Владимир Голубков Мастер

Почему в пути опасно насмехаться над женой?

Эта история из жизни приключилась давно, лет 60 назад, если не больше. Железные дороги в основной своей массе тогда были ещё не электрифицированы и на них с полным правом царствовали паровозы: основательные и самодовольные чёрные самовары на больших красных железных колёсах.

Фото: pixabay.com

А поскольку они были главной тягловой силой ЖД, то и вся инфраструктура была заточена под них. Не то что на крупных станциях, но и почти на каждом мало-мальски значимом полустанке в передней части перрона располагался пункт заправки паровоза водой — этакая большая поворотная труба, из которой в котёл паровоза помощник машиниста заливал воду.

Владимир Голубков, личный архив

Подойдёт очередной железнодорожный состав, паровоз заправят водой, кочегар накидает в топку уголька — и железная махина, лязгая в клубах пара шатунами и пробуксовывая на рельсах, медленно начинает свой неуклонный бег к горизонту. Вагоны, прочно прицепившиеся к нему, только робко постукивают на стыках рельс, признавая его превосходство и мощь. Величественное зрелище!

А чтобы пассажирам веселее и комфортнее было ехать к месту назначения, о них тоже позаботились: обычно в начале и конце пассажирской платформы находились такие отдельно стоящие здания-будочки с вывеской «Кубовая», иногда «Кипяток», реже «Кипятильня». Там истопник, он же стрелочник, он же обходчик и много чего другое «делатель», поддерживал круглые сутки огонь в кубах с горячей водой. Отсюда люди и набирали себе воду в пути: как холодную, так и кипяток для чая.

Кто был поопытнее, свой чайник в путешествие прихватывал, ну, а многие рассчитывали за небольшую плату одолжить здоровый, литра на два с половиной, алюминиевый чайник у проводника. У него этого добра всегда хватало с избытком. Может, иногда и бесплатно чайник доставался, но этого подтвердить не могу, мал ещё тогда был. Помнится, что на слуху в то время было выражение: «Бесплатным только кипяток на станции бывает!»

Одно точно знаю, сам видел: в спальные вагоны первого класса проводники сами носили кипяток из кубовой в больших, ведёрных чайниках, их остальные пассажиры обязаны были пропускать вне очереди.

А остальные — своими ножками, «пожалте бриться». Спрыгивали обычно с подножки ещё до полной остановки поезда и бежали, занимая очередь. Народу-то много, все попить чайку или умыться хотят. Назад запрыгивали довольно часто уже на ходу, иногда и отставая от поезда.

Не дай бог на том же полустанке воинский эшелон какой стоит или с «целинниками». Там народища будет — не пробиться к заветным кранам, сиди без чая до следующего полустанка.

Владимир Голубков, личный архив

А что делать? Стыдно сказать, но теперь уже можно: титаны на угле и дровах, а уж тем более на электричестве, стали появляться в вагонах в нашей стране только к концу 50-х годов, да и то не везде.

Без воды-то путешествовать никак нельзя было. Что на угле, что на мазуте паровоз дымил нещадно. Ему-то самому не страшно, он всё равно чёрный от рождения всегда был, а вот пассажирам не сладко. Закрывай не закрывай окна, а копоть и гарь всё равно проникала везде.

Народ знакомился в вагоне, общался, вспоминая каждый свою историю, иногда и не по первому разу. Ехать-то иногда долго приходилось. Часто так надоедят друг другу, что только и остаётся в грязное закопчённое стекло смотреть с утра и до вечера.

Но жизнь иногда лучше любого рассказчика такие сюжеты подбрасывает, только держись! О поездке на поезде.

…Помню, на какой-то маленькой станции рано утром к нам в вагон зашли два новых пассажира, мужчина с женщиной. Высокий мужчина тяжело отдувался молча, неся чемодан и сумку, а женщина продолжала его распекать за что-то на чём свет стоит. Крик, шум, народ сразу навострил уши. Всем же интересно стало, всё разнообразие!

Новые попутчики расположились на свободных местах, рассовали вещи и, когда поезд начал отходить от платформы, женщина произнесла со злорадством:

 — Ну что, попрощался со своей Кубовой? Будешь ещё так шутить…

А дальше, после непродолжительного знакомства, вагон услышал новую историю…

Как оказалось, они, молодые супруги, собрались в отпуск к дальним родственникам в Северный Казахстан. Муж купил билеты в плацкартный вагон, расположенный почти сразу за паровозом, в начале состава. Собрались, захватили гостинцы и поехали. Хорошая компания в купе подобралась. То да сё в дороге, обычные вагонные дела, разговоры, чай, байки, анекдоты с розыгрышами. В дороге же не хочется скучать…

Когда поезд остановился на одной из станций, жена спросила у мужа, сидящего ближе к окну:

 — Это что за станция?

Тот посмотрел на вывеску за окном и отвечает:

— «Кубовая» какая-то…

Едут дальше, ещё через какое-то время опять ситуация повторяется. Муж опять говорит про Кубовую, уже начиная что-то понимать. Но видя, как отреагировали окружающие на простодушные слова жены о том, что это, наверное, такая длинная станция, включился в игру. Решил подыграть посмеивающимся попутчикам, повеселить народ.

К вечеру они подъехали к станции «Куйбышев», но проехав центр перрона, остановились опять у будочки с надписью «Кипяток».

 — Ну видишь, говорит муж, Кубовую, наконец, проехали, теперь вот станция «Кипяток»…

Все, кто слышал начало этого розыгрыша, начинают тихо прыскать в кулак, но постепенно вагон затихает. Вечереет, вагон постепенно погружается в сон. Какой же ужас и недоумение испытала бедная женщина, когда, взглянув теперь уже бессонной ночью в окно, увидела своими глазами в очередной раз надпись на здании «Кубовая».

Все мысли в голове мгновенно спутались:

 — Да что же это такое! Мы что же, куда-то на Камчатку к гейзерам с горячей водой едем? То Кипяток, то опять эта Кубовая… Опять он всё перепутал! Или не на тот поезд сели, или на какую-то кольцевую линию! Надо быстрее сходить с этого поезда…

Растолкала полусонного, ничего не понимающего мужа, и, схватив вещи, они выскочили из отходившего уже состава, оказавшись посреди бескрайней и безлюдной степи. Хорошо хоть, что семья железнодорожников составила им компанию до следующего утреннего поезда.

Кипяток из «Кубовой» в ту ночь им был не только бесплатным, но и без всякой беготни и очереди.

Вот такая без всякого вымысла получилась железнодорожная история. Женщина, помню, рассказывая, смеялась тогда молодо и заразительно, постоянно подначивая мужа. А тот поддакивал, но сидел какой-то невесёлый. Наверное, кипяток на том полустанке оказался какой-то «не такой», а может, зарёкся на всю жизнь над женой насмехаться…

Статья опубликована в выпуске 25.02.2019

Комментарии (15):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Хороший рассказ, Владимир. Живой, настоящий. Но женщину все-же жаль

    Оценка статьи: 5

    • Елена Гвозденко, спасибо за отзыв! В реальности с этой женщиной всё потом было нормально. Они прожили долгую и счастливую жизнь и оставили о себе не только хорошую память, но и детей, внуков и теперь уже правнуков...

  • На мой взгляд,это один из лучших рассказов Мастера.Смешно,лаконично,с интригой и хорошим описанием,хорошим слогом!В общем,всё как НАДО!!Поздравляю автора с удачей!

  • А я уже как-то не застал зданий с надписью "Кипяток". Хотя, конечно, знал и знаю о них по рассказам старших. Даже помню небольшой анекдот тех времен про бабушку и внука, которые ехали куда-то и на каждой станции внук читал её название "КипЯток".
    Хороший, как обычно, рассказ получился, Володя. Хороший.
    Но в одном местечке, меня немного "царапнула" небольшая терминологическая неточность. Чувствуется, что в близких родственниках железнодорожников у тебя не было. Неточность вот здесь -
    ...и железная махина, лязгая в клубах пара шатунами и пробуксовывая на рельсах...

    Дело в том, что на железной дороге то явление, которое ты описываешь, называется "боксование". Через "о", в отличие от того же автомобильного транспорта:
    Боксова́ние — железнодорожный термин, обозначающий срыв сцепления между колесом и рельсом при реализации тягового усилия локомотивом или моторным вагоном. Проявляется во внезапном и значительном увеличении скорости вращения колёсной пары или колеса и вызвано превышением в данный момент времени приложеного тягового усилия над максимально реализуемым в данной точке контакта колеса и рельса. Может происходить как при трогании поезда с места, так и в движении. После срыва в боксование коэффициент трения скольжения между колесом и рельсом резко уменьшается, и самопроизвольно боксование прекратиться уже не может. Для предотвращения боксования используют модификаторы трения (например, подачу песка) и автоматическую регулировку тягового момента.

    На мой взгляд, эту неточность легко устранить, заменив общепринятую "у" в слове "пробуксовывая", на специфическую, железнодорожную "о".

    Оценка статьи: 5

    • Владимир Голубков Владимир Голубков Мастер 25 февраля 2019 в 16:12 отредактирован 25 февраля 2019 в 16:15

      Константин Кучер, а это что за монтёр пути в 1976-с году второй слева сидит?
      Это вроде бы как я, когда строил «железку» от станции Кузнецк в Пензенской области до кирпичного завода.
      Напишу как-нибудь рассказ, там много было интересного.
      А «о», или «у» дела не меняет

      • ХА!!! Володя... Да мы с тобой одной крови. Правда, я на производственной практике в Тосненском ЛПХ ПО "Ленлес" работал сучкорубом какого-то там разряда на строительстве УЖД. В леспромхозе вывозка была по узкоколейке, вот мы и строили ус от ветки, что была проложена от магистрали, к делянке, где зимой должна была начаться заготовка леса. У меня есть рассказ на эту тему. В личку кину ссылку, он не на "Школе". И как коллеге, вопрос - чем рельс Р-18 отличается от Р-24?!

        Оценка статьи: 5

  • Мне рассказ понравился, очень! Вова, как ты умудряешься помнить события 60-летней давности, даже с подробностями...., молодей!

    Оценка статьи: 5

    • Владимир Голубков Владимир Голубков Мастер 25 февраля 2019 в 10:51 отредактирован 25 февраля 2019 в 10:52

      Viktor Yefimenko, я соединил свои детские воспоминания (в конце пятидесятых переезжали из Сталинграда во Фрунзе, да и в шестидесятых где-то наверное до 63-64го Среднеазиатская ж.д была на паровозной тяге, так что я хорошо помню эти чайники и "кубовые" и постоянную сажу на лице после того, как окно вагона было открыто) и рассказ тестя с тещёй. Это они как-то первый раз ехали в Москву в те времена (50-е годы), у них и произошла эта история с "кубовой". Тесть всегда был большой шутник, вот и разыграл молодую жену. Правда, на самом деле тогда у них история завершилась благополучно, из вагона они не высаживались посреди степи, это уже я придумал от себя, для закрутки сюжета. Но правила рубрики "Проза жизни" позволяют подобные манипуляции и некоторое вольнодумство автора.

  • Я поискал, когда в вагонах появились титаны, нашел, что до 1946 года пользовались кубовыми на станциях. А в 1946 начали заменять вагоны на относительно современные, цельнометаллические и с титанами.
    Интересно - на целину уже ездили со своим кипятком?
    И так грустно ловить на исторической неправде фильм "Трранссибирский экспресс" с его чаем от проводника.

    Оценка статьи: 5

    • Игорь Вадимов, цельнометаллические вагоны с титанами могли появиться в СССР только с 1948-го года, а до этого были деревянные, пожароопасные, без титанов. Цельнометаллические для нашей страны начал выпускать завод Ammendorf в ГДР именно с 48-го года. Потом их производство, с модернизацией в худшую сторону наладили в Калинине , Ленинграде и некоторых других местах, но мелкосерийно. Освоено полноценное промышленное производство было где-то только к 1959-му году. А страна-то большая, пока все дороги "насытили"...! Так что довелось ездить в вагонах без титана. В отношении "целинников", думаю, они поделятся своими воспоминаниями. Скорее всего тоже с чайниками тогда не расставались.

      • Кстати, Владимир Голубков, я недавно прочитал, что осталась некая экскурсионно-туристическая паровозная дистанция Бологое-Осташков.
        От Москвы или Питера до Бологого уйма транспорта, с обоих сторон утром и вечером ходят "Ласточки", а днем можно на паровозе прокатиться до Осташкова. Так поэкскурсироваться - и обратно, а вечером на другой "Ласточке" - домой.
        Не знаю, есть ли у них кубовые, но...

        Оценка статьи: 5