Елена Ермолова Грандмастер

Старые вещи. Как смириться с размусориванием?

Вещи когда-то нами выбирались или создавались, дарились нам добрыми людьми, были важными для наших увлечений. Они служили нам верой и правдой. И как же можно их теперь взять да выбросить?

Фото: Depositphotos

Есть люди, которым это легко дается. Они смотрят на вещь как на нечто без души, без памяти. Но ведь не все такие. И некоторым хозяевам и хозяюшкам мучительно больно отвечать вещам черной неблагодарностью, отправляя их, состарившихся, на помойку.

У тех, кто живет в деревне или имеет дачу, есть хороший вариант — превращение старой вещи в тепло. Все, что состарилось и вышло из употребления, может в считанные минуты превратиться в дух вещи и воспарить к нашим предкам, одновременно согрев родной домик. Стоит возле печи ящик с тем, что можно сжечь, и вещь, чья судьба под вопросом, ждет в ящике часа своего воспарения. Но может быть добыта и переделана еще во что-то, ведь топить дом можно чем-то другим, пока не наступит особый миг и хозяин не почувствует, что пришла пора. Из мира иного на вещь пришел запрос, пора отправлять.

Но как быть горожанину? Родная вещь, попавшая на свалку и ставшая там грязью или даже ядом, — это образ невыносимый. Отнести вещь на помойку — значит, предать и ее, и свое прошлое, и тех людей, которые эту вещь любили. Не потому ли так тяжело видеть, как умирает чья-то бабушка и потомки лихо выбрасывают её одежки, книжки и рукоделия, шкафчики и табуреточки, которые она берегла полвека как память об умелом отце или муже. Все выносят, приглашают для расхламления клининговую компанию или ремонтную бригаду, и через две недели квартира начинает приносить немалый доход. Но всем, кто это увидел, тошно на душе. Хотя история привычная и понятная, сознательного протеста не вызывает. К сожалению.

Старые вещи. Как смириться с размусориванием?
Фото: Depositphotos

Итак, живущий в городе человек обрастает вещами. Которые то ли нужны, то ли не нужны. Что с ними делать? Отдать в детский дом, в церковь? Там выберут лучшее, если вещи ценные, остальное выбросят, чтобы не захламляться. Передать через «Дару дар» и другие интернет-сервисы? Та же история: посмотрят, повертят и снесут на ближайшую помойку.

Хотя не факт. Иногда вещь из добрых рук попадает в еще более добрые руки и служит десятки лет. Гарантии нет, и потому хозяин держит и держит вещь при себе. А вдруг судьба приведет к нему человека, у которого те самые еще более добрые руки? Общаемся все меньше, и шанс исчезает на глазах. Вещь пылится и стареет.

Что же делать? Вопрос меня волнует так, будто я несостоявшийся музейный работник. Волнует, и я его задаю разным людям. Вот и рассказала мне одна милая дама, как чувствует и поступает она.

Всякая вещь — живая, неживого нет ничего вообще. Всякая вещь общается с нами и передает свою энергию, чтобы нам было легче. Человек — это мощные быстрые энергии, уж поможет так поможет, а вещь — это энергии медленные, и их надо спокойно впитывать зрением и осязанием. Если на вещь смотреть часто, то она отдаст всю свою энергию и станет никакой. Или даже начнет понемногу подвампиривать. Потому она складывает вещи в пакеты или коробки, убирает в кладовку, в дальние ящики.

Старые вещи. Как смириться с размусориванием?
Фото: Depositphotos

Время от времени, примерно раз в месяц, в ней просыпается творческое начало, а может, просто энергетический голод. Она собирает вещи, которые были на поверхности, радовали глаз, помогали в деле, и убирает их с благодарностью накапливать новую энергию. А выкладывает что-то совсем другое. Другие шторы и покрывала, другие тарелки и ложки, даже ножницы — другие. Домочадцы на пару дней приходят в ужас, но быстро приспосабливаются, ибо это уже не раз случалось.

Проходит месяц. Бывает, все это время какой-то вещи остро не хватало, и она с радостью извлекается на свет. Она сияет от счастья. А уж как радуются люди, которым этой вещи целый месяц не хватало!

Это кажется немножко абсурдным, но оказалось, что в таком самоограничении есть большой смысл. Ведь голь на выдумки хитра, и внезапное обеднение заставляет выдумывать и пробовать другие варианты. Болезнь Альцгеймера в такой меняющейся среде хозяев не догонит. А когда вещь выходит на поверхность, сколько мыслей и планов она пробуждает! И надо поскорее все осуществить, пока снова не исчезла.

Нет, все-таки это абсурд. Инструменты и материалы должны быть под руками одновременно, иначе дело не делается. Разве не так? Но милая дама утверждает, что если вещи все одновременно доступны, то их надо делать недоступными, к примеру, далекими туристическими поездками. Потому что иначе глаз замылится, и доступное будет как бы отсутствовать.

Если же надолго уезжать невозможно, то вещи надо прятать. Да-да, прятать, как это советовали супруги Никитины, профессиональные родители семерых детей. Они складывали детские и игрушки и убирали их примерно на полгода. Когда же доставали снова, все было как будто новое, в то же время с богатой историей и с хорошей обыгранностью.

Верующие хорошо знают, что такое намоленность, и всегда предпочитают намоленную икону. С детскими игрушками есть что-то подобное. И с нашими взрослыми вещами тоже что-то такое есть. Любимое, чуть позабытое старое определенно лучше избыточного нового. Разве нет?

Вопрос о вещах, которые пора убрать из жизни вообще, долго оставался без ответа. Но когда заговорили об энергии, накопленной вещью в тишине и темноте, я услышала, что иногда вещь не просыпается. Ее душа ушла. Берешь вещь из коробки, вслушиваешься, а это лишь пустая оболочка. Все завершилось.

Завершилось само собой. Не мы предали вещь, а она сама тихо и медленно, как это умеют делать вещи, благословила нас и покинула. И тогда опустевшую оболочку пора укутать в саван пакета и отправить в последний путь.

Обновлено 18.04.2018
Статья размещена на сайте 11.04.2018

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Татьяна Пучкова Модератор 19 апреля 2018 в 12:48 отредактирован 19 апреля 2018 в 13:13

    Красиво. В одном не согласна. Не из вещи ушла душа. Не она, тихо пылясь на полке, завершила свой жизненный цикл. Это ушел кусочек памяти, а возможно, и души, у ее хозяев. Это они завершили определенный жизненный цикл и идут дальше, к новой жизни, новым вещам, новым впечатлениям, новой памяти. Поэтому старая, казавшаяся когда то нужной и памятной вещь уже не находит отклика в их душе и идет на выброс.
    Не считаю, что нужно хранить все. Но есть вещи, на первый взгляд бесполезные, но дорогие сердцу и душе. Недавно, переезжала в другой регион. На машине, забитой вещами и коробками под завязку,проехала через всю страну почти 6000 километров. На самом верху кучи всего нужного лежали бережно завернутые в пленку два старых сита. Пользоваться ими уже нельзя. Но потемневшие от времени, с растрескавшейся древесиной, они хранят для меня тепло рук бабушки и мамы, которых давно уже нет на свете.

    • Татьяна Пучкова, "Подступай к глазам разлуки жижа, // сердце мне сентементальностью расквась.// Я хотел бы жить и умереть в Париже, //если б не было такой земли Москва." Или: "...Железки строк, случайно обнаруживая, вы с уважением ощупывайте их, как старое, но грозное оружие." (ВМ)
      Увы, отчий дом и кресло, в котором сиживала бабушка, потеряли реальное наполнение, стали "фигурой речи".
      У меня есть полотно лучковой пилы от тестя и его очки. Но они не вызывают сентементов у его детей и внуков.
      Зато, сколько трогательных вещей в музеях, в Центрах истории авиации и космонавтики. Даже посещение свалок металлоломы возбуждает творческие порывы инженеров.

      • Владимир Голубков Владимир Голубков Мастер 19 апреля 2018 в 14:11 отредактирован 19 апреля 2018 в 14:13

        Сергей Дмитриев, особенно с теплотой и восторгом вспоминаю американские свалки-кладбища автомобилей! Вот где был бы простор настоящим "самоделкиным"! А авиационные!...
        Вот где простор инженерной мысли разгулялся бы!
        Не говоря о том, что зачастую техника там находилась в таком состоянии (Автомобили. Самолёты не проверял...), что достаточно было повернуть находящийся в зажигании ключ, мотор спокойно заводился и по свалке можно было кататься, что и проделывалось неоднократно.
        Помню, что цены на такие работоспособные экземпляры были вполне сказочно низкие, доступные. Единственная незадача-такую машину нельзя было зарегистрировать, поскольку она была уже проведена по всем базам, как предназначенная на запчасти с последующей утилизацией.
        А уж старые корабли в детстве в затонах...!
        Старая техника - это отдельная песня!

        Оценка статьи: 5

  • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 19 апреля 2018 в 10:52 отредактирован 19 апреля 2018 в 10:53

    Не стал бы "излишне" одушевлять вещи и накапливать, часто, именно полный пыли хлам. Пусть бОльшая часть хранится в ваших памяти и сердце.

    И уверен, что многие накапливают вещи вовсе не по причине нежных воспоминаний, а просто из жадности и плюшкинизма.

    Когда-то я снимал дом, полном таких "воспоминаний". Хозяин из прошлого все тащил на мое место обитания: старую одежду, побитую молью и воняющую нафталином, шкафы и комоды из 60-70-х, которые ставить у себя он не хотел, а выкинуть было жалко, желтые письма ... (вот письма, кстати, я бы лично оставил. Там другая память, нематериальная).
    И причина этого накопительства была проста: выбросить жалко, хранить у себя накладно, а к квартиранту можно спихнуть, он смолчит.
    Кстати и "книголюб" он был примерно такой же. Библиотека старых изданий Лермонтова и Толстого ему нужна была, чтобы приторговывать ими на рынке.

  • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 19 апреля 2018 в 10:35 отредактирован 19 апреля 2018 в 10:48

    Отец уволился из армии на пенсию в 1977, умер в 2001...
    До сих пор его парадный китель со всеми орденскими планками висит в шкафу...
    А медали - в коробочке в "его" столе, в бывшей его комнате, в которой уже почти 18 лет живет его внучка.

    Оценка статьи: 5

  • Для меня вещи — нечто "с душой и памятью" или что-то в этом роде. Мне очень небезразличен мир предметов, который меня окружает. И думаю, именно поэтому я ощущаю выраженную потребность избавляться от того, что ненужно, и в большинстве случаев мне легко это делать.

    По-моему, одна из разновидностей людей, склонных обрастать вещами — "пусть лежит, никому же не мешает" — как раз те, кто не чувствует "связи" с ними. Они не испытывают дискомфорта от владения безумным количеством случайных, ненужных и лишних предметов, их это не тяготит. И мысль "может когда-нибудь пригодится" — единственное, что влияет на решение всё оставить как есть. Не то чтобы это плохо, просто другой типаж личности, наверное более лёгкий и менее склонный к контролю.

    Мне важно сознательно отбирать то, что я хочу у себя иметь, и важно, чтобы этого не было слишком много — потому что иначе меня будет не хватать на личное отношение к каждому предмету. И когда я от чего-то избавляюсь, это даёт только ощущение лёгкости и освобождения.

  • Очень душевно и по-своему мудро...Спасибо!

    Оценка статьи: 5

  • Это "Тема нашего времени" ... избытка вещей и девайсов. Недавно мне приползла идея об организации бесплатной раздачи таких вещей. Только вход в такой магазин символиченский на содержание помещения и персонала.Не возбраняется и "чаевые" за особо понравившуюся вещь. Имхо, как-то так...
    Оцнка:5