Наталья Проценко Грандмастер

Что нас страшит в болезнях?

Болеть не любит никто… Однако простым словом «не любит» очень сложно полноценно описать весь спектр эмоций, которые вызывает у нас нездоровье. Гораздо правильней было бы сказать: «Болеть мы не любим и боимся».

Фото: Depositphotos

Именно страх перед болезнью — один из наиболее важных факторов наших с нею взаимоотношений. Отчего же дело обстоит именно так? Почему мы боимся болеть?

У малышей все объясняется довольно просто:

  • Во-первых, конечно же, они боятся боли, крови, неприятных медицинских манипуляций.
  • Во-вторых, ребенок боится, что болезнь разлучит его с мамой и папой (и чем он младше, тем сильней такой страх: у младенцев до года он находится, бесспорно, на первом месте).
  • В-третьих, ребенок страдает от ограничения возможностей (еще вчера все было хорошо, а сегодня вдруг — нельзя бегать и прыгать, плавать, играть во дворе с друзьями и даже ходить в школу).
  • И в-четвертых, дети — большие консерваторы, их страшит все неизвестное. Когда с тобой происходит нечто, о котором тебе толком не говорят, а если говорят, то непонятно, и уже заранее ясно, что ничего хорошего ждать не приходится — становится очень не по себе.

Как видим, причины довольно просты, а вот справиться со всеми этими страхами порой очень нелегко, причем чем тяжелее заболевание ребенка или травма, которую он перенес, тем проблематичнее ситуация. Поэтому в случае длительного, сложного заболевания или перенесенной тяжелой травмы практически всем детям (да и взрослым!) рекомендуются реабилитация и коррекционные занятия с психологом.

По мере того, как дети подрастают, страхи их меняются.

Что нас страшит в болезнях?
Фото: Depositphotos

В подростковом возрасте пугает уже не только боль и неизвестность, но в первую очередь страшит возможность, что болезнь существенно и в худшую сторону изменит внешность, физическую привлекательность.

Немалую роль играет и ограничение общения — ведь именно в этом возрасте возможность полноценных контактов с близкими друзьями, «своей компанией» и вообще со сверстниками как никогда важна.

А вот ограничение общения с родителями и возможность не посещать школу могут и вовсе восприниматься «наоборот» — как некий бонус своего состояния.

В молодости парней и девушек болезнь пугает как некое бедствие, лишающее жизненных перспектив, и тем тяжелее переносится, чем более существенные преграды ставит «на пути к мечте». К примеру, очень тяжело переносятся заболевания, не дающие возможности реализоваться в выбранной профессии или любимом занятии.

Все другие страхи в сравнении с этим как бы отходят на второй план, ведь именно самореализация и профессиональные достижения — самое главное в этом возрасте.

Что нас страшит в болезнях?
Фото: Depositphotos

В среднем возрасте человек часто боится не столько самой болезни (хотя и это имеет большое значение), сколько всех «вытекающих» их этого обстоятельства последствий:

  • потери любимой или хотя бы привычной работы (тем более — трудоспособности вообще);
  • проблем с финансами, ведь любая болезнь — это нередко и потеря доходов в привычном объёме, и одновременно — резкое, непредвиденное увеличение расходов;
  • изменений статуса в семье (особенно страшно, когда еще вчера семейный лидер, здоровый и полный сил человек, становится самым «слабым звеном», к тому же зависимым от остальных членов семьи);
  • перемены отношений в семье и возможной негативной реакции партнера или супруга на болезнь; нередки случаи, когда при обнаружении «женских» или «мужских» заболеваний (касающихся репродуктивной, сексуальной сферы) партнеры перестают воспринимать друг друга как желанный, привлекательный объект, и если отношения строились более на физической привлекательности, нежели на подлинной близости и общности — брак разрушается.
Что нас страшит в болезнях?
Фото: Depositphotos

В старости страхов становится еще больше, да и интенсивность их ощутимо сильнее.

Если в 30−40 лет (а тем более в 20!) болезнь воспринимается как нечто временное, с чем есть силы и время справиться, то в пожилом возрасте человек, напротив, именно этого и боится: ему кажется, что преодолеть недуг не хватит ни времени, ни сил.

Человек понимает, что возможность фатального исхода в этом возрасте гораздо выше, чем в молодом, поэтому страх болезни у пожилых людей всегда смешивается со страхом смерти — уже довольно близкой и гораздо более реальной, чем раньше.

