Борис Рохленко Грандмастер

Бартоломеус Спрангер, «Медор и Анджелика». Кто они?

Бартоломеус Спрангер (1546−1611) — фламандский художник, гравёр, скульптор, придворный художник императорского двора в Праге. Среди его полотен — «Медор и Анджелика».

ru.wikipedia.org

Картина представляет собой иллюстрацию к поэме Ариосто «Неистовый Роланд», а именно — счастливую развязку приключений двух молодых людей.

Кто такой Медор и откуда он взялся? Переводчик «Неистового Роланда» в комментариях пишет, что этот герой (и его соратник Клоридан) — перепев рассказов Вергилия и Стация.

Медор — мавр:

«XVIII, 166 У Медора юность
Светилась на розовых ланитах,
И во всем том нашественном народе
Не было пригожей лица:
Очи чёрные, кудри золотые,
Как у ангела в Господнем раю».

Его командир погиб. Медор со своим товарищем стоит в охранении: ночь, солдаты спят. Медор переживает, что его командир лежит где-то незахороненный. Он говорит своему товарищу, что его долг — найти командира и похоронить его:

«XVIII, 167 Стояли они меж стражею
На валу, охраняющем шатры.
А уж ночь в полпутье
Озирала небеса сонным взором.
И тогда заговоривши, Медор
Не смолчал о вожде и господине Дардинеле, сыне Альмонта,
Павшем в поле плачевно и безгробно.

XVIII, 169 Вспало мне в ум пойти
И найти его в поле, безмогильного:
Бог попустит мне миновать
Неуслышанным смолкшую осаду;

Если же мне писана в небесах
Гибель, ты останешься и расскажешь.
Пусть судьба поперечит подвигу,
Но не скроет для славы честь и мысль".

XVIII, 168 Молвил он товарищу: «Клоридан,

Нет мне слов
Горевать о вожде, который пал
В снедь презренному ворону и волку.
Как я вспомню, каков он ко мне хорош,
То и жизнь
Для его пожертвовав чести,
Я воздам ему лишь малую дань".

Медор понимает, что затея смертельно опасна для него, но свою смерть за честь командира он считает лишь малой данью за всё хорошее.

Два мавра отправляются во вражеский стан и убивают сонных солдат без счёта, никого не щадя:

«XVIII, 179 Он у полога Лабретского герцога,
У которого в объятиях дама,
Плоть в плоть,
Ни просвета между кожей и кожей, —
И ссекает две жизни в один взмах.
Счастливые! не завидно ли:
Как обнявшись были их тела,
Так обнявшись взлетели души к Господу».

Соратники находят тело вождя:

«XVIII, 186 Заиграл осиянный блеск,
Где лежал поверженный сын Альмонта,
И узнавши красно-белую росчетверть,
Приближается Медор к милому господину,
Омывает лицо его слезами
В два ручья из-под горьких век
Так нежно и так любовно,
Что и ветер, заслышав бы, не дышал».

Их преследуют, Клоридан бросает Медора одного с телом короля. Медор забегает в лес. За ним — враги. Их предводитель настигает Медора:

«XIX, 10… В яром гневе Скачет к Медору,
«Поплатишься!» — кричит,
Золотые кудри
Сильной ухватывает рукою;
Но взглянул в его светлое лицо,
И вошла в него жалость и пощада.

XIX, 11 А юноша молит:

«Рыцарь,
Заклинаю тебя твоим богом, —
Не прети мне хоронить короля!
Большей мне милости не надо,
Жить не жажду,
Дай мне жизни лишь по тот конец,
Где зарою моего господина!»

Преследователь готов был отпустить Медора, но его спутник втыкает Медору в грудь копьё. Медор тяжело ранен, Клоридан погиб и упал рядом с Медором. И тут появляется спасительница — Анджелика, предмет воздыхания неистового Роланда — главного героя повествования:

«XIX, 17 Подъезжает к нему девица
В смиренной пастушеской одежде,
Но прекрасная ликом, царственная осанкой,
Благородная каждым мановением.

Я так долго о ней вам не поведывал,
Что не всякому впору её узнать;
А была это сама Анджелика,
Дочь Катайского великого хана".

Куда подевались ранившие Медора и убившие Клоридана солдаты — автор умалчивает. И как на этом месте оказалась Анджелика — тоже неизвестно. Автор нам сообщает только одну, но очень существенную подробность: до встречи с Медором Анджелика отказала в любви воздыхателю Ринальдо. За это на неё обиделся сам Эрот.

«XIX, 20… Чувствует: небывалая
Входит нежность в непривычную грудь;
И смягчилось её крутое сердце…»

Анджелика находит лечебную траву…

«XIX, 24 Растирает траву между каменьями,
Точит сок на белые свои руки,
И вливает его в рану, и влагою
Орошает грудь, и живот, и стан;
И такая в той влаге власть,
Что застыла кровь и вернулась сила».

Почти мёртвый оживает настолько, что в состоянии сесть на лошадь пастуха, оказавшегося рядом (он искал заблудившуюся тёлку и забрёл в это место). Пастух их приводит к себе в дом, Анджелика остаётся с Медором из жалости. И оставалась до его исцеления.

«XIX, 26 И пока Медор не встал, исцелённый,
Не хотела прочь: такова
В ней взошла и жалость и нежность
Над простертым юношей на траве.
А как взвидела его прелесть и вежество,
Вгрызлось в сердце ей тайное жало,
Вгрызлось тайное жало, как кресало,
И любовный заполыхал пожар.
Анджелика влюблена в Медора».

Любовь настолько сильна, что Анджелика чахнет, тает, как снег на солнце. А дальше — естество берёт верх над мозгами:

«XIX, 33 Даровала Медору Анджелика
Некасаемую первую розу
Того сада, того вертограда,
Где невступна была рука искателей.
А тому дару в украшающую честь
Справила она святые обряды
Брачные, осен"нные Амором,
Предводимые пастушьей женой».

Поскольку у влюблённых не было никаких занятий, они целыми днями бродят по окрестным лесам. И на каждом подходящем стволе Анджелика выцарапывает имя своё и Медора (художник отступил от первоисточника: на картине резьбу делает Медор).

Вскоре Анджелика решает вернуться на родину в Катай и сделать Медора царем. Они отправились в долгое путешествие, и Медор растворился в неизвестности…

А неистовый Роланд продолжает поиски своей любимой Анджелики по вырезанным на деревьях именам…

Обновлено 17.02.2016
Статья размещена на сайте 30.01.2016

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: