Константин Кучер Грандмастер

Фильм «Большой забег». О чём рассказал зрителю Ежи Домарадский?

Один раз я видел этот фильм. Уже не помню — когда, где. Скорее всего, в 1987-м, когда «Большой забег» (Wielki bieg) Ежи Домарадского получил приз Союза Советских Кинематографистов на XV Московском международном кинофестивале. Думаю, именно в это время ограниченным количеством копий фильм и попал в Союз. Навряд ли он выходил куда дальше, за пределы Москвы.

Кадр из фильма. Стефан Будны (Тадеуш Брадецкий) Народная фильмотека, http://fototeka.fn.org.pl

Почти тридцать лет прошло, а поди ж ты… Помнится. Наверное, не просто так. Видимо, что-то важное и значимое для себя я увидел тогда. Что? Попробуем разобраться.

Старый, разболтанный вагон с грохотом и лязгом несущейся куда-то электрички. Последняя — не отличить от нашей, пригородной. Два ряда обращённых друг к другу деревянных кресел по бокам и между ними, по центру, — проход. На ближнем из кресел, на котором сфокусировано внимание камеры, — моложавая семейная пара, с неодобрением поглядывающая вперёд. Туда, где на противоположной стороне вагона, ближе к выходу, разместилась большая молодёжная компания, в которой кто-то играет на гитаре, кто-то поёт, кто-то подпевает, но большая часть шумно что-то обсуждает или даже спорит между собой.

На противоположной от семейной пары скамейке и чуть дальше от нас, ближе к окну, — тоже молодой человек. Но он не производит того шума и гама, которым заполнен вагон. Стефан Будны (Тадеуш Брадецкий), а сейчас мы узнаем, что это он, как-то грустно и отрешённо смотрит в окно. Но грохот открывшейся межтамбурной двери, отрывает его от созерцания мелькающих за окном пейзажей весенней Польши 1952 года. В вагон вваливается, очень похоже на то, скрывающийся от поездных контролёров «заяц» — Радек Столяр (Ярослав Копачевский).

Он бесцеремонно плюхается на скамейку семейной пары, чуть ли не на колени супруге. Та еле успевает сдвинуться чуть в сторону, помимо воли вжав мужа в стенку. Оба с явным осуждением смотрят на Радека. Тот же, не обращая на них ни малейшего внимания, но заговорщицки подмигнув с интересом приглядывающемуся к нему Стефану, вытаскивает из кармана пачку папирос и демонстративно-независимо, не спрашивая ни у кого, а тем более у старших по возрасту буржуев, никакого разрешения, закуривает.

Этого семейная пара выдержать уже не смогла. Гордо вскинув головы и с осуждением в глазах — до чего докатилась молодежь нынешней Польши! — они покидают вагон. Стефан и Радек с улыбкой смотрят друг на друга. Они ещё не обменялись ни словом, но между ними уже протянулась ниточка взаимной симпатии. Вот так, наверное, рождается дружба. Которая крепнет со временем и потихоньку превращается в тот её вариант, который мы называем настоящей.

Молодёжная группа, во время этого эпизода чуть поумерившая шум, гам и с интересом наблюдавшая за развитием событий, зовёт парней присоединиться к ним. Вместе — веселее!

Тут же выясняется, что все они — передовики производства, активисты Союза Польской Молодежи (СПМ), едут в Новую Гуту, чтобы принять участие в трёхдневном марафоне — Забеге Мира. Узнав, что главной наградой для победителя должен стать мотоцикл Ява, Радек решает попытать счастья. По прибытию на место он представляется организаторам как активист СПМ. Политический руководитель мероприятия — Вжесень (Кшиштоф Печиньский), которому нужно обеспечить массовость, вписывает его в стартовый список.

Стефан же мечтает выиграть забег, потому что хочет на церемонии награждения победителей вручить президенту — Болеславу Беруту — письмо с просьбой о помощи в деле невинно осуждённого отца.

Уже во время первого этапа становится ясно, что многокилометровая дистанция непреодолима для большинства участников. Они просто не готовы к таким физическим нагрузкам. Многие не смогли закончить этап, добежать до финиша. Среди них и новый знакомый Стефана и Радека — передовик одного из государственных аграрных хозяйств (что-то типа наших совхозов). Стыдясь, что подвёл друзей и односельчан, не оправдал возложенное на него доверие, ночью он пытается совершить самоубийство. Но по изменению в его поведении, заподозрив что-то неладное, Стефан и Радек буквально в последний момент вытаскивают его из петли.

Вжесень, которому важна только пропагандистская составляющая мероприятия, скрывает этот факт. Для него Забег — трамплин, ступенька в будущей политической карьере. Победителем первого этапа становится рабочий верфи Казимир Сосна (Томаш Дедек). Радек и Стефан, хотя к финишу и выбились из сил, всё-таки пришли в лидирующей группе.

Чтобы избавиться от самого опасного соперника, Радек крадёт у Сосны, страдающего плоскостопием, полукеды с супинатором. Начинается второй этап. Сосна без специальной обуви ломается и сходит с дистанции. Усталость и жара оказались непреодолимым барьером для большинства участников. Чтобы хоть как-то спасти мероприятие от полного провала и сохранить видимость его массовости, Вжесень организует подвозку физически вымотавшихся участников соревнования к финишу на автомобилях.

Учитывая всё это, старый спортсмен (Леон Немчик), формально являющийся главным организатором забега, требует свернуть мероприятие. Для него здоровье участников важнее конечного результата. Но эти аргументы не принимаются во внимание. Вжесень отстраняет от руководства старых буржуазных специалистов, не понимающих важности политической составляющей мероприятия, и принимает на себя руководство в целом.

Радек завершает второй этап одним из первых. Стефан отстаёт от него. И хотя отставание небольшое, но он — за чертой призёров. А значит, навряд ли ему удастся вручить письмо Беруту. Своими опасениями Стефан делится с сестрой. Их разговор подслушивает Радек.

Начинается третий этап. Радек всё ближе и ближе к такому желанному для него мотоциклу. Вжесень случайно узнаёт о планах Стефана. Соответственно, он никак не может допустить, чтобы тот стал победителем. Но на дистанции не всё зависит от него. Уже на стадионе, на последнем круге, Радек симулирует травму и на финиш первым приходит Стефан. В раздевалке, куда они зашли, чтобы привести себя в порядок перед награждением, Радек объясняет другу, что пропустил его вперёд потому, что ему победа — значительно важнее. Теперь он сможет вручить письмо Беруту.

Начинается церемония награждения победителей, но двери раздевалки оказываются запертыми снаружи. Когда Стефан и Радек, опоздавшие из-за этого на церемонию, пытаются пробиться через толпу в направлении пьедестала, из-за спин зрителей они видят, что награду получает другой участник забега. На вершине стоит довольный и улыбающийся Сосна…

Судя по тому, что до того, как попасть на свой первый, Сиднейский международный, кинофестиваль снятый в 1981 году «Большой забег» шесть лет пролежал на полке, фильм, в первую очередь, — о лживости и подлости власти, которая спокойно идёт на явный подлог, искажая реальность в угоду текущим политическим целям и пропагандистским задачам.

Но это, на мой взгляд, не совсем так. Лживость и подлость власти такая же вечная константа, как дружба, любовь, сострадание. Но в отличие от последних, первое — со знаком минус. А наша память устроена таким образом, что в целях самосохранения организма она стремится как можно быстрее забыть всё темное и плохое. Но сохранить светлое и хорошее!

Будь «Большой забег» о подлости и лживости власти… Да я бы уже давно забыл о нём! Ан нет… До сих пор помню. Уверен, потому, что он — о дружбе. О том, что она значительно важнее самых, казалось бы, дорогих материальных ценностей. Ради друга отказаться от мотоцикла? Нет, нелегко. Но можно! Особенно, если у друга есть что-то, что важнее мотоцикла.

Обновлено 31.03.2016
Статья размещена на сайте 27.03.2016

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: