Евгений Жарков Грандмастер

Триллер «Мертвый омут» (1989). Николь Кидман и «трамплин» в Голливуд?

Говорят, что женщина на корабле — к беде. А что если беда уже случилась? В жизни морского офицера Джона Ингрэма произошло несчастье: пока он плавал по морям-океанам, его молодая жена попала в аварию. Сама выжила, но погиб их малолетний сын. И теперь Джон, понимая, что в домашней обстановке им будет неимоверно сложно оправиться от потери, увозит супругу в открытое море.

Кадр из фильма www.kinopoisk.ru

Спустя три недели дрейфа на яхте осиротевшее семейство подбирает со шлюпки бедолагу, потерявшего корабль и всех попутчиков. Само судно болтается неподалеку, но, по словам юноши, вода залила трюмы и двигатель, а команда и пассажиры погибли от неизвестной ему болезни. Однако что-то в рассказе молодого человека смущает опытного моряка, поэтому, когда потерпевший отходит ко сну, Джон решает по-быстрому сплавать к маячащей на горизонте яхте и прояснить ситуацию. Интуиция бывалого морского волка не подвела, но стоило ли ради удовлетворения своего любопытства оставлять девушку наедине с незнакомцем?..

Триллер у Нойса и впрямь получился «мутный». С присадками от семейной драмы, эротики и фильмов ужасов. Подобные флики в советском прокате, не мудрствуя лукаво, именовали «остросюжетным кино». Интриги ноль, но все же интересно, чем закончится сыр-бор. То есть понятно, что злодей огребет, но как именно и в каких пропорциях? Это не хичкоковский вариант неожиданной развязки, а скорее морская версия «Попутчика»: роуд-муви, где вместо «роуд» — бескрайние морские просторы. Или океанские, шут их разберет.

Тревога нагнетается по принципу чертика из табакерки, который вечно выпрыгивает в самый неподходящий момент. Все маневры проводятся в опасной близости от противника, поэтому зритель находится в постоянном напряжении. Это ли не главный признак хорошего триллера? При этом от постановки за версту веет некой театральной камерностью: одна яхта, вторая яхта, на худой конец море. Все действие фильма происходит в трех-четырех локациях, будто бы авторы очерчивают невидимый круг, за пределами которого вселенная «Мертвого омута» не существует. Другие судна поблизости не проплывают, радио функционирует только на одной частоте. Так что это невольное приключение можно рассматривать и с позитивной стороны: не появись на горизонте шлюпка, супруги Ингрэм умерли бы от тоски или приступа клаустрофобии.

Сюжет развивается в известном стиле «янки в опасности», когда приличные белые люди попадают в ловушку самоуверенности. Однако в случае с «Мертвым омутом» многие вопросы повисают в воздухе. Особливо создатели обидели кинозлодея, у которого отняли все сколько-нибудь достойные мотивы. Проще всего превратить случайного незнакомца в психопата, ибо этим можно объяснить любые девиации в поведении — от резкой смены настроения до банального желания кого-нибудь чпокнуть. Хотелось бы развернутой мотивации, но Нойс и компания были слишком заняты саспенсом, а не психологической прорисовкой характеров. Опять же, когда в попу клюет жареный петух, надо хватать и бежать, а не строить планы.

Тем не менее, в отсутствие масштабных визуальных эффектов и изощренных сюжетных коллизий, лента Нойса держится исключительно на актерском мастерстве. Совсем юная Николь Кидман этой работой получила пропуск в Голливуд, где уже на следующий год успела охмурить Тома Круза. Режиссер тоже принял приглашение с Нового света и уже в начале девяностых оформил шпионский экшн с мегапопулярным Харрисоном Фордом «Игры патриотов». А вот для характерного ирландского актера Сэма Нила «Мертвый омут» стал лишь еще одной зарубкой в длинной фильмографии. Все же Нилу больше удаются роли мерзавцев, например, в финале трилогии «Омен» или в фантастической комедии «Исповедь невидимки». В образе примерного мужа и волевого мужика он убедителен, но скучен. Венцом фильма должен был стать Билли Зейн, и он им стал. Зейн тоже чаще блещет в отрицательных ролях, потому как физиономия у него тревожная, хоть и лощеная. Думается, что благодаря «Мертвому омуту» Зейн и получил партию в кэмероновском «Титанике», так как повадки у этих разных персонажей схожие.

«Мертвый штиль», как и всякая экранизация, лишился части книжного наследия, ибо далеко не все литературные обороты удачно вписываются в киноформат. Но главную идею романа Чарльза Уильямса создатели все же донести сумели: перед всякой бурей имеется период затишья. Супружеская чета Ингрэм впала в эмоциональный анабиоз после смерти единственного наследника, и для поддержания жизни им срочно требовалась встряска. Джон мог бы еще лет двести катать свою жену по морским просторам, но встреча с неуравновешенным ублюдком оказалась лучшим терапевтическим средством. Теперь мы за них спокойны, ибо если они смогли пережить такое и остаться на плаву, то и в дальнейшем невзгоды судьбы их семейное счастье не поколеблют.

Обновлено 16.02.2018
Статья размещена на сайте 7.07.2014

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: