Борис Рохленко Грандмастер

Питер де Хох. Картежники: развлечение или работа?

Игра в карты — излюбленный мотив художников всех времен. В игре есть характеры, азарт, обстановка — и во всем этом мастера могут блеснуть своим умением. Кто-то писал миниатюры (Адриан ван Остаде), Питер де Хох — картины побольше. Кто-то писал крестьян, Питер де Хох — горожан, солдат, дворян. Кто-то писал игру в деревенских кабаках, Питер де Хох — в красивых домах (правда, скромно обставленных).

Aaron Amat , Shutterstock.com

«Солдаты, играющие в карты». Солнечная двусветная комната, вино, карты. Скорее всего, «веселый дом». Надо сказать, что дом небогатый — простенькая скатерть, стулья разномастные, с бору по сосенке. Другой обстановки вообще не видно.

Посетители (справа — дворянин, у него шпага), слева — кирасир (только что со службы) коротают время в ожидании свободных девиц. Играют, пьют, курят (служанка набивает трубку). Видимо, только начало игры — лица совершенно бесстрастные.

«Картежники в солнечной комнате». Летний день. За окнами шумят деревья. Огромная двусветная комната залита солнцем. Зарешеченные витражные окна (дотошный художник показал, что прутья решетки — витые стержни квадратного сечения). Обстановка более чем скромная — стол, банкетка, вешалка, картина на стене, простенькие занавески на окне.

Дверь во двор, далее просматривается анфилада, в конце которой — выход в сад (видно листву). Это коридор, ведущий в кладовку и погребок: служанка возвращается к сидящим в комнате игрокам с кувшином вина. Она несет и курительные трубки для игроков. Под картиной — вешалка, на которой висит чей-то плащ.

Что это за место? Скорее всего, прихожая «веселого дома». За столом сидят картежники. А женщина — хозяйка этого заведения. Похоже, что бедную женщину надувают: стоящий возле нее мужчина с трубкой переглядывается с игроком в шляпе. А шляпа сейчас сбрасывает туза (масть не видно, туз закрыт большим пальцем).

У хозяйки невеселый вид — проигрывает, наверное. А так хотелось выиграть! Но не везет. Отказаться от игры нельзя: клиенты уйдут. Она отыграется на них счетом за вино, за табак и все остальное.

Возможно, что незадолго до этого в комнате был еще один игрок, которого облапошили: на полу валяется карта и сломанная трубка. А может быть, что он срочно прервал игру — освободилась работница любовного фронта, и он поспешил за ней.

У художника есть картина, которая как бы ничем не связана с этими двумя. Она называется «Женщина готовит сыну бутерброд с маслом».

Вот сопроводительный текст: «Мать намазывает хлеб, в то время как ее сын стоит рядом с ней, склонив голову в молитве над едой. Он собирается в школу, через открытую входную дверь видна ее вывеска Schole. В маленькой треугольной нише над внутренним дверным проемом — несколько книг и подсвечник».

Так что же связывает эти картины? Лицо женщины: вверху — женщина с бутербродом, внизу — женщина с картежниками. Может быть, у художника была одна модель для двух картин. Может быть, есть внутренняя связь: женщина проводила мальчика в школу, а сама пошла на работу в «веселый дом». (Может быть, и наоборот: проигралась, вернулась домой грустная и сейчас провожает сына.) Что она там делает — неизвестно, но на картине она проигрывает.

С чем может быть связан ее унылый вид? С проигрышем? С будущим мальчика? Со своим будущим?

Игра продолжается…

Обновлено 17.04.2014
Статья размещена на сайте 16.04.2014

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: