Валерий Сатокин Мастер

Экранизация «Шерлока Холмса». Как сильно уклоняться позволительно режиссеру?

Не так давно на экраны вышел свежий фильм Гая Ричи «Шерлок Холмс». Вышел как экранизация. Первый вопрос, который у меня возник после просмотра сего боевика: а при чем здесь Шерлок Холмс? К творчеству Конан-Дойля сценарий имеет отношение мизерное. Сам герой большую часть фильма работает кулаками, а не головой. А доктор Ватсон выглядит, как опекун этакого великовозрастного дитяти — своего мятущегося друга.

В уже появившихся интервью создатели трактуют свое творение как раскрытие внутреннего мира героев Артура Конан-Дойля, недоступного пониманию обыкновенного читателя. А наборчик-то приемов всё тот же! Лихой сюжет, в основе которого очередное спасение человечества от злодейских происков нехорошего дяди. Один из центров внимания: интимные отношения героя с подругой, которая по ходу дела то мешает ему, то помогает. Воскрешение мертвых врагов (на то и щука, чтоб карась не дремал). И, конечно, традиционные глобальные металлоконструкции в конце фильма (в данном случае недостроенный Тауэрский мост, хотя могла быть обычная строительно-складская абстракция). Лазая, прыгая, бегая меж сих сооружений, соперники и выясняют — кто кого.

В целом, по канонам Голливуда, фильм крепкий. Но вот имена героев вполне могли быть и другими. Почему Шерлок Холмс и доктор Ватсон? Фильм просто о сыщике с уникальными способностями, его друзьях и недругах, хорошо воплощенных на экране отличными актерами. Правда, без известных имен создателям понадобились бы дополнительные средства для привлечения внимания к своему опусу. А так все проще. Первое внимание зрителя обеспечено. Еще и покуражиться можно, навести тень на плетень: вот такое, мол, мое режиссерское видение! Великолепный коммерческий ход! И времени затрачено минимум. Трах-бах и курица готова нести золотые яйца.

Обидно только за Джереми Бретта, Василия Ливанова, чьими кропотливыми трудами был создан на экране образ мастера дедуктивного метода. Кстати, кое-что Гай Ричи у них втихую слизал — в самом начале своего фильма (сцены с часами, тростью). У режиссеров фильмов с участием Ливанова и Бретта (другие исполнители всё же слабее) тоже есть различия. Скажем, в «Пёстрой ленте», демонстрируя недюжинные физические возможности Шерлока, Бретт кочергу скручивает, а Ливанов — раскручивает. Во-первых, раскручивать труднее, а во-вторых, первый жест более агрессивен. Но в обоих случаях это — Шерлок Холмс. И никто другой.

Я не придираюсь. Я в таких случаях размышляю о моральном праве режиссера, берущегося за экранизацию, на столь радикальные изменения авторских концепций.

Аналогичные изумления возникали у меня при просмотре фильмов Евгения Татарского по произведениям Рекса Стаута. (Занятно, что Рекс Стаут имел свое мнение по поводу образа доктора Ватсона)* Ситуация такая же. Сергей Жигунов и, уж тем более, Донатас Банионис — актеры, вне всякого сомнения, высококлассные! Но причем здесь Арчи Гудвин и Ниро Вульф? Слишком уж плотно описывает автор своего героя, многократно подчеркивая его внешнюю громоздкость, чтобы можно было увидеть его в ином обличье.

На мой взгляд, Тимоти Хаттон (Арчи Гудвин) и Мори Чайкин (Ниро Вульф) куда более каноничны.

Я понимаю, что режиссер тоже творец. Но экранизация литературных произведений — это особый вид кино. Тем более, когда авторы уже не могут вмешаться в процесс. Хорошо ли столь беспардонно строить свое здание на их костях? Не знаю. Меня это возмущает.

Вот еще образчик. Марк Захаров. Режиссер до мозга костей. Умелый, тонкий, ироничный. Но как возьмется перенести на экран печатные строки, так обязательно строго в ракурсе своего понимания вопроса. Его дебют в кинематографе с телефильмом «12 стульев» тому особый пример. Опять таки, Андрей Миронов и Анатолий Папанов — гиганты актерского искусства. Но Ильф и Петров не менее умелые мастера своего жанра и, когда выписывали образы своих героев, знали что к чему, зачем и почему.

Так что и по духу, и по стилю, и по образам Гайдаевский вариант с Арчилом Гомиашвили и Сергеем Филипповым ближе к первоисточнику. Вы скажете: а нету в романе портрета Остапа Бендера! А ошибаетесь! Есть. Только хитрые авторы разбросали его по разным местам своего произведения. Почитайте внимательно этот литературный шедевр. Вы найдете и мужественный черкесский профиль, и другие детали, описывающие внешность и характер главного героя.

Мне представляется, что качественную экранизацию сделать крайне сложно. Это как стихи. Многие, как бы поэты, подгоняют слова под рифмы, называя получающиеся несуразицы творческой индивидуальностью. Я таким товарищам всегда рекомендую на черновики Пушкина взглянуть.

Что-нибудь стоящее получается, когда перестаешь любоваться собой. С экранизацией литературных произведений, особенно знаменитых, еще сложнее. Вот такая моя убежденная позиция. Умеешь — твори своё. Не умеешь — иди в канве предшественника. Лавров может и поменьше будет. Зато честности больше.

-----------------------------------------------------
* Рекс Стаут. «Уотсон был женщиной»

«…Всего насчитывается шестьдесят рассказов и повестей о Шерлоке Холмсе. Прежде всего, мы расположим их в хронологическом порядке и дадим им номера от 1-го до 60-го. Далее, применяя способы расшифровки, которыми так виртуозно владел Холмс и сущность которых раскрыта в повести «Пляшущие человечки» и ряде других вещей, мы отберем те названия, которые стоят под номерами, имеющими определенный кодовый смысл, и получим следующий столбец:

Исчезновение леди Фрэнсис Карфэкс
Рейгетские сквайры
Этюд в багровых тонах
Некто с рассеченной губой
Убийство в Эбби-Грэйндж
Обряд дома Месгрейвов
Тайна Боскомской долины
Союз рыжих
Одинокая велосипедистка
Небесно-голубой карбункул

И прочитав начальные буквы, по принципу акростиха, сверху вниз, мы с легкостью откроем эту тщательно скрываемую тайну. Ее звали Ирэн Уотсон."

Обновлено 21.05.2018
Статья размещена на сайте 7.01.2010

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: