Константин Кучер Грандмастер

24 октября. Какие вопросы сегодня можно задать любителям оперетты?

Правда, прежде чем уточниться с потенциальным перечнем вопросов, не мешало бы выяснить — а почему именно 24-го? Не 23-го или 25-го, а именно в этот день. Почему?

Всё с этими ларчиками, как всегда, просто. Оказывается, 24 октября — удивительная дата. В этот день, как в одну точку, сошлись судьбы двух людей, имена которых неразрывно связаны с таким музыкально-театральным жанром, как оперетта. Это Имре Кальман и Ференц Легар, два выдающихся венгерских композитора. Первый из которых родился 24 октября 1882 года. А второй, спустя 66 лет, в 1948 году, в этот же самый день — умер.

Отсюда, из отправной точки схождения, наверное, вытекает и самый первый вопрос любителям оперетты. Что им принес этот хмурый октябрьский день — радость по поводу рождения Кальмана или печаль в связи с кончиной Легара? Скорее всего, у любого почитателя оперетты настроение в этот день окрашено как в светлые, так и в приглушенные, траурные тона. Но главенствуют, как мне кажется, не они.

Признательность, вот то чувство, которое, на мой взгляд, в этот день доминирует в настроении всех тех, кто знает и любит оперетту. Ведь если бы не было Имре Кальмана, мы бы так никогда и не узнали героев «Королевы чардаша», «Баядеры» или «Марицы». Так же, как не услышали бы праздничной музыки этих произведений, пронизанной венгерскими мотивами.

Да, 24 октября 1948 года Ференц Легар умер. Конечно, это печальное событие. Но задолго до смерти, в 1905 году, композитор написал музыку к обессмертившей его имя «Веселой вдове». И к траурным ноткам этого дня обязательно подмешивается большое и искренне чувство благодарности к человеку, создавшему произведение, которое до сих пор с неизменным успехом идет на подмостках многих театров всего мира.

Кстати, а почему это произведение Легара называется именно так? Или… В связи с чем у «Королевы чардаша» Кальмана в России есть второе имя — «Сильва»?

Естественно, на каждый из этих вопросов есть ответ. И, на мой взгляд, они заслуживают того, чтобы на них остановиться подробнее.

Музыку к «Королеве чардаша» родившийся в Шиофоке подданный Австро-Венгерской империи Имре Кальман написал в 1915 году. И первое представление оперетты, конечно же, состоялось на столичной сцене. В Вене.

Да, оказывается, в те времена, когда гремят пушки, музы не всегда молчат. А в 1915 году в Европе гремели не только пушки. Первая мировая была в самом разгаре. Весь континент был изрыт окопами и перетянут колючей проволокой, разделившими воюющие стороны на два непримиримых лагеря. И так получилось, что Австро-Венгрия оказалась в одном из них, а Россия — в другом.

Но музыка, тем более музыка гениальная, она, по своей сути, интернациональна. Так что нет ничего удивительного в том, что «Королева чардаша» шла не только по ту, но и по эту сторону окопов.

Правда, в России посчитали не совсем корректным показывать зрителям «вражескую» оперетту. Поменяли место её действия, имена персонажей и… И дали ей другое название. Вот так «Королева чардаша» получила своё второе, уже чисто российское имя — «Сильва».

Не менее интересна и история названия «Веселой вдовы», созданной по мотивам написанной ещё в 1862 году французским драматургом Анри Мельяком пьесы «Атташе посольства». В 1905 году всё уже было готово к премьере. Виктор Леон и Лео Штейн, изменив характеры персонажей пьесы Мельяка и их имена, но оставив неизменной сюжетную основу — борьбу за перешедшие вдове от умершего мужа деньги, создали либретто. А Ференц Легар написал к нему музыку.

Всё было готово к премьере. Но… Название оперетты никак не придумывалось!

А надо сказать, что в венском театре «Ан дер Вин», в котором уже вовсю шли репетиции будущей «Веселой вдовы», был интересный обычай. Вдовы чиновников некоторых австро-венгерских государственных ведомств имели право приобретения льготных билетов на спектакли театра. И активно пользовались им. Что, естественно, никак не способствовало увеличению доходной части бюджета «Ан дер Вин».

И вот как-то исполнявший в то время обязанности директора театра господин Вальнер, разбирая финансовую документацию, в присутствии Легара воскликнул в сердцах: «Ох уж эти надоедливые вдовы!». А Ференц взял, да и услышал. И мгновенно среагировал: «Если у вас вдовы надоедливые, то наша будет веселой!». Так оперетта и получила своё имя. То самое, под которым её нынче знает весь мир.

Правда тогда, в 1905 году, администрация «Ан дер Вин» отнеслась к нему с некоторым скептицизмом, т. к. в репертуаре нескольких европейских театров параллельно шла популярная в начале прошлого века «Маленькая вдова». Но кто сейчас помнит о «маленькой»? Зато Легаровская «веселая» — стала классикой оперетты.

И сразу — новый вопрос. А где родился автор этой классики?

Если с датой рождения Ференца Легара, 30 апреля 1870 года, никаких вопросов нет, то по месту — они вполне могут быть. Хотя, на первый взгляд, и здесь всё, вроде бы, ясно и понятно. Большинство наших русскоязычных источников указывает, что «Легар родился в австро-венгерском городе Комаром (сейчас это Комарно, Словакия)».

Но это наши источники. А вот венгры утверждают, что Легар родился в городе Комаром, который и ныне расположен на территории Венгрии. Как так? Не может же один и тот же город одновременно быть и словацким, и венгерским?!

Один и тот же — не может. Но на географической карте Европы, вообще-то, есть два города: Комаром и Комарно. Расстояние между ними всего-навсего… 2,5 километра. Но один из них — Комаром — и сегодня венгерский. А другой — Комарно — словацкий.

Так где в 1870 году родился Ференц Легар? Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить — кем был в тот момент времени отец Ференца — Франц Леонгард (или, сокращенно, Легар)? Вообще-то, он играл на флейте в одном из венских театров. Но это было ещё до его призыва на действительную военную службу. А вот в армии отец Легара стал капельмейстером. И в конце 60-х годов XIX века полк, в котором служил Франц Леонгард, после военных действий в Северной Италии был переведен в небольшой венгерский городок Рывкомаром. Здесь Франц и познакомился со своей будущей женой — Кристиной Нойбрант. А ещё через какое-то время у них родился первенец. Будущий великий композитор Ференц Легар.

Полк, в котором служил его отец, дислоцировался в Рывкомароме. Здесь же жила и мать Ференца. Поэтому серьезных оснований предполагать, что он родился в каком другом месте, скорее всего, нет.

Рывкомаром. Вот Малая Родина Легара. Но Рывкомаром — это прежнее название нынешнего словацкого города Комарно. Комаром — пристань, в переводе с венгерского. Так что, похоже, с местом рождения наши источники не ошибаются. Другое дело, что они немного неверно указывают прежнее название этого города.

Всё это — только малая толика вопросов, которые сегодня можно задать любителям оперетты. Есть и другие. Например. Можно ли считать Легара, оба родителя которого имеют немецкие корни, венгерским композитором?

Или — почему Легар является почетным гражданином не только Вены, где он творил, и Бад Ишля, в котором умер, но и Шопрона?

Да, вопросов может быть много. И каждый из них — по-своему интересен. Но оперетта, сама по себе, и интереснее, и важнее любых вопросов. Так, может, отвлечемся от них? Чтобы вспомнить Её Высочество Оперетту.

Например, тот спектакль, который у каждого из нас был первым. И здесь не обязательно привязываться к именам Легара или Кальмана. Помимо них, ведь есть ещё Лео Фалль, Жак Оффенбах, Оскар и Иоганн Штраусы… Моей первой опереттой, например, стала «Моя прекрасная леди» на музыку Фредерика Лоу.

Но это — уже совсем другая история…

Обновлено 23.10.2010
Статья размещена на сайте 22.10.2010

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • На сайте города Шопрона при перечислении его почетных граждан указано также, что Ференц Легар проживал в Шопроне с 1874 по 1877 год.

    Оценка статьи: 5

    • У меня, Ники, немного другая информация. Правда,не гарантирую, что именно она - истинная. Но Вам легче её проверить по венгерским сайтам.
      Итак. Всё завязано на том, что отец Легара был военным капельмейстером. А военная служба такая - сегодня здесь, завтра - там. И в 1872 году полк Легара-старшего переводят из Рывкомарома (или РЭвкомарома, как правильнее?) в - Братиславу. В 1775 - в Шопрон. А в 1880-м в Будапешт.
      Таким образом получается, что Ференц Легар жил в Шопроне пять лет. С 1775-го по 1780-ый год.
      Но суть ответа на этот вопрос остается неизменной. Какую-то часть своего детства Ференц Легар провел в Шопроне. И именно в этом городе он впервые пошел в школу...

      • Доброе утро,Константин, заглянув на шопронский сайт, очень подробными сведениями о жизни Легара в Шопроне я не интересовалась, отметив только цифры, которые были указаны на сайте, и сведения, что Легар пошел в школу именно в Шопроне, так что Вашей информации я доверяю. Что касается передачи географических назвний, то где-то когда-то и кем-то были установлены нормы, определяющие, как именно принято передавать то или иное слово или название. Сегодня уже мжно было бы говорить и о том, насколько эти правила искажают или не искажают реальное звучание. Факт, однако, что произношение венгерских слов, их фонетическая передача сильно отличается от написания. Ваш вариант названия более близок к фонетической передаче, так как звук длинной гласной "е" по звучанию напоминает ближе всего русский звук "ы" или протяжный украинский звук "ии", а по написанию Revkomarom (русский интернет не пропускает специфические венгерские гласные) принята передача "Рэвкомаром", хотя понятно, что и звук "о" в венгерском языке произносится тоже иначе, чем русское "о". Кроме того, надо учитывать и некоторые каноны написания имен и названий: например, та же фамилия Легара передается в русском именно так, хотя звук "h" тут произносится мягче, как, например, в немецком слове "Heimat". И таких примеров - множество, и во многих языках, начиная от произношения названия Дуная и Тиссы ("ДУно, ТИсо) итальянских Рима и Неаполя (Рома, Наполи ) и тд

        Оценка статьи: 5

        • Да, Ники, я тоже, как увидел написанную латинницей фамилию отца Легара, сразу понял, что мы, в русском варианте, фамилию композитора пишем несколько иначе, чем она произносится на венгерском или другом европейском языке.
          Потому что фамилия - Leonhard. А "h" - очень интересная согласная. Когда учил немецкий, у меня, с моим южнорусским выговором, не было проблем с её произношением. Потому что она очень напоминает глухую южнорусскую "г", которая не идентична русской глухой "х", но очень близка к ней. А так наш преподаватель, при неимении гербовой, рекомендовал приближать её всё-таки к "х". Но никак не к "г".
          Исходя из этого, фамилию отца Легара надо бы написать в русской транскрипции, как ЛеонХард. Но тогда мы не выйдем к сокращенному, и уже давно ставим традиционным, написанию фамилии композитора - ЛеГар. Поэтому я и фамилию композитора оставил в её традиционном написании, и фамилию его отца приблизил именно к этому варианту. Тем самым чуточку отойдя от "исторической правды"...

  • Константин Кучер,
    Спасибо за чень интересную и позновательную статью. очень люблю оперетту.

    Оценка статьи: 5

  • Ники-Лаура Терпаи Читатель 24 октября 2010 в 23:00 отредактирован 24 октября 2010 в 23:12

    Очень интересная информация, спасибо большое, Константин!
    Для уточнения происхождения названия Рывкомаром интересно сравнить два источника, венгерский, и словацкий. Потому как в городе проживали рядом и словаки, и венгры.И вот что выяснилось: "В 1836 году Элек Феньеш, а затем и Большой словарь Палласа (конец ХIХ века) впервые упоминают "Рэвкомаром" в качестве одного из названий Комарно. Поскольку современная (меньшая, южная, ныне венгерская) часть Комарно в те времена еще даже не была частью города, и на ее месте находился поселок Уйсёнь, название Рэвкомаром относилось исключительно к словацкой части города, находившейся буквально на кромке северного берега реки. То есть, Рэвкомаром, Старый Комаром или Северный Комаром - все эти названия относятся к той словацкой (бОльшей) части старого города, которая непосредственно примыкала к пристани. До первой мировой войны северная часть Комарно входила в состав Австро-Венгерии, как Комаром. После первой мировой войны, в соответствии с решением Трианонского договора, когда почти три четверти прежней территории Венгрии были разделены между соседними государствами, граница новообразованного государства, Словакии, прошла по реке Дунай, разделив тем самым город на две части, северную и южную. Меньшая, южная часть города, так называемый Уйсёньский Комаром, отошла к Венгрии, а бОльшая, северная часть, включая и пристань старой части города, Рэвкомаром, - к Словакии. Обе части города соединяет мост Елизаветы, есть и железнодорожное сообщение.
    Название Рэвкомаром снова получило распостранение в СМИ Венгрии и в повседневной речи в 1990-е годы, и было разрешено для использования в этом варианте и комиссией по географическим названиям.
    Вот почему обе страны по-своему правы, когда Словакия считает, что Легар родился у них (на словацком берегу, у самой пристани, в старой, словацкой части города, которую венгерское население называло по-своему, по-венгерски, Рэвкомаром, а словацкое - Старэ Комарно), а Венгрия считает, что Легар родился в Комароме, некогда бывшем частью Австро-Венгерского Королевства, просто - в словацкой части города, где проживало больше словаков, а не венгров).

    Оценка статьи: 5