• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Константин Кучер Грандмастер

Как встречала российских моряков почти родная Япония?

Все хотят иметь японский телевизор, но Япония не становится нам ближе.
Густав Водичка, «Родина дремлющих ангелов»

Ох уж эти иностранцы… Нет у них никакого понятия о сермяжной правде жизни. Поэтому и тыкаются они то туда, то сюда… Как слепые кутята. Соответственно, нет и не может быть у них никакого порядка, когда если сказал пацан, так он в лепешку расшибется, но обязательно сделает.

Фото: pixabay.com

Даже потомки самураев, и те… Уже порядком подзабыли про путь настоящего воина и что про него прописано в том самом кодексе, который при их прадедушках назывался «бусидо».

Вот взять ту же моточистку. Кто ходил, знает. Не к ночи будь о ней помянуто. А ходили на неё исключительно «особо отличившиеся» из машинной команды. Иногда к ним в помощь могли дать и наших ребят, из палубной команды. Особенно, если кто незадолго до этого знакового мероприятия попадался на пьянке. И чистили мужчины подпоршневые главного двигателя, скрипя зубами и пудами выгребая из них спекшийся гудрон. Работа тяжелая, грязная. Неблагодарная, в общем.

Как-то зашла тут речь и приятель рассказал, как этим делом в Япониизанимаются. У них, мол, моточистку самим делать не разрешают. Наша, мол, экология, а потому лучше нас — никто.

Ну, низ-зя, так низ-зя. Сами, так сами. Сели наши в кружок, сидят, ждут-пождут японскую бригаду. У нас же на моточистке задействовано человек шесть… Как минимум. Механики, мотористы. Приданные им. И длится процесс… Порядком. Часов восемь. А то и побольше.

А японской бригады… Все нет и нет. Заходит какая-то девчушка в белом комбезе с ранцем за плечами. Заходит и знаками показывает: просит открыть ей крышки подпоршневых. Да никаких вопросов! Ребята ей всё быстренько пооткрывали. А она… Пшикнула туда чем-то из ранца и — к следующему цилиндру.

И так — пока не дошла до последнего, шестого. Уже от него вернулась назад и вымела из первого горку пепла — прах нашего родимого гудрона, которого мы — пудами. А у неё — совочек. Она его содержимое — в мешок. И так у каждого из шести цилиндров. А как закончила, так тот мешок с собой и унесла.

Человек, что ту историю рассказывал — надежный, поэтому, похоже, так оно и было. Но сам — не видел, врать не буду. Не довелось мне как-то до японских островов добраться. Это младший у меня… Сразу после срочной завербовался на суда Минрыбхоза СССР. Лет десять с небольшим хвостом в море походил, потом на берег сошел и, пока судоремонтный завод во Владивостоке не обанкротился, на нем работал.

И как-то, ещё рыбаком, прилетал он в отпуск, встретились, посидели. Вот и услышал я от него тогда ещё одну, как мне и сейчас кажется, интересную японскую историю из жизни. Ту самую, которой сейчас хочу поделиться с вами.

Работали они тогда с южно-корейцами по контракту. Минтая добывали и сразу же сдавали на плавбазу, где из него рыбную муку делали.

Нет, не пойму я этих иностранцев… Где они (вон с той же моточисткой!) впереди планеты всей, а где нормальный продукт на какие-то какашки переводят! Того минтая, да в наш рыбный цех, да лет двадцать-двадцать пять тому назад, аккурат в то время, когда они его — на муку… В момент бы расхватали!

Ладно, наше дело маленькое — прокукарекал, а там хоть и не рассветай. Поймали, на базу выгрузили, а уж что там они с тем минтаем… Лишь бы по контракту платили исправно.

Но! Ведь, чтоб рыбку поймать, в танках соляра быть должна, экипажу что поесть-попить, сигаретку выкурить. Потому, хочешь не хочешь, но путина путиной, а и в порт время от времени зайти надо. Соляра, вода, жрач, сигареты…

Минтай же, он ближе к Японским островам идёт, чем к Корейскому полуострову, так нашим нет, чтобы в Осаку, например, зайти, приходилось к Пусану шлёпать. А всё потому, что японцы запретили российским экипажам сход с судов и выход в свои города. Считай, закрыли для нас свои порты. Толку-то прийти в порт и берег ногами не потоптать?

«Почему закрыли, почему»… В любом порту стоят автоматы по продаже разной мелочи: сигарет, банок колы, конфет, жвачки. Бросаешь монетку, жмёшь на кнопку товара, он тебе в лоток и сбрасывает, что надо. Сигареты, так сигареты. Кола, так кола.

В японских портах тоже такие автоматы есть. И работают они по тому же общеустановленному международному принципу. Только денежка у японцев своя. Иеной называется. Ну, от того что меняется? Хоть иена, хоть доллар — не бросишь монетку, товар не получишь.

Так-то так, да самую малость — не так. И наши эту малость прочухали. Оказывается, самый обычный советский двугривенный, тот самый, что на монетном дворе Союза ещё с 61-го года чеканился, по весу один в один с иеной, что волшебные ворота японского портового автомата, словно Сим-Сим вход в пещеру, открывает.

Можно себе представить озадаченные морды тех японских ребят, что выручку с автоматов ежевечерне снимать должны! Автоматы целёхоньки, товара нет, а денежный ящик забит какой-то непонятной, а самое главное — неконвертируемой, фигнёй…

И то: «забит» — только поначалу. Потом же наши умельцы ещё усовершенствование придумали, как те рационализаторы! Союз-то уже того… Йок. Приказал долго жить. И монетный двор перешел на чеканку иных монет. Уже российских. Поэтому имевшийся запас советских двугривенных… Ограниченный, вообще-то. И пополнить его… Неоткуда! Вот ребята и придумали…

В двугривенном сверлилось махонькое сквозное отверстие, в которое продевалась тоню-уусенькая, но прочная, японская же, леска. Ну, та, которой рыбу ловят. И народ с таким приспособлением шёл к автоматам на рыбалку. Бросаешь монету (леска в руке!), нажимаешь кнопку нужного товара, ждёшь секунду-другую, выгребаешь товар из лотка и аккуратненько тянешь за леску… И по новой — бросаешь, нажимаешь, ждёшь, выгребаешь, тянешь.

Можно себе представить озадаченные морды тех японских ребят, что выручку с автоматов ежевечернее снимать должны! Автоматы целёхоньки, товара нет, и в денежном ящике пусто, хоть шаром покати… Будто пылесосом весь товар из автомата высосан.

Правда, озадаченными те морды недолго были. Взяли, да и запретили. Повесили на своём берегу большой японский амбарный замок…

Эх-хх! Не ценят… Не ценят иностранцы нашу смекалку!

Статья опубликована в выпуске 31.07.2020

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Читал про прохожесть наших 20коп и их 100иен.
    Только я читал, что едва прорюхав нашу э-э-э... хитрость, они просто изменили автоматы, добавив несколько параметров проверки - и уже через полгода при попытке бросить 20коп автомат отвечал вызовом полици...
    Вроде бы именно так, а не закрытием портов Японии для наших - эта афера закончилась...
    Но - сам там не был, только слышал рассказы.

    Оценка статьи: 5

    • Ну, Игорь, что я могу на это сказать? Что мне рассказали, то я добросовестно и пересказал. Скорее всего, было и первое и второе. Пока решался вопрос второго этапа (перепрограммирование автоматов) - кто ж в это время хочет деньги терять? - вполне возможно, японские порты, действительно, на какое-то время были закрыты для советских (российских) моряков.

  • Это точно-совсем не ценят, что правда, то правда.
    А монетка на леске-это старое изобретение. Я помню, ещё в детстве, в начале шестидесятых годов у нашей пацанской дворовой компании было несколько таких монеток. Как раз после денежной реформы 1961-го года "старшие товарищи" подсказали и помогли смастерить несколько трёхкопеечных монет для автоматов с газировкой. Весь двор ими попеременно пользовался, был грех...
    Постарше стали, у приятеля монетка такая двухкопеечная появилась, для телефона-автомата.
    так что изобретение известное, давно опробованное и работоспособное. Тут главное было-потоньше сверло иметь, чтобы не сильно изменился вес монетки.
    А вот свёрла такие, помнится, были в громадном дефиците.
    Это особенно ощущалось, когда мы "заразились" радиолюбительством и начали сами делать "печатные платы" для своих самопальных приёмников и радиостанций.
    Тоже шестидесятые годы, но уже ближе к их концу...
    Так что ты Костя-молодец!
    Как никто другой умеешь всколыхнуть воспоминания...
    Успехов!

    Оценка статьи: 5

    • Спасибо, Володя. В т. ч. и за твои воспоминания. Все мы родом из одного времени. А потому и память у нас, зачастую, общая. И из кусочков этой личной памяти (моей, твоей, наших друзей и знакомых), наверное, складывается история той страны, в которой мы родились, выросли и живем. Причем, не та история, о которой пишут в разных умных книжках, а - настоящая. Та, которая в действительности была...