Сергей Курий Грандмастер

Вечная любовь Шарля Азнавура. Как рождались его хиты?

Армянская диаспора обогатила не только англосаксонский поп-рынок, где давно на слуху такие имена, как Шер, Росс Багдасарян, или группа SYSTEM of a DOWN. Свою лепту армяне внесли и в «золотой фонд» французской эстрады. Хотя почему же «лепту»? Разве можно сравнить с мелкой монетой вклад одного только Шарля Азнавуряна, более известного под «усечённой» фамилией Азнавур?

По какому-то мистическому совпадению, во время подготовки этой статьи пришло известие, что 1 октября 2018 года этот великий шансонье ушёл из жизни в возрасте 94 лет.

Скан обложки диска

«Hier Encore» (1964)

Глядя на такую долгую и плодотворную жизнь, трудно воспринять всерьёз строчки одного из самых известных хитов Азнавура под названием «Hier Encore» («Ещё вчера»). В ней певец подводил итоги своей жизни и горько сожалел о бесцельно растраченной молодости, как бы подтверждая старую аксиому: «Если бы молодость знала, если бы старость могла».

Впрочем, наверное, подобные мысли посещают многих мужчин, которых застал «кризис среднего возраста». А к моменту выпуска этой песни — в 1964 году — Азнавуру как раз стукнул сороковник. Недаром он сам сочинил и пронзительную музыку, и очень сильный текст.

Скан обложки диска

Перевод с сайта fr.lyrsense.com:

Я строил столько проектов,
Которые остались на словах,
У меня было столько надежд,
Которые улетели,
Что я остался потерянным,
Не зная, куда идти,
С глазами, ищущими небо,
Но с сердцем, положенным в землю…

…мои любови умерли,
Даже не ожив,
Мои друзья ушли
И не вернутся.

По собственной ошибке я создал
Пустоту вокруг меня.
И я испортил свою жизнь
И мои молодые года…

Большой поклонник творчества Азнавура — Герберт Крецмер — сочинил к этой песне англоязычный текст под названием «Yesterday, When I Was Young» («Вчера, когда я был молод») — очень близкий по смыслу оригиналу. В 1969 году эта версия стала большим музыкальным хитом в США (№ 19), когда её исполнил американский певец Рой Кларк. При всём уважении к Азнавуру, англоязычный вариант понравился мне больше — может, потому что слова здесь звучат более мелодично, в то время как на французском они поются торопливым сбивчивым речитативом.

«La plus belle pour aller chanter» (1964)

Шарль Азнавур мог сочинить не только горькую исповедь зрелого мужчины, но и игривую песенку для юной девушки. Одну из таких песен под названием «La plus belle pour aller chanter» («Я буду красивой, когда пойду танцевать») он подарил 20-летней певице с ещё одной армянской фамилией — Сильви Вартанян (снова сокращённой до «Вартан»). Впрочем, в крови Сильви перемешалось множество кровей. Она родилась в Болгарии, её отец был армянином, а мать — венгерской еврейкой.

Скан обложки диска

В 1944 году, спустя месяц после рождения дочери, семья Вартан перебралась в Париж, а в начале 1960-х девушка начала успешную музыкальную карьеру. В 1964 году Сильви засветилась в роли самой себя в музыкальной комедии «В поисках кумира». Сюжет строился вокруг украденного драгоценного камня, который вор в спешке спрятал в музыкальном магазине — в одну из пяти одинаковых гитар. На следующий день оказалось, что все гитары куплены для выступления «звёзд» эстрады. Перед вором стала сложная задача — выяснить, в чьей же гитаре спрятан камень.

Как вы уже, наверно, догадались, кроме Вартан в фильме приняли участие ещё 4 исполнителя: Шарль Азнавур, Фрэнки Аламо, Нэнси Холлоуэй и Джонни Холлидей (за последнего Сильви вскоре выйдет замуж). Там же впервые прозвучала песня «La plus belle pour aller chanter». Азнавур сочинил её в тандеме с ещё одним армянином — композитором Жоржем Гарваренцем, своим постоянным соавтором и свояком (Жорж был женат на сестре Шарля).

Песню издадут отдельным синглом, который возглавит не только французский, но и японский топ. А бывшая соотечественница Сильви, болгарская певица Богдана Карадочева, запишет на «La plus belle…» кавер под названием «Тази вечер аз съм хубава» («Сегодня вечером мне хорошо»).

«Une vie d’amour» (1980)

Ну, и, конечно, нельзя не упомянуть о «Une vie d’amour» — бесспорно, самой известной и любимой песне Шарля Азнавура среди наших слушателей. Недаром впервые она прозвучала в советском фильме «Тегеран-43», снятом совместно с Францией и Швейцарией. И снова текст сочинил сам певец, а красивую возвышенную музыку — Жорж Гарваренц.

Жорж Гарваренц и Шарль Азнавур
Жорж Гарваренц и Шарль Азнавур
Фото: armmuseum.ru

В итоге «Une vie d’amour» стала лейтмотивом трагической любви между переводчицей-француженкой Мари Луни и советским разведчиком Андреем Бородиным, который пытается предотвратить покушение на Черчиля, Рузвельта и Сталина во время их тегеранской встречи 1943 года. Спустя годы разлуки, Андрею удаётся встретиться Мари, чтобы спустя несколько минут снова её потерять — теперь уже навсегда…

Рассказывают, что перед тем, как сочинить свой хит, Азнавур ознакомился со сценарием фильма, но больше всего его вдохновила исполнительница роли Мари — Наталья Белохвостикова. Певец заявил, что будет писать песню «специально для этой мадемуазель».

Режиссёр Владимир Наумов:
«После того, как мы отсняли парижскую часть фильма, побродили там по улицам, прониклись этим духом, мы решили, что песню должен спеть Шарль Азнавур.
…Сначала это была чисто любовная песня, которая должна была углубить линию взаимоотношений героев Игоря Костолевского и Натальи Белохвостиковой.
В процессе работы мы начали понимать, что песня перерастает этот объем, что она касается такой серьезной вещи, как война. Ведь суть картины в том, что война не дает людям соединиться. На экране идут документальные кадры Перл-Харбора — бой, смерть… а песня как бы сопротивляется».

«Тегеран-43» вышел в 1980 году, и тогда же «Une vie d’amour» была опубликована на альбоме Азнавура «Autobiograph» — причём сразу в трёх версиях. Первая — это сольное исполнение, вошедшее в фильм. Вторая — дуэт Азнавура с французской певицей Мирей Матье.

И, наконец, третья, в которой певец исполняет песню на русском языке. Если в оригинальном тексте пелось о «Любви всей жизни», то в переводе Натальи Кончаловской она превратилась в «Вечную любовь».

Вечная любовь.
Верны мы были ей,
Но время — зло для памяти моей,
Чем больше дней,
Глубже рана в ней…

Из отечественных исполнителей эту версию впервые исполнила Людмила Гурченко в телепрограмме «Новогодний аттракцион-82». И, судя по непрекращающимся каверам, любовь нашего народа к этой песне действительно может оказаться вечной.

Обновлено 2.10.2018
Статья размещена на сайте 2.10.2018

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 3 октября 2018 в 11:53 отредактирован 3 октября 2018 в 11:55

    Армянская диаспора тут, на самом деле, не при чем. Шеры и Азнавуры - это продукт именно западной цивилизации. Родились там, либо уезжали в младенческом возрасте, и причастность к Армении, или др. стране, откуда предки, очень символическая.
    Язык французский, культура французская, вся промоция была из тех же краев и с тем же менталилетом. Не надо здесь развивать эту пошлость.

    (В этой связи меня всегда смешат разные Шимоны Пересы, или еще хуже - Костюшки и Мицкевичи, к которым Белоруссия себя приобщает, например. Товарищи, да не было тогда Белоруссии и тот факт, что чьи-то там родители были из этих краев, ни о чем не говорит).

    Вот только по смерти Азнавура пересмотрел его интервью на фр. ТВ (хотя французов регулярно смотрю, но и там Шарля вспоминали не часто). Прослушал некоторые песни.
    Песни, к сожалению, не только я, но и почти никто другой не знает, не слушает. Все заполнено англоязычным мейнстримом, либо же какими-то перепевками.

    ПС Я радуюсь за него. Наконец, его земная борьба окончена (он говорил, что вся его жизнь была борьбой с теми, кто не верил в него - и невысокий рост мешал, и отсутствие голоса).
    Наконец-то, Шарль! Гуляй теперь, блаженный, в радости и покое от мирской суеты.