Кроме того, старый человек существенно ограничен в возможностях изменить свою жизнь. И если в молодости и зрелом возрасте даже потерю работы и привычного круга общения в принципе можно пережить, найдя им замену, то в старости это чрезвычайно сложно.

Однако насколько нас страшат болезни, зависит, конечно, не только от возраста. На степень эмоционального накала наших отношений с недугом влияет и темперамент.

Чувствительные, мнительные люди (меланхолики) переживают нездоровье в разы тяжелее оптимистичных сангвиников — поэтому и болезни у них нередко протекают тяжелее.

Уравновешенные флегматики внешне относятся к заболеваниям спокойно, однако нередко очень глубоко переживают «внутри себя».

А вот холерики, не слишком эмоционально устойчивые, нередко колеблются между отчаянием и «ура-оптимизмом», что вносит сложности в их лечение.

Что нас страшит в болезнях?
Фото: Depositphotos

Немалую роль в отношениях «человек-болезнь» играет и характер, о чем мы подробно говорили в предыдущих статьях.

И, конечно, очень важен тип самой болезни, ее течение и особенности.

Более всего мы боимся тех заболеваний, которые:

  • имеют высокий процент смертности;
  • имеют выраженный острый болевой синдром или хронический болевой синдром (боли, длящиеся более полугода);
  • возможность инвалидности как последствия заболевания;
  • влекут за собой непременную госпитализацию, тем более — длительную;
  • очень заразны;
  • «социально неприемлемы» (ВИЧ, гепатит, венерические заболевания);
  • затрагивают не нас лично, а наших близких — в особенности детей.

В зависимости от того, чего каждый из нас боится более всего (соответственно — смерти, боли, беспомощности и зависимости, позора, бессилия помочь), мы и считаем то или иное заболевание или состояние самым страшным.

Однако для успешного излечения (если, конечно, речь не идет о смертельном недуге) нам необходимо в первую очередь поверить в возможность преодоления, и значит — победить свой страх. А сделать это легче, зная «врага в лицо». Проанализировав свои страхи, вы сможете справиться с ними, если в этом возникнет необходимость.

Ну, а если это кажется слишком сложным — вам всегда могут прийти на помощь специалисты-психологи. Здоровья вам!


Что еще почитать по теме?

Почему мы болеем настолько по-разному? Уход в болезнь
Почему мы болеем настолько по-разному? Бегство от болезни
Как помочь ребенку с заболеваниями бронхов и легких?

Обновлено 28.11.2017
Статья размещена на сайте 30.06.2009

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Насчет боли: нет боли при хорошей фармакологии. Заглотил и лежи отдыхай. Смерть? Нет смерти - пока жив. И помер и тоски по жизни нет. Инвалидность в США не проблема. Заразность тоже регулируется. С одним страхом полностью согласна - овощевать-беспомоществовать. В тягость быть. Статья понравилась - правильно страхи расписаны и с акцентом как эти страхи работают на болячку, а не против. Как бы цинично ни звучало, а скажу я так как в том анекдоте про изнасилование: если ничего изменить не можешь, то расслабься и получай удовольствие. В болезни любой для человека есть большая школа проверить себя на вшивость и на да и нет. Второе: приготовить себя к своей последней боляке. Кто сталкивался, знает как агрессивны внезапные инсультники-паралитики. А повторные инсультники какие умнички? Я тут сегодня читала Пола Хлебникова: Ельцин 8 месяцев пролежал в лежку после байпасной операции. Меня на 5-ый день домой, а на 10-ый я уже на Карибах плавала-дайвалась. А почему? Меня посадили на задницу через 12 часов прямо в реанимации, а через 24 - гоняли по коридору на ходунках по часу 2 раза в день. Станешь после этого болеть? Тебе медицина показывает пример резерва твоей выживаемости и если ты не дебил, ты следуешь намеку. А в Раше после инфаркта человек лежал 30 суток и доходягой становился от лежания. Тут просто трудно другое: как убедить не бояться. Ну, боится он\она и все. И тут стенка. Вот скажи ему: помрешь как и все. А у него\нее есть на запас исключительный вариант-защита от этой сценки. И с телохранителями стенки в виде страхов, которые сильнее логики и опыта. Таким гораздо сложнее болеть или помирать, но одно равняет - работу эту они сделают все равно, хотя как могут себе в ущерб.

    Оценка статьи: 5