• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Игорь Вадимов Грандмастер

Медицина. Как оказывали помощь раненым во время Великой Отечественной?

Люди воюют между собой многие тысячелетия. И все это время после битв раненых лечат врачи. Или лекари, или знахари. Лечат, как умеют. Как была организована военно-полевая медицина во времена Великой Отечественной?

Санинструктор сержант В. Грибкова эвакуирует раненого с поля боя на Украине Фото: Источник

В помощи раненым на поле боя самый первый фактор — время. Существует даже фраза о «бриллиантовых секундах, золотых минутах и серебряных часах»: речь идет о том, как скоро раненому будет оказана помощь врачей.

Если пострадавшему очень повезло и он почти сразу оказался на столе хирурга, то лечение будет значительно более простым, нежели, если он сначала сколько-то минут будет ждать помощи санитаров, потом несколько часов будет потрачено на его путь с передовой до дивизионного медсанбата, где его, возможно, прооперируют и отправят дальше в тыл. До эвакогоспиталя, где высококвалифицированные хирурги будут снова его оперировать, а потом лечить — путь длиной в много километров (а иногда и тысяч километров) и дней.

Помощь раненым в РККА во времена Великой Отечественнойпроизводилась по этапно-эвакуационному принципу.

Девушка-санинструктор сопровождает раненого солдата в Сталинграде
Девушка-санинструктор сопровождает раненого солдата в Сталинграде
Фото: Источник

Прямо на поле боя раненому помогал санитар. Ему останавливали кровь, накладывали, если надо, жгут и шину, возможно, делали обезболивание (укол или таблетка), перевязывали рану и доставляли на батальонный медпункт (до 2 км от передовой). Здесь проводилась первичная сортировка раненых, делалось, если надо, переливание крови, производилась первичная обработка ран и накладывались чистые повязки.

Причем если в РККА и у наших западных союзников раненым переливали донорскую кровь, то в Вермахте — искусственный кровезаменитель перистон. Это было очень прогрессивное решение. К сожалению, этот кровезаменитель был токсичен и после его переливания надо было поскорее перелить раненому настоящую кровь, иначе был велик риск повреждения печени.

Далее раненого доставляли сначала на полковой медицинский пункт, а потом в дивизионный медсанбат. Медсанбат размещался в дивизионных тылах, на расстоянии 20−50 км от передовой. Здесь раненых оперировали — если им была необходима срочная операция. По статистике, хирургические операции проводились примерно для 12−14% всех поступивших раненых.

Медсестра советского полевого госпиталя читает письмо
Медсестра советского полевого госпиталя читает письмо
Фото: Источник

Главное назначение медсанбатов — сортировка раненых в зависимости от тяжести и типа ранения. Отсюда их эвакуировали в специализированные эвакуационные госпитали, во фронтовых госпиталях — или в госпиталях, расположенных далеко от фронта.

Часто принимая прямое участие в боевых действиях, медработники Советского Союза понесли за время войны большие потери: погибло и пропало без вести более 100.000 военных медиков. Из них свыше 5.000 врачей, до 15.000 военфельдшеров (средний медицинский состав) и около 80.000 санитаров и санинструкторов.

Но медики внесли огромный вклад с Победу. По данным статистики, которые вели с 01.01.1943, после ранения на фронт возвращались 86% раненых военнослужащих (если считать с 22 июня 1941 года, то 76.9%). За время войны на фронт вернулись свыше 18 миллионов бойцов и офицеров. Маршал Рокоссовский сказал, что войну выиграли раненые.

Советские военные врачи оперируют раненого в полевом госпитале
Советские военные врачи оперируют раненого в полевом госпитале
Фото: Источник

В это же время по другую сторону фронта, в немецкой армии, после лечения на фронт возвращались меньше 50% раненых. Дело в том, что подход к лечению раненых в Вермахте и РККА сильно различался.

  • В Вермахте врачи прежде всего пытались лечить тяжелых и безнадежных раненых.
  • В РККА прежде всего занимались теми бойцами, которые гарантированно могли снова встать в строй. Особенно тяжелых брали «в работу» после них. Это приводило к тому, что больше бойцов могли вернуться в строй, их раны обрабатывали в первую очередь.

Вроде бы подход врачей Вермахта к своим раненым кажется более гуманистичным, но на самом деле, пытаясь спасти жизни почти безнадежным, врачи упускали время для спасения тех раненых, которые за время ожидания становились безнадежными или почти безнадежными. А легкие раны, которые обрабатывали после всех, за это упущенное время превращались в раны тяжелые и вели к инвалидности.

Выходит, что, казалось бы, более жестокий подход советских врачей был более гуманен. Хотя, разумеется, безнадежные раненые, которых обрабатывали не в первую очередь, намного чаще гибли, даже не дождавшись квалифицированной помощи.

Погрузка советских раненых в эшелон для отправки в тыловые госпитали
Погрузка советских раненых в эшелон для отправки в тыловые госпитали
Фото: Источник

Что еще часто сопровождает войны? Эпидемии. До начала XX века в войнах от болезней погибало больше солдат, чем от ранений. Эпидемии холеры, тифа и других инфекционных заболеваний сопровождали и Первую мировую, и Гражданскую войны. А вот во время Второй мировой больших эпидемий не было. В чем же дело?

Во-первых, был налажен порядок, при котором военнослужащие регулярно мылись и меняли обмундирование и белье. Стирку одежды и белья в войсках осуществляли банно-прачечные отряды.

После бани
После бани
Фото: Источник

Во-вторых, во время Второй мировой были открыты антибиотики. Открыл их еще в конце 20-х годов английский ученый Флеминг, заинтересовались открытием в конце 30-х, делать их в США научились в 40-е, в американскую армию их поставки пошли, начиная с 1943 года.

В СССР поставки антибиотиков из США начались с 1944 году. Не по ленд-лизу, их нам продавали. Первые партии поставляли по 4.04 доллара (он был раз в 50 дороже нынешнего) за ампулу. Последние поставки антибиотиков военной поры (апрель 1945 года) прошли по 1.03 доллара за одну ампулу. Всего нам было продано 460 тысяч доз — в 1944 и 1945 годах.

Первый запрос СССР на поставки антибиотиков в рамках ленд-лиза был направлен союзникам в 1942 году. Переговоры закончились предложением продать нам технологию производства пенициллина за 30 млн. долларов. Наши микробиологи попробовали сами разработать технологию производства антибиотиков.

В 1942 году группе под руководством Зинаиды Ермольевой удалось получить первый советский антибиотик на основе плесени Penicillium crustosum, который назвали пенициллин-крустозин.

Заведующая отделом Всесоюзного института экспериментальной медицины Ермольева за работой
Заведующая отделом Всесоюзного института экспериментальной медицины Ермольева за работой
Фото: Источник

Вначале новый препарат производили на картофельных очистках в подвале здания. В 1943 году началось опытное производство антибиотика и за время войны было произведено около 100.000 доз лекарства.

Надо поблагодарить наших союзников за медицинский ленд-лиз. Условно-бесплатно, в рамках этого закона, из США в СССР было поставлено медикаментов на 201 миллион рублей. За 1941−1943 годы было поставлено около 20%, остальные 80% - в 1944—1945 годах, когда на Западе было уже понятно, кто победит в схватке СССР и Германского Рейха с его сателлитами (nothing personnel — just business). Нам поставляли медицинское оборудование, хирургические инструменты, шприцы и иголки к ним, лекарства и медпрепараты — кофеин, танин, стрептоцид, за что союзникам огромное спасибо. На последнем этапе войны медпоставки по ленд-лизу покрывали 80% потребностей советской медицины.

Про медицинский ленд-лиз пишут разное: и что он вообще спас всех советских раненых, и что он не оказал никакого серьезного влияния (хотя, конечно, спасибо и за это). А истина — где-то посередине. До 1944 года влияние медицинского ленд-лиза было ничтожно, а на последнем этапе войны ленд-лиз и покупка американских антибиотиков за золото спасли много жизней советских больных и раненых.

Военврач осматривает раненого в полевом подвижном госпитале в Курской области
Военврач осматривает раненого в полевом подвижном госпитале в Курской области
Фото: Источник

И огромное спасибо и земной поклон энтузиастам, таким как Зинаида Ермольева, которые в тяжелейших условиях войны и нехватки всего налаживали производство витаминных препаратов, новых лекарств, а также сумели воспроизвести технологию производства пенициллина, хотя вместо дыни для роста плесени пришлось использовать картофельные очистки.

Статья опубликована в выпуске 2.03.2020
Обновлено 22.07.2020

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Узнавая такие подробности и статистику, приходишь мысли о том, какая глупая дурость эта война. Не зря говорят, только б не было войны. И несмотря на наглядные ужасы недавних и идущих войн, политики и военные с удовольствием предаются мечтаниям о грядущих победах. Проводятся военные международные игрища, сознательно провоцируются войны етс. Надо публиковать карту мира с очагами военных конфликтов и показывать "динамику" их роста и снижения. имхо. Оценка за обстоятельную статью - 5!

  • Еще в 1939 по результатам конфликта на Халхин-Голе Симонов написал
    Всё лето кровь не сохла на руках.
    С утра рубили, резали, сшивали.
    Не сняв сапог, на куцых тюфяках
    Дремали два часа, и то едва ли.

    А ведь то что было на Халхин-Голе с Великой Отечественной даже сравнивать смешно

  • Все верно...
    Любой медик отлично знает основы военно-полевой хирургии.
    В первую очередь лечат и оказывают помощь легкораненый, т.к. они должны вернуться в строй.
    Более сложные случаи-по возможности в тыл.
    Ампутация конечностей-обычная история , времени ни у кого нет возится...
    Это суровая правда войны, ничего не попишешь....
    Все знают основателя военно-полевой медицины Пирогова, но мало кто знает её подробности.

    Оценка статьи: 5

    • Владимир Голубков, в "Тревожный месяц вересень" главный герой был ранен в живот и умные люди ему велели убавить часа 4 от реального времени ранения, иначе хирург бы его мог перевести в категорию безнадежных. И хирург, уже начав операцию, заругался, мол его обманули со временем, но сделал все как надо - хотя парня и списали из армии, дав инвалидность.

      • Игорь Вадимов, действительно, все именно так и есть.
        Я много раз бывал на реальных учениях с боевыми стрельбами. И солдатом, и потом офицером.
        У медиков в боевых порядках основна задача была всегда-фильтрация и правильная квалификация «раненых».
        Могу уже, конечно, ошибаться. Но вроде было четыре группы, на которые делились раненые.
        Я помню, что тогда четко усвоил, в какую группу желательно « записаться», если реально ранят. На войне.»»
        Так что этому персонажу правильно подсказали, хотя...
        Перитонит-то ему в любом случае был обеспечен уже ( как Пушкину), что час. Что четыре часа.
        Если был тогда уже антибиотик у наших, то конечно спасли, а вот если не было...

        Оценка статьи: 5

  • Документальный фильм "Военная медицина" (1942) смотрели? Могу рекомендовать, но предупреждаю, что лента предназначалась исключительно для медиков, большинство сцен отсняты в настоящих госпиталях во время обороны Москвы.

    Оценка статьи: 5