Елена Гвозденко Грандмастер

Как спасти снеговиков?

Юмористический рассказ о тяжелой жизни современных снеговиков.

Фото: Depositphotos

— Писатель, а писатель, — тихий глуховатый голос отвлёк Косыночкина от нового текста. Небольшая шарообразная фигурка в старомодном беретике примостилась на краешке стола, за настольной лампой.

— Вы кто? — увы, дорогой читатель, наш создатель текстов оригинальностью не отличался.

— Как это кто? Как это кто? — заплакал гость, прозрачные потоки устремились на клавиатуру.

— Ну-ну, успокойтесь, — Косыночкин робко дотронулся до пришельца, но тут же отдёрнул руку — ледяной холод сковал пальцы.

— Убедились? Снеговик я. Совсем плохо, когда про тебя даже писатели забывают, — потоки воды стали заметно шире.

— Простите, но мне кажется, сильные эмоции крайне вредны, вы худеете прямо на глазах.

— Я был убедителен? — разом успокоившийся Снеговичок дождался кивка хозяина. — Тогда, действительно, пора перейти к делу.

— Но чем я могу быть полезен? Почему именно я? — произнёс автор, думая о необходимости стать адептом здорового образа жизни, коль вдохновение стало принимать такие формы.

— Не скрою, это не случайно. Вы, любезный, большой мастер создавать образы из воды. Не спешите возмущаться, — Снеговичок одобрительно похлопал писателя по плечу. — Именно поэтому я и выбрал вас. Зачем мне литературный талант, гораздо важнее ваш дар коммуникабельности, которым вы с лихвой компенсируете неуклюжие формы.

— Ну знаете…

— Удивительно, что вы и сами это знаете, но мы отвлеклись. Пришёл я к вам с огромной просьбой — спасите умирающих снеговиков.

— Как? Отменить весну?

Снеговик спрыгнул со стола, обошёл кресло, на котором сидел Косыночкин, забрался на плечо автора и даже заглянул ему в ухо.

— Тяжёлый компромисс — популярность или интеллект, — грустно вздохнул гость.

— Я попрошу обойтись без оскорблений.

— Какие уж тут оскорбления? Но вернёмся к нашей теме, я постараюсь доступно. Для начала немного истории. Знаете ли вы основную нашу профессию?

— Чью? Снеговиков? Бред какой-то…

— Ох уж это графоманское невежество, где вам классику читать? Снеговики всегда были почтальонами Деда Мороза. Раньше перед самыми красочными праздниками в любой дом приносили целые вороха поздравительных открыток. А теперь? Смс, стандартные картинки, плейкасты по электронной почте…

— Так удобно, и лес берегут.

— Ага, бережёте, экологи. Вторая наша проблема куда серьёзнее — демографическая динамика у нас отрицательная.

— Что, что? — поперхнулся Косыночкин.

— В былые времена в каждом дворе устраивались соревнования по лепке нашего брата. А сейчас? Где детишкам сырьё брать, если все площадки перед домами заняты автомобилями? Из города исчез снег, не называть же снегом рыжую кашу, прикатанную колёсами автомобилей?

— Но остаются ещё деревеньки.

— Эх, мечтатели, много ли ребятишек осталось в тех деревнях? Посему существование наше под угрозой. Люди нас изгнали, пришлось обживаться среди сказочных персонажей.

— Но ведь у нас к праздникам в каждом городе устраивают выставки ледяных фигур.

— Ага, конкурсы красоты, эстеты. Сколько снежных баб растаяли от комплекса неполноценности. Но я отомстил вашему людскому племени. В сказочном лесу устроил шоу. Подсобрал слегка подпорченные выброшенные манекены рядом с бутиками, давно так не смеялась нечисть.

— А вы мстительны.

— А что нам остаётся? Жизнь среди всех этих Леших и Кощеев мало похожа на сказку. Верховодит Баба Яга, женщина, конечно, вздорная, даже несколько кровожадная, но и её понять можно — одинокая она, феминизмом подпорченная, женственности своей стесняется. Нет бы в избушке прибрать, всех этих лентяев-царевичей вымести, зелье мухоморное вылить, платье новое сшить. Но ведь сущий ребёнок, никогда в своей слабости не признается, наоборот, пытается всех убедить, что главное дамское достоинство — умение остальных держать в страхе. А ночами живёт мечтой о заблудившемся пластическом хирурге. Каждый вечер с Кикиморой планы строят, как заманят, околдуют волшебного доктора. Кощей давно в депрессии.

— Почему?

— А как по-другому, олигарх местный — живёт в вечном страхе перед иглой. Всё, как у вас. Леший всех измучил своими либеральными взглядами, этакий анархист леса. Всё ему надо шиворот-навыворот и задом наперёд. Помню нашу первую встречу, еле цел остался — голову с туловищем переставил, а морковку, впрочем, так ли важно, где оказалась морковка. Но самый страшный зверь в лесу — заяц.

— Заяц? — Косыночкин увлёкся рассказом своего гостя.

—  Одно дело, когда твой нос разъезжает в чине статского советника, другое — когда оказывается в голодном заячьем желудке.

— Трудно тебе. Но я-то чем помочь могу?

— А кто ещё? Нам не выжить без людей, но люди-то об этом не догадываются. Только популярный сетевой автор, блогер, может сделать эту тему резонансной.

На следующий день Интернет взорвала статья Косыночкина, которая так и называлась: «Спасите снеговиков!»

Что еще почитать по теме?

Падает снег. Почему иногда приходит грусть?
Январь. Что вспоминается в ожидании весны?
Зима, любовь и фиалки. Как вернуться в прошлое?

Обновлено 11.03.2018
Статья размещена на сайте 27.11.2017

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: