Валерий Руденко Мастер

Кто из наших соотечественников задолго до Крузенштерна обошёл морем Евразию и Африку?

История его жизни не уступает лучшим авантюрным романам. При составлении заговора для свержения Петра III несколько офицеров-измайловцев выступили за возведение на престол законного наследника — его сына, Павла Петровича. Был среди них и гвардии поручик Пётр Хрущёв. Двадцатилетний дворянин аттестовался как «человек отличного ума и благородного поведения, умевший изъясняться и писать по-французски».

Присяга Измайловского полка Екатерине II Источник

Однако этих качеств не хватило, чтобы настоять на своём — братья Орловы убедили большинство заговорщиков в необходимости поставить на царство Екатерину. Утром 28 июня 1762 года будущая императрица приехала в Измайловский полк, чтобы привести его к присяге. Церемонию нарушили крики о незаконности происходящего и призывы провозгласить императором Павла Петровича. Смутьянов, среди которых был Пётр Хрущёв, схватили и бросили в кутузку.

Осенью того же года Екатерина обнародовала манифест с приговором: «Лейб-гвардии Измайловского полку поручик Пётр Хрущёв обличён и винился в изблевании оскорбления величества… Хотя мы собственно наше оскорбление в таком злодеянии великодушно презираем, но не могли пренебречь правосудием к обиженному народу, видев в нём возмутителя общего покоя… Надлежит Петра Хрущёва и Семёна Гурьева, яко главных в том деле зачинщиков, четвертовать и потом отсечь головы; но, в рассуждении нашего правила о наблюдении монаршего милосердия, обоих — Петра Хрущёва и Семёна Гурьева, ошельмовать публично, а потом послать их в Камчатку, в Большерецкий острог, на вечное житьё».

После публичного шельмования — битья батогами — осуждённых отправили в ссылку. В Большерецке ссыльные жили не под замком, а на свободе: квартировали у местных жителей, ловили рыбу, ходили на дальнюю охоту, обучали грамоте детей. Большому начальству было не до них: «В зиму 1768−1769 г. свирепствовала в Камчатке оспа… Вслед за этим бедствием обнаружился повсеместный неулов рыбы, которая заменяет здешним жителям хлеб», — свидетельствуют документы.

Хрущёва комендант Большерецка капитан Нилин определил обучать своего сына политесу и французскому языку. Были для того выделены книги, в том числе «Путешествие около света» англичанина Ансона, снабжённое тремя десятками географических карт. Ознакомившись с ними, поручик возмечтал о побеге на райские Марианские острова и даже разработал маршрут путешествия по морю, но товарищи по ссылке убедили его в безнадёжности этого плана.

Компания ссыльных в Большерецке собралась пёстрая: бывший камер-лакей Анны Леопольдовны Александр Турчанинов, у которого был вырван язык, защищал правительницу от гвардейцев, отрешивших её от власти; подпоручик Иосафат Батурин пытался арестовать Елизавету и посадить на трон младенца Иоанна Антоновича; ротмистр Ипполит Степанов имел неосторожность поспорить с Григорием Орловым при составлении уложения об устройстве государства… В 1770 году к ним присоединили графа Морица Августа Бениовского, участника восстания польских конфедератов против России. Блестящий аристократ, Бениовский наряду с острым умом и талантом вести людей за собой не был лишён авантюризма. Уверив всех, что Рим поможет согнать с престола Екатерину и передать трон Павлу Петровичу, он горячо поддержал план бегства. В итоге решено было двинуться через южные моря в Рим за поддержкой. Хрущёв по поручению Бениовского составил манифест к жителям Большерецка.

Весной 1771 года в поселении начался бунт. Заговорщики воспользовались тем, что оголодавшая за зиму беднота собралась у комендантского дома, требуя продовольствия. Хрущёв огласил манифест, толпу привели к присяге Павлу Петровичу, а оказавшего сопротивление коменданта убили. Ссыльным удалось захватить галиот «Св. Петр» — военный парусник длиной семнадцати и шириной около шести метров. На нём они и двинулись в дальний путь. В плавание отправилось около 70 человек. Хрущёв неотлучно находился при штурмане, помогая в прокладке курса.

Через штормы и туманы корабль пробился к японским островам. В небольшом приморском городке под угрозой корабельных пушек пополнили запасы воды и съестного, в начале августа добрались до Формозы (Тайваня). Местные жители встретили мореплавателей стрелами, в ответ по ним ударили ядрами и снялись с якоря.

Плавание шло трудно, люди на борту гибли от жары, болезней, нехватки продовольствия и пресной воды. Когда через четыре месяца после выхода из Большерецка «Св. Петр» достиг португальского Макао, команда значительно поредела. Но на Макао беглецы встретили дружеский приём, местный губернатор оптом скупил привезённые ими редкие меха. А затем Бениовский продал ему и корабль. Узнав об этом, команда взбунтовалась.

Граф подавил волнения с помощью предоставленных губернатором солдат, бунтовщики оказались в тюрьме. Часть из них умерла в заключении. Остальным Бениовский предоставил возможность отправиться вокруг Африки в Европу на французском корабле.

Летом 1772 года камчатские беглецы оказались во Франции. Здесь они разделились. Одна группа отправилась из Порт-Луи пешком за 450 километров в Париж к русскому посланнику — молить о прощении. Впоследствии Екатерина II простила бунтовщиков, дозволив им водвориться обратно на Камчатку якобы по собственному желанию: «И отобрав у них желанье отправить каждого в то место куда сам изберёт, естьли б же все желали ехать паки на Камчатку, тем бы и лутче, ибо их судьба была такова, что прочих удержать от подобных предприятий», — указывала она главе Тайной канцелярии князю Вяземскому. Другие путешественники остались с Бениовским.

О дальнейшей судьбе бывшего лейб-гвардии поручика мало что известно. Во всяком случае, до рая на Марианских островах он так и не добрался, а пошёл служить во французскую армию и позже, по некоторым сведениям, вернулся в Россию. Вернулся, чтобы до конца жизни остаться где-то за Уральским хребтом, на краешке русской земли…

Обновлено 14.05.2016
Статья размещена на сайте 9.05.2016

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: