Владимир Рогоза Грандмастер

Как, живя в Париже, остаться истинно русской художницей? Судьба З. Е. Серебряковой

Ей выпала удивительная судьба, в которой была и радость творчества, и недолгое семейное счастье, и тяжесть длительной разлуки с детьми. В музеях перед её полотнами, уже давно вошедшими в золотой фонд российского искусства, всегда много зрителей, которых привлекает в картинах Серебряковой непосредственность, искренность и какая-то классическая красота.

Не зря об её работах А. Н. Бенуа писал:

«Она просто всех поразила: такая свежесть, простота, меткость, живость, столько света!»

Еще в молодости Зинаида заявила, что «художник должен оставаться самим собой», и следовала этому принципу всю жизнь, как бы трудно она для неё не складывалась.

Зинаида родилась 10 декабря 1884 года в семье известного скульптора Евгения Александровича Лансере и его жены Екатерины Николаевны, представительницы семьи Бенуа, давшей России несколько поколений прекрасных художников. Произошло это радостное для её родителей событие в имении Нескучном, что в 30 верстах от Харькова.

Отца художница не помнила, он умер от туберкулеза, когда ей ещё не исполнилось и двух лет. Детство Зинаиды прошло в семье деда, известного петербургского архитектора Н. Л. Бенуа. Девочка жила в атмосфере поклонения искусству, с интересам прислушивалась к спорам взрослых о музыке, литературе, живописи. С детской непосредственностью вглядывалась в гостей деда и матери, в которых узнавала известных художников, музыкантов, архитекторов. Рано начала рисовать, удивляя взрослых гармоничным сочетанием цвета в рисунках, что не характерно для детей.

Портрет Б.А. Серебрякова. Около 1905

Когда девочка подросла, её стали на лето увозить в благоухающее садами Нескучное, где было раздолье и для отдыха, и для творчества. Здесь Зинаида подружилась со своим двоюродным братом Борисом Серебряковым, проводившим лето неподалеку. Детская дружба переросла в любовь, к которой с пониманием и участием отнеслись родные. Но чтобы создать семью, молодым прошлось пройти тернистый путь, так как церковь запрещала браки между близкими родственниками.

Свадьбу сыграли только в сентябре 1905 года. К этому времени Зинаида серьезно увлеклась живописью, успела поучиться в художественной школе, основанной княгиней М. К. Тенишевой, где занималась у Ильи Репина. Поступила в мастерскую самобытного художника-портретиста Осипа Браза. Почти год провела в Италии, где жадно впитывала атмосферу классической живописи, произведшей на неё громадное впечатление. Её избранник к этому времени окончил институт и стал инженером путей сообщения.

За завтраком. 1914

Молодым предстояла недолгая, но счастливая совместная жизнь. В семье родилось четверо детей — сыновья Евгений и Александр, дочери Таня и Катя, которые, как и мать, связали свою жизнь с искусством.

Медовый месяц молодые проводили в Париже, где задержались на год. Зинаида занималась живописью в академии Гран Шомьер, а Борис посещал вольнослушателем Высшую школу мостов и дорог.

Вернувшись из-за границы, Зинаида много и плодотворно пишет. У неё появляется своя, характерная и узнаваемая, манера живописи. Её работы начинают пользоваться успехом. «Крестьянская девушка», одна из картин этого периода, ныне находится в экспозиции Государственного русского музея. Но подлинная слава приходит к ней в 1910 году, когда она выставляет на выставке Союза русских художников в Петербурге первую большую картину «За туалетом» (Автопортрет), которая была тут же приобретена для Третьяковской галереи.

В предреволюционные годы Зинаида Серебрякова становится, пожалуй, самой известной из российских художниц. В 1911 году она вступает в объединение «Мир искусства», активно участвует в его выставках. Её работы узнаваемы и пользуются хорошим спросом. Многим женщинам, изображенным на её картинах, Зинаида придает свои черты. С удовольствием пишет своих детей, вкладывая в картины не только талант, но и материнскую любовь, что делает их особенно трогательными.

Балетная уборная. Снежинки. 1923

Революция застала семью Серебряковых в имении Нескучном, которое вскоре было разграблено бандой мародеров. Пришлось перебраться в Харьков. В 1919 году умер от тифа Борис, и Зинаида осталась с детьми и больной матерью в холодном и голодном городе. Денег, которые удавалось заработать, едва хватало на питание. Но даже в этих трагических условиях Зинаида не стала писать модные футуристические картины или портреты представителей новой власти. Для заработка ей приходится в Харьковском археологическом музее выполнять рисунки экспонатов.

Только в декабре 1920 года Серебряковой удалось перебраться в Петроград, где ей предложили место профессора в Академии художеств. Вся семья снова собралась в квартире деда, куда поселили «на уплотнение» артистов МХАТа. Зинаида с удовольствием окунулась в новую для себя театральную среду. Особенно любила бывать за кулисами Мариинского театра, где перезнакомилась со многими балеринами.

В этот период она создает удивительную серию картин и портретов балерин. На её картинах перед зрителем предстает неведомый для многих мир балетного закулисья, где девушки в тесноватых гримерках готовятся к выходу на сцену. Многие работы этого периода выполнены в технике пастели, которую Серебрякова освоила в совершенстве.

Портрет балерины Л.А. Ивановой в костюме исполнительницы

В 1924 году она выставила 14 работ на большой выставке русского искусства в США. Несколько её работ было приобретено, и у Серебряковой появились деньги, чтобы выехать за границу для организации собственной выставки. Осенью Зинаида уезжает в Париж. Оставаться за границей она не планировала, но судьба распорядилась иначе.

Человек стеснительный и крайне непрактичный, Зинаида так и не смогла организовать выставку или добиться выгодных заказов. Деньги, которые удавалось заработать, переправляла семье в СССР. Но через год ей удалось получить разрешение на приезд сына Александра, а еще через несколько лет и младшей дочери Екатерины. Двое детей так и остались в СССР, где их судьба сложилась вполне успешно.

Постепенно у Зинаиды появились заказы, в основном она писала портреты русских эмигрантов. Появилась возможность работать и для души. Она с увлечением писала мир парижских улиц и французских крестьян, но от модных тогда новаций в искусстве, которые процветали в Париже, осталась далека. А когда мучила ностальгия по родине, писала пейзажи с милыми сердцу перелесками и стогами сена.

В 1928 году Серебрякова получила несколько солидных заказов из Бельгии, позволивших не только поправить материальное положение, но и совершить поездку в Марокко. Северная Африка произвела на художницу ошеломляющее впечатление буйством красок, живописными типами местных жителей, неповторимой природой. Через несколько лет она снова вернется в полюбившуюся «сказочную страну». Результатом этих поездок стал интереснейший цикл картин и эскизов, которые теперь служат украшением многих музее и частных коллекций.

Автопортрет. 1956

Перед войной Серебрякова собиралась приехать в СССР, но свою мечту ей удалось осуществить только в 1965 году. В начале шестидесятых годов к ней в Париж уже приезжали сын Евгений и дочь Татьяна, а на родине её с нетерпением ждали любители живописи.

Персональная выставка Зинаиды Серебряковой в Москве прошла с потрясающим успехом. Не меньший триумф ждал её в Киеве и Ленинграде. Альбомы с репродукциями её картин не залеживались на прилавках. Успех и почитание на родине скрасили последние годы жизни великой русской художницы. Зинаида Евгеньевна Серебрякова умерла 19 сентября 1967 года и была похоронена на парижском кладбище Сен-Женевьев де Буа, где нашли последний покой многие французские россияне.

Обновлено 21.02.2018
Статья размещена на сайте 15.05.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: