Борис Рохленко Грандмастер

Город Адриана ван Остаде. Что за шум?

Эти картины голландского художника Адриана ван Остаде посвящены дракам. Правдивость зарисовок не вызывает сомнений, автор был очевидцем, возможно, и невольным участником.

Адриан ван Остаде, Ссора 1653

«Ссора». Не очень внятная картинка: место неопределенное — ни кабак, ни двор, ни дом. Странная компания, эту странность вносит женщина с ребенком. Драка с ножами — дело обычное, но причина ссоры тоже неясна. Обычно это карты. А что здесь?

Слева привстает со скамейки крупный экземпляр в шляпе. У него в правой руке нож, в левой — что-то колющее, маленький штык. Он подался вперед и хочет нанести удар визави. А тот с испугу прикрывается колпаком. В его правой руке — нож. Причем у шляпы нож в положении «резать», у колпака — «колоть».

Третий пытается удержать шляпу: левой рукой тянет его за пояс вниз, а правой держит за грудки. Женщина наблюдает за происходящим скорее с удивлением, чем со страхом. Ее рот открыт, видимо, она пытается криком или словом остановить ссору.

Бочка, вокруг которой разворачивается действие, опрокинута, падает, с нее валятся какие-то предметы, похожие на устричные раковины.

Что соединило этих людей? Может быть, это родственники? Если это так, то колпак — брат женщины, а шляпа — ее муж. Сидящий спиной к зрителю, скорее всего, тесть. О чем спор? Нет сомнений, что из-за денег. Колпак, вероятно, обманул шляпу. Обман открылся, сейчас они выясняют отношения.

Вряд ли дело кончится членовредительством. Скорее всего, будет примирение с условиями. Какими — остается за рамками картины.

«Драка». Место действия похоже на амбар или что-то вроде того. Две группы: одна на задах, в полумраке, женщина удерживает на полу мужчину; вторая — за опрокинутым столиком, на котором шла игра в карты. Карты на полу, тут же — кувшин на боку.

Кого-то поймали на шулерстве (видимо, того, которого держат за волосы и над которым сверкают ножи). Партнеры хотят его убить (или поранить), уже прижучили. А его женщина (может быть, хозяйка заведения, которой вовсе не нужен труп), старается его защитить, не давая мужику, нависшему над неудачником, нанести решительный удар.

Чем кончится — неизвестно, но наверное, помирятся.

«Драка». Место действия не определено, скорее всего — задняя комната в трактире. На полу — кувшин, карты только что свалились с импровизированного стола (доска была на бочке), они еще в воздухе.

Картину можно было бы назвать «Торжество равноправия»: женщина бьет мужчину. Да еще как бьет! Любо-дорого посмотреть! Она схватила его за волосы, оттянула голову назад и основательно замахнулась для удара!

Страдалец пытается удержать ее боевую руку, орет во все горло. Удастся ли ему избежать мордобоя? Скорее всего — нет.

Причина — карты. Этот мужичок с туго набитым кошельком, видимо, плутовал и обобрал партнершу. Поймала она его на чем-то или просто бьет с досады за проигрыш?

У этой сцены есть и болельщик. Он сидит у опрокинутой бочки и смотрит на происходящее: «Эх, как она тебя!» Он — нейтрален, ни за него, ни за нее. Либо он ничего не проиграл, либо он философ, и ему эта сцена доставляет эстетическое удовольствие и пищу для ума.

«Драка». Совершенно неясно, почему разгорелась драка. И место действия не очень определено.

Вкопанная в землю бочка, возле которой сидит мужик. Он замахнулся ножом (в правой руке), и в левой руке у него что-то похожее на штык. На нем голубая тужурка, рваные на коленях штаны, сползающий на глаза колпак. Одна деталь дает как бы подсказку — из-за чего скандал. Что у него висит между ног?

Это, скорее всего, сцена ревности — и небеспочвенной. Вероятнее всего, их поймали на горячем, что называется, «сняли». Он даже не успел убрать орудие производства. Тот, который с горшком, — обманутый муж. А вот где чья жена — это загадка. Вероятнее всего, та что с колотушкой — жена изменщика, готовая спасти его от членовредительства и простить ему всё. А та, которая держит изменщика — его любовница.

Откуда-то влетает еще один персонаж. Он прибежал на крик и сам кричит, подняв руки. Все кричат, опасаясь кровавого исхода. Да и есть чего опасаться — вид у обоих решительный, если не сказать — зверский. Изменщик угрожает холодным оружием, а у обманутого мужа в руках ничего нет, кроме горшка.

Что совершенно непонятно — где же состоялось прелюбодеяние? Где грешное ложе? Неужто это произошло на бочках?

(Происхождение подозрительной части тела неизвестно: то ли она вышла из-под кисти художника, то ли это было подрисовано кем-то позднее, чтобы придать какую-то логику драке.)

Город Адриана ван Остаде живет полнокровной жизнью: дрались, бились… Помирились?

Обновлено 24.10.2013
Статья размещена на сайте 24.10.2013

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: