Людмила Есипова Мастер

Как получить свободу выбора?

Непосредственным поводом для размышления послужила, как ни странно, реклама, появившаяся в метро и на придорожных щитах. Она напоминала по своему виду стену ванной комнаты, уложенную крупными разноцветными кафельными плитками. Образуемый ими рисунок казался почти хаотичным, не несущим какого-либо отчетливого образа. И, тем не менее, расфокусировав зрение, можно было увидеть черты лица и выразительные детали позы. Возникновение их почти из ничего выглядело как чудо.

Я полагаю, что с подобными явлениями каждый сталкивался, разглядывая с близкого расстояния мозаику или картины художников-пуантилистов. Однако, он интересен тем, что может послужить наглядной иллюстрацией процесса, происходящего в иной сфере. Это — процесс постижения и обретения смысла.

Согласно энциклопедии, смысл представляет собой целостное содержание, несводимое к значениям составляющих его частей и элементов, но само определяющее эти значения.
То есть, каждая часть целого, каждый элемент обретает свое значение только в контексте некоего целого. Это очень легко проиллюстрировать на примере законченного фрагмента текста, например, предложения. Все отдельные слова, составляющие предложение, сами по себе многозначны. Но в составе предложения каждое из них обретает вполне определенное конкретное значение.

С нашей жизнью происходит нечто аналогичное. Ее наполняет множество разнородных элементов: желания, устремления, помыслы, поступки, события. Есть ли нечто, объединяющее эту пеструю мозаику?

Мы, как правило, не настроены на обобщения такого рода. Нас, в первую очередь, интересуют сами элементы. Видение нашего сознания настроено, если можно так выразиться, на короткое расстояние. Оно позволяет в лучшем случае охватить два соседних элемента, сцепленных причинно-следственными связями.
Более крупные узоры, способные отобразить глубинный порядок мироздания, оказываются за рамками нашего восприятия.

Узость нашего горизонта обусловлена характером нашего взаимодействия с окружающим миром в рамках «психологического инстинкта». Как ни оскорбительно выглядит для «образа и подобия Божьего» такая модель, она во многом соответствует реальности.
При этом мы не отказываем себе вовсе в желании увидеть смысл. Но видим его не в подлинном многообразии бытия, а довольствуемся одним — двумя социально или биологически значимыми элементами.

Желание взглянуть на вещи шире должно вызреть в человеке. Если это удалось, если мы увидели свою реальную, а не кажущуюся (эфемерную) мотивацию действий и поступков, перед нами впервые открывается поистине уникальная возможность. То, что было для нас данностью, то, что было безусловной реальностью, то, что казалось роком, превращается в предмет свободного выбора.

Речь идет о том, как избавиться от зависимостей, нежелательных привязанностей, дурных привычек, пристрастий и прочих деструктивных моделей поведения. На этот счет предлагается множество рецептов.

Например, считается, что, прилагая усилия воли в течение длительного времени и, сопротивляясь соблазнам, можно, в конце концов, от них избавиться.
Другой рецепт предлагает переключить внимание от дурных пристрастий на какой-либо безобидный предмет — например, чтобы меньше пить, предлагается заняться спортом или найти интересную работу. Есть и самый быстрый рецепт, не требующий усилий — это кодирование: заплатил деньги и получай желанную свободу!

После всего, изложенного выше, должно быть достаточно очевидно, что, пока наше сознание находится внутри этих деструктивных моделей поведения, пока оно принадлежит им, пока локализовано в них, попытка устранить эти модели обречена, ибо напоминает желание вынуть из-под себя стул, не вынося точку опоры за его пределы. Во всех перечисленных рецептах игнорируется необходимость в этой сторонней точке опоры, и именно по этой причине они не срабатывают.

Успех может быть достигнут только посредством отстранения (выноса точки наблюдения). На формирование этого нового пространства и должны быть направлены усилия страждущих избавиться от зависимостей и пристрастий.

Принято считать, что все мы свободны в выборе тех или иных этических установок и главных жизненных принципов, и, если мы реализуем какие-либо деструктивные установки, то, значит, по большому счету, мы так захотели. С чисто юридической точки зрения это действительно так. Однако наш выбор не может быть реально свободным в отношении предметов, внутри которых фактически обитает наше сознание.

Свобода действий здесь, по сути, отсутствует, и мы склонны наступать на одни и те же грабли. После очередной неудачи мы разводим руками и философски восклицаем: «Да! Слаб человек!». Но ситуация вовсе не является тупиковой.

У всех есть свобода выбора намерений. Это, по сути, свобода узреть, что есть пространство бытия, более обширное, чем пространство нашего обитания. Мы можем пожелать выйти за границы освоенного пространства, а можем, безнадежно махнув рукой, сказать: «Нельзя объять необъятное!». А для того чтобы выйти за границы, нужно только принять мир целиком, увидеть его полюса в единстве, без отрицания плохого в угоду хорошему. И мир перестанет быть враждебным.

Там, в этом мире, нет причинно-следственных связей, нет времени в привычном нам понимании. Нет болезней и здоровья, хорошего и плохого.

Там одновременно присутствует прошлое, будущее и настоящее.

Изменения в настоящем влияют на прошлое и будущее. А для того чтобы там оказаться, нужно всему, что ЕСТЬ, сказать ДА.

Обновлено 31.01.2018
Статья размещена на сайте 12.03.2007

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: