Подкаст
К. Ю. Старохамская Грандмастер

В чем феномен картин В. Любарова?

…В 1992 году преуспевающий книжный график Владимир Любаров неожиданно для окружающих резко изменил свою жизнь. Отказавшись от амплуа престижного столичного художника, он купил маленький дом в полузаброшенной деревне Перемилово на краю Владимирской области и с головой окунулся в простую крестьянскую жизнь.

Владимир Семёнович Любаров Фото: Источник

Занявшись живописью, он начал изображать своих новых земляков, создал свой неповторимый мир, полный грудастых баб, подгулявших мужичков, летающих евреев, кричащих рыб и вороватых котов. Любаров рисует не знакомые с детства лица, а портреты человеческих душ, деревенское наводнение для него — не разрушительное явление природы, а состояние русской души, не случайно его работы так любят на Западе.

За годы, прошедшие с тех пор как столичный график Любаров заделался деревенским «бытописателем», его живописная страна разрослась и вширь, и вглубь, и ввысь — аж до самых небес, где прячутся от своих земных подопечных усталые ангелы.

Как-то неожиданно даже для самого себя создатель деревеньки Перемилово — с ее пьяненькими мужичками на завалинках, задиристыми петухами и грудастыми русалками (серия «Деревня Перемилово») — вышел прогуляться за околицу и скоро очутился в городке. Городок как городок, в России таких тысячи — с покосившимися церквушками, обшарпанным вокзалом и теми же пьяненькими мужичками, потихоньку от жен бегающими в местный Дворец культуры поглазеть на пышных балерин (серия «Город Щипок»).

Бедность земли и богатство человеческой души, скудость возможностей и могучий внутренний напор эмоций… Похоже, именно в умении художественными средствами отразить гармоничное воссоединение, казалось бы, несоединимого и состоит феномен живописи Любарова.

В. С. Любаров, серия «Еврейское счастье»
В. С. Любаров, серия «Еврейское счастье»
Фото: Источник

С конца 1990-х годов Любаров неожиданно начинает серию «Еврейское счастье», посвященную бабушке Соне. Пейсы евреев, рыба фиш, выпивка на Пурим, Яша, готовящий к субботе халу, раввин, кошерная курочка, Адам и Ева, лежащие в обнимку на фоне речки на среднерусской возвышенности, — это еще один особый и замкнутый мир художника Владимира Любарова.

Владимир Любаров родился 4 сентября 1944 года в Москве.
Иллюстрировал и оформил более 100 книг, среди авторов которых: Распе, Гофман, Вольтер, Жюль Верн, Эдгар По, Лем, Гоголь, Стругацкие.

С 1973 по 1984 гг. работал главным художником журнала «Химия и жизнь», с 1985 г. — член Союза художников России.

В 1992 г. резко изменил свою жизнь, переехал в деревню и занялся живописью. В результате появилась серия «Деревня Перемилово», показанная на выставках в Москве, Брюсселе, Страсбурге, Берлине, Люксембурге.

В 1993 г. вышла книга «Русские пословицы», иллюстрированная работами Любарова (издательство Appletree, Великобритания). Через год эта книга была переиздана в США и в большинстве стран Западной Европы.

Работы Владимира Любарова находятся в Русском музее, Третьяковской галерее, а также в музеях и частных коллекциях России, Бельгии, Голландии, Великобритании, США, Франции, Австрии, Германии, Израиля, Швейцарии, Новой Зеландии.

 — Владимир Семенович, расскажите, как преуспевающий столичный художник становится деревенским бытописателем?

 — Вы знаете, осточертело все! И я потрясающее нашел место: на косогоре, внизу река, совершенно нетронутая природа. И какая-то ужасно добрая деревня. Я таких людей доброжелательных, искренних не видел никогда в жизни. Рай, оказывается, достижим. После переезда в деревню — с шага совершенно иррационального для меня — в моей жизни изменилось все.

— Почему перемиловские женщины такие большие?

 — Если говорить серьезно, то если из Перемилова и всех соседних деревень вынуть женщину, все, конец, деревня тут же умрет. Потому что на женщине держится русская деревня. Мужик пьет, мужик гуляет, серьезно о семье не думает. А еще я тут использовал прием художников-примитивистов: у них часто одна фигура большая, а вокруг маленькие. Художники лубка рисовали прекрасно, без всяких знаний перспективы и анатомии. Они более значительного человека делали больше, менее значительный человек был меньше, таким образом подчеркивали свое отношение. А я женщину деревенскую уважаю больше и больше ценю. В этом есть и реальная правда, потому что мужик измельчал не только нравственно, но и физически.

Разговор приведен по статье «Село Перемилово и его обитатели».

В. С. Любаров, «Ангел-хранитель», 1999 г.
В. С. Любаров, «Ангел-хранитель», 1999 г.
Фото: Источник

Следуя традициям русского лубка, Любаров создает свой мир. Источник его вдохновения — жизнь российской глубинки. Бабы с авоськами, мужики с пол-литрами, кривенькие избы и заборы, килька в томате, семейные, уличные и любовные сцены, незамысловатая эротика, обладающая в то же время эпическим размахом и мощью. Могучие обнаженные тела купальщиков и купальщиц. Это жизнь — то трогательная и смешная, то инфернально-жутковатая, и весь волшебный мир Любарова чем-то напоминает столь же волшебный и мистический мир шагаловского Витебска. И еврейская тема, думается, вовсе неспроста появляется у художника.

Живопись Любарова с трудом укладывается в рамки какого-либо течения или направления: то, что он создает, одни называют «постмодернистским лубком», другие — «интеллектуальным наивом». Сам же художник утверждает, что он рисует просто картинки, на которых люди живут своей незатейливой жизнью где-то на границе Владимирской и Ярославской областей, по соседству с полузаброшенной деревней Перемилово.

В. С. Любаров, «Мандарины из Марокко»
В. С. Любаров, «Мандарины из Марокко»
Фото: artchive.ru

По первичным художественным признакам творчество Любарова можно причислить к примитивизму. Но повесьте любую его картину на стену (за неимением денег на дорогую живопись можно ограничиться календарем с репродукциями его произведений или вырезать большую иллюстрацию), и через недолгое время у вас в доме заведутся друзья. Тихие, любимые, чудаковатые, неназойливые люди, которых вы будете разглядывать. Сначала исподволь, вскользь и случайно, потом все чаще и задумываясь, находя все новые милые сердцу детали и неожиданные откровения.

Статья опубликована в выпуске 18.01.2020

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 17 января 2020 в 10:55 отредактирован 17 января 2020 в 10:59

    Дай Бог этому графику здоровья.
    Скоро уже 30 лет, как, живя в деревне, рисует "пьяных мужиков" и "грудастых баб"?
    Однако... За почти 30 лет жизни так ничего вокруг себя и не увидеть - это что-то.
    Здоровья автору статьи.

  • Интересно рассматривать эти картинки после того, как только что прочитал статью о Босхе. Такие параллели.

  • Как и следовало ожидать - море комментариев.
    А ведь какой художник необычайный!

    Оценка статьи: 5

    • Люба Мельник Бывший модератор 7 июня 2007 в 21:48

      Так это этот человек делал Химию и жизнь! Самый чудесный журнал всех времен и народов!
      (за исключением журнала "Трамвай", конечно")
      Знание и сила хорош был своими иллюстрациями. И Химия и жизнь, а его обложка - всегда такие человечные такие остроумные рисунки. Я и посейчас время от времени наткнусь на эти старые журнальчики - и картинки рассматриваю.
      А комментариев нет - по той по самой причине, что необычайный.

      Оценка статьи: 5

      • Люба Мельник, "Химия и Жизнь" был великолепен не благодаря, а вопреки тем картинкам, что его в 70-80 "иллюстрировали".
        Там статьи великолепные были, ради которых можно было не обращать внимание на тот графический бред, что обрамлял замечательные тексты.

      • Люба Мельник Бывший модератор 7 июня 2007 в 21:54

        Да, вот сейчас еще раз прочитала.
        Конечно, это не наив, и даже не постмодернистский наив, не "интеллектуальный" наив.
        Книжная графика ведет за собой, тем более журнальная. Хошь - не хошь, а приходится стилизовать, компилировать.
        Этот вырабатывавшийся веками и тысячелетиями язык рисунка и живописи, изобразительного искусства художнику от себя не отринуть, Как в худ. литературе христианской цивилизации полно реминисценций - она ж, эта цивилизация, говорит не словами - фразами из Библии! - так и здесь - намеки легко угадываются, прочитываются.
        Нет, в голове у меня сумбур от этих картинок, не сказать, не получается...

        Оценка статьи: 5