Борис Рохленко Грандмастер

Питер де Хох, «Охотник с битой птицей в хлеву». А что завтра?

На картинах голландского художника Питера де Хоха, кроме дворян и солдат, можно увидеть простолюдинов, жизнь которых скудна на радости, и будущее для них неясно, а иногда — тревожно.

Denis Kuvaev , Shutterstock.com

…Мужчина присел на бревно в хлеву, из которого виден выход в дом. Он профессиональный охотник, вернулся с охоты. На полу — вся добыча: пара рябчиков, пара куропаток. Это все, что позволялось простолюдину. Его орудие лова — силки, его верный помощник — пес. Рядом с добычей брошена шляпа и валяется охотничий рог.

Возле охотника — жена с ребенком, который спит на груди.

У мужчины — грустное, если не сказать озабоченное, лицо. Охотничьего везения — не столько, сколько хотелось. И жена не светится восторгом (хотя это может быть и от усталости, от возни с ребенком).

Охотник ощипывает птичку. Что он будет делать со своей добычей? То ли отнесет на продажу, то ли отдаст жене на кухню?

Охота — его постоянное занятие, скорее всего — наследственное. И больше он ничего не умеет делать. Его обычные трофеи — птица, зайцы. Дичь покрупнее принадлежит владельцу земли, за поимку косули — накажут так, что всю жизнь будет аукаться. Охотиться на кабана в одиночку — страшное дело, может запороть насмерть или покалечить.

Сегодня не повезло. Судя по унылому виду, невезенье его преследует не первый день. А не так давно была добыча, были деньги: еще не заношен франтоватый камзол с прорезными карманами, отделанными широкой серебристой тесьмой. Из-под камзола выглядывает юбочка с какими-то кисточками.

Он даже позволил себе жениться. Благо — дом остался от родителей. И дом был небедный — витраж с иконой Божьей матери над выходом из хлева.

Хозяйство никак не покроет безденежья: нет ни кур, ни гусей, ни коровы, ни лошади. Есть какой-то загончик. Может быть, в нем когда-то были свиньи. Сегодня — ни следа.

Понурый охотник. Что-то неладно в его охотничьих угодьях: то ли не сезон, то ли всю дичь повыбили? Грустно. А может, охоту запретили?

Что делать? Как жить? Пойти в батраки? Наняться к феодалу в загонщики (все ближе к охоте)? В батраки — нет привычки работать физически, вставать надо ни свет ни заря. В загонщики — работа только во время охотничьих забав феодала. Да и возьмут ли? Туда берут помоложе и порезвее (герою картины — за тридцать).

В пролете двери виден еще один персонаж. Кто это — непонятно. Скорее всего, это приказчик феодала. Что он принес сегодня охотнику? Очередные ограничения на охоту: что нельзя, когда нельзя, где нельзя, сколько нельзя? Или того хуже — какой-нибудь штраф за добытые трофеи? От его посещения ничего хорошего ожидать не приходится.

Охотник ощипывает рябчика. Чем он займется завтра?

P. S. Как пишет Мартин Кнолл (Martin Knoll), в Западной Европе право охотиться на крупную дичь принадлежало исключительно владетельным князьям. Какие-то права были закреплены за мелкопоместными дворянами. Всему остальному населению охотиться запрещалось. За нарушение законов об охоте полагалось строжайшее наказание, вплоть до смерти. Жестокие законы действовали до конца XVIII века.

Обновлено 15.04.2014
Статья размещена на сайте 15.04.2014

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: