энд».

2007 © juriy

Обновлено 22.01.2008
Статья размещена на сайте 4.07.2007

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: