Елена Гвозденко Грандмастер

В чем сила слабой женщины?

В основу рассказа легла реальная история из жизни, двадцатилетней давности, история силы материнской любви.

Фото: Depositphotos

В жарко натопленном плацкартном вагоне привычно пахло углем, кислым пивом, суррогатной лапшой и апельсинами. Шел второй час пути, то самое время, когда позади посадочная суета, проверка билетов, раздача белья. Умиротворенные пассажиры, пообедав, искали развлечений. Завязывались знакомства: кто-то флиртовал, кто-то исповедовался, были и те, кто искал жертву, поигрывая карточной колодой.

Две молодые особы, ехавшие в моем купе, отправились на поиски приключений, и мы остались вдвоем с этой женщиной. Она смотрела на меня огромными светлыми глазами, будто не решаясь заговорить. И такая тоска, такая боль плескалась в них, что я отложила книжку и завела беседу.

Моя визави еле сдерживалась, соблюдая приличия первых, ничего не значащих, вопросов. Но стоило мне заговорить о детях, как Ольга, так она представилась, заговорила. Низкий, грудной голос, неожиданный для хрупкой внешности, был каким-то бесцветным, отстраненным. Так звучит страдание, без интонационных изысков, без истеричности, мертво. Я не перебивала, просто слушала историю отчаяния, историю материнской любви и самопожертвования.

Замуж Ольга вышла рано, не доучившись в институте. Юная, пылкая любовь вскружила голову неопытной девушке. Первый год брака был похож на сказку. Родители подарили молодым квартиру в крупном городе нашей области. Эта сказка закончилась, когда их первенцу поставили диагноз ДЦП. Молодой отец стал бежать из семьи, проводя свободное время в компаниях многочисленных приятелей. Денег не хватало, малышу постоянно требовались медицинские процедуры. Испугавшись одиночества, Ольга решилась на второго ребенка.

«Мне все время казалось, что если я рожу ему здорового сына, то он обязательно станет другим, любящим, заботливым, поймет, как он нужен семье. Наивная дурочка», — она надолго замолчала, вглядываясь в заоконные сумерки.

Наконец она опять посмотрела на меня. Но это была совсем другая Ольга. Казалось, что за эти несколько минут она приняла решение, глаза заискрились льдинками.

— Второй малыш родился здоровым, но это ничего не изменило, стало только хуже. Муж уволился и целыми днями лежал на диване, покрикивая на детей и постоянно жалуясь на свою тяжелую жизнь. А мне надо было возить старшего на реабилитацию в областной центр. Денег катастрофически не хватало. Я продала все свое золото, да и было у меня его немного, продала все мало-мальски ценное. Моя мама, а она живет одна в деревне, снабжала нас овощами, так и держались. Его родители не помогали, лишь изредка брат, который перебрался с семьей в Москву, присылал детские вещи, из которых выросли его дети.

Наконец, устав от упреков, муж отправился в столицу, рассчитывая найти хорошо оплачиваемую работу. Моя мама переехала к нам, одной мне было очень трудно с малышами. Казалось, жизнь как-то налаживается. Но прошел месяц, второй, деньги, вырученные мамой от продажи хозяйства, заканчивались, а муж не спешил с материальной поддержкой. Наступил день, когда нам просто есть нечего стало, овощей мамы не было, а ее нищенская пенсия по инвалидности и наши пособия не давали возможности лечить старшего. Я решилась на поездку в Москву. По моим сведениям, муж остановился у своего брата, туда я и отправилась.

Родственники встретили меня как-то натянуто, было заметно, что мой приезд для них неприятен. Мужа дома не было, сноха пробормотала что-то невнятное, мол, на работе. Накрыли стол, но оказалось, что хлеба нет. Я решила прогуляться до булочной, подышать московским воздухом, я первый раз была в столице. И во дворе увидела мужа. Он шел с женщиной много старше себя. Меня он не заметил и прошел со спутницей в соседний подъезд.

Я плохо помню, как бежала за ними, да и сам скандал помню плохо. Очнулась я только в поезде. Дома пришлось рассказать о том, что нам больше не стоит ждать помощи от отца, что он нашел другую семью и счастлив. В той, новой, семье его не заставляют ходить на работу, им с женой вполне хватает денег, что дают ее родители. Ее родители взяли на себя и заботу о ребенке этой женщины, так что у пары предостаточно времени на компьютерные игры и просмотры фильмов.

Несколько дней мы с мамой обсуждали все варианты. В родном городе мне не найти достойной работы, работы, которая решила бы все наши проблемы. Надо было ехать в Москву. Денег на поездку не было, я и без того обросла долгами. Тогда мы продали квартиру в городе, купив домик в деревне моей мамы, и я отправилась на заработки.

Несколько месяцев я прожила в квартире родственников мужа. Им, конечно, не нравилось, но я ультимативно заявила, что буду жить до тех пор, пока не наберу достаточно средств на съемное жилье. Терпели. Почти каждый вечер к ним прибегал муж с жалобами на свою новую пассию. Он и мне умудрялся жаловаться, представляете? Ее родителям, вероятно, надоело кормить пришлого нахлебника, и они настойчиво подыскивали ему работу. Мне удалось найти дополнительный приработок, и я съехала.

Я смотрела на нее и не верила — эта по-мальчишески хрупкая, молодая женщина работает на износ. Как она выдерживает? Приезжим и у одного работодателя бывает тяжко, никаких прав, норм, охраны труда, никакой безопасности.

— Да я уже привыкла, справляюсь, — собеседница заметила мое удивление. — Одно место у меня просто райское, всю неделю тружусь фармацевтом. Рабочий день, правда, 14 часов, но это отдых, а не труд. Я даже читать иногда успеваю. А вот второе место работы — да, там приходится тяжко. Чебуречная в метро.

Я много раз пробегала мимо таких «общепитов», удивляясь, как вообще там можно находиться больше десяти минут. Антисанитария, плохая вентиляция, а уж температура в маленьком железном вагончике, в котором постоянно что-то жарится-печется.

— Да, там трудно. Но платят хорошо. С 7 утра до 12 ночи ни разу не присядешь. Первое время не могла привыкнуть, но сейчас уже легче. Мы на эти деньги няню приходящую нанимаем, машинку старенькую купили, сосед маму и старшего внука возит на реабилитацию в областной центр. Он у меня даже ходить начинает, — голос Ольги зазвенел радостью.

Она долго рассказывала о том, какие замечательные у нее дети, о том, что младший на следующий год пойдет в школу, а уже умеет читать. И эти разговоры о детях будто отогревали женщину, топили льдинки в глазах.

— И только-только мы начали жить, тут же появился мой супруг с предложением, от которого у меня в голове потемнело. Знаешь, — Ольга перешла на шепот, — я чуть не убила его тогда. Нет, правда, хотела схватить сковородку и бить, бить, бить. Стирать эту ухмылку наглую, чтобы и следа не осталось. Удержалась, слава Богу. Он предложил забрать младшего ребенка. Перевезти его в Москву, чтобы получать пособие. Представляешь, так и заявил, что, мол, будем пособие на него получать.

— Но какое пособие, это же копейки для Москвы. Почему нельзя просто найти работу? — не выдержала я.

— В том-то и дело. Я тоже задала этот вопрос. И он признался. Оказывается, дедушка и бабушка не доверяют внука своей дочери его жене. Вот она и хотела моего сына использовать как аргумент, мол, тогда буду чужого воспитывать. Игрушка, повод насолить родителям. И самое печальное, что он может — тут ведь и возможность мне отомстить, мне, за то, что стала самостоятельной, независимой, гордой, перестала просить деньги. И ведь шансы велики. Опекунство на маму мы так и не оформили, не до того было. Да и проблемы, вероятно, возникнут: я-то, мать, постоянно в отъезде, а бабушка — инвалидка.

Ольга замолчала, а я смотрела на эту удивительную мать и не могла понять, почему мы не видим их геройства, их самоотверженности, силы их любви?

Что еще почитать по теме?

Плохой сон. Что нужно женщине для счастья?
Невезучая. Должна ли женщина думать о себе?
О женщинах, детях и кошках. Кто и во что играет?

Статья размещена на сайте 27.11.2017

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Денег не хватало, малышу постоянно требовались медицинские процедуры. Ольга решилась на второго ребенка.
    Слабоумие и отвага.

    • Наталья Осокина, она потом сама не понимала себя, сама говорила, что была дурочкой. Идеальных нет, все делают ошибки. Разница лишь в признании ошибок и умении нести ответственность за них.

      Оценка статьи: 5

  • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 9 декабря 2017 в 02:04 отредактирован 9 декабря 2017 в 02:23

    Почему не видим их геройства, Елена? Потому что знаем цену женским историям и не слышим истории второй стороны. Не мальчики, но мужья уже-).

    Сколько по жизни я слышал подобных рассказов, всегда от женщин, мамочек и бывших обиженных жен, про "диванных" никчемных мужей, про свекрух-ведьм, про мужей-тиранов, про свой женский героизм, про все... и всегда были в этих историях элементы необузданного женского авторства, богатой фантазии и просто какой-то космической близорукости и глупости. И ни слова от "обвиняемой стороны"-)))
    Конечно, если не брать во внимание откровенных патологических лодырей, тиранов и алкоголиков, все гораздо "красочнее" и сложнее, нежели слезливые женские истории.

    Какую "женскую глупость" я увидел в Вашем повествовании:

    1) совершенно не слышен голос мужа, его тревоги, переживания, он на всем протяжении, с начала, как приговоренный отрицательный персонаж без надежды. Его просто там нет;
    2) непонимание и непринимание мужской природы (кроме того, что он подонок и бежал после рождения больного ребенка из семьи, нет ни крупицы понимания и знания, почему же мужчины часто "бегут" и что нужно делать женщине, чтобы не бежал. Ну, кроме того, что они просто предатели);
    3) Ваша героиня сама решилась на второго ребенка. Снова, ни слова про мужа: хотел он второго ребенка, не хотел... да и неважно, раз женщина решила.
    Опять же, простите за меркантилизм, квартиру ему и ей купили родители, он уехал в Москву, она же с детьми осталась... потом квартиру продала.
    Из повествования выходит квартиру, купленную родителями, его и ее квартиру. Такой ли он тогда подонок, если так?
    Если вчитаться, то героический образ героини становится несколько размытым.

    Там не муж. Там пустое место...

    Женщины часто сами делают все, что в их силах, чтобы создать "героические ситуацию": сделать все, чтобы муж ушел и не делать ничего, чтобы захотел остаться, отказываются от алиментов, т.к. гордые, ребенка бессознательно считают своей собственностью. А мужа сознательно или бессознательно выполнившего свое дело и теперь свободным. Но роль жертвы и героини, согласно привитым стереотипам, отпускать до конца все же не желают.
    Очень жаль... что кроме женской и материнской любви, там мало женского ума.
    Хотя есть во всем этом некая природная логика, с которой мы все время боремся.

    ПС Когда-то один мальчик вырос с привитым его матерью пониманием, какой подонок его отец. Пил, бил, алименты не платил. И только когда мальчик стал мужем, узнал он другую правду. Не такую одностороннюю, как хотелось его матери. Правду материнской любви и материнской лжи. Да поздно было что-то менять.

    (А слог хороший. Можно женские романы писать-)))

    И вот вчитываюсь дальше и все более диву даюсь: 14 часов на одной работе (!), еще вторая работа (!!!) - (с "7 до 12 ночи"!!! - когда????) + двое детей, один из которых с ДЦП... Вы не переборщили с женским героизмом?-))) А ведь некоторые молоденькие поверят вам, свои мужей подонками станут считать, себя же героинями...

    • Игорь Ткачев, много правды в Ваших словах. Я убеждена, что не бывает виновата одна сторона, ну разве совсем уже редкие исключения, возможно связанные с психическими отклонениями. И хотела поговорить не о степени вины в данной ситуации, хотя тут очевидно все, а о силе этой женщины, о тихом геройстве материнства. Ведь даже если принять условность ее вины, это каждодневный труд на пределе сил, этот отказ от себя в пользу детей, это и есть настоящее материнство. И нет тут деланной жертвенности, нет даже жалости к себе - начнет себя жалеть - сломается. Отрешенность, отказ от иного на уровне дыхания что ли. Заметьте, я привела ситуацию вагонного диалога, ситуацию, которую не подтвердить, не опровергнуть. Просто принять на веру. Но сколько же таких судеб я видела! И дело тут вовсе не в "вине женщины". Как ловко то... Женщина в полной мере несет за эту вину ответственность, в случае полнейшего отказа отца от ребенка.

      Итак о "женской глупости" рассказа.
      Первый пункт я объяснила, я не вела репортаж из зала суда. Это вагонные разговоры и поэтому "речь ответчика" неуместна. Но, повторюсь, я могла бы привести вам сотни примеров, сотни, там где ситуацию наблюдала со всех сторон и протяженной во времени. Десятки рассказов бездействия приставов, когда отцы, оставляющие детей по всей стране, "непонятые гордые мужчины", фестивалили всю жизнь, а потом приползали к выросшим детям, от которых бежали всю жизнь с требованием содержания. Но опять-таки, я вообще писала не об этом.

      Мы плавно перешли ко второму пункту Вашего упрека в женской глупости. Статистика - мужчины в 6 раз больше бросают заболевших жен и детей. В 6 раз! Ну да шут с ней, со статистикой, есть примеры и обратные, кстати, тоже могла бы привести, из жизни, когда бросают женщины, а отцы тихо вытаскивают. Правда их много меньше. Это из жизни. Если принять на веру вот эту историю, то, как бы ни была виновата женщина (по моему разумению, вся ее вина была в том, что не разглядела инфантила рядом), ее жизнь, забота о детях у меня лично вызвала восхищение.

      Кстати, о "Пы Сы". Этот диалог состоялся в 90-е, но и сейчас так много похожих судеб. Просто ваши с ними судьбы не пересекаются, да и вряд ли пересекутся с Вашим предвзятым отношением к женщинам. Работа по 12 часов (а по факту 14-16), предполагает сменный график - 2 дня на 2 дня. Вместо выходного вторая работа. Это и сейчас очень типичная ситуация для провинции. Те же сетевые магазины с зарплатами в 13 тысяч. Там тоже сменный график, но многие или не берут выходных, или работают в другом месте в выходные. Не знали? И график работы не меньше 14 часов. И у нас 13-15 тысяч зарплата типичная, а цены, поверьте, столичные. У героини мать сидела с детьми, а она работала в Москве, в провинции вообще невозможно было найти работу, как, впрочем, и сейчас в многих маленьких городках и селах.

      По поводу "сама решилась на второго ребенка". Вот подобные разговоры я вообще не люблю. Она что, котенка с улицы готового принесла? Или нагуляла и ему сунула - воспитывай. В этом процессе участвовали и она, и он. Она несет ответственность сполна. Да, это его так воспитали, тут больше виноваты его родители. Не воспитали в нем мужского, капризный безответственный ребенок.

      Нельзя не согласиться с Вами по поводу искусственной жертвенности женщин. Но это не этот случай вообще! До игр ли героине? Поверьте, женщина, оказавшаяся в подобной ситуации, никогда не упивается своей жертвенностью, иначе просто сломается. А та, что "играет в жертву", обычно удачно манипулирует и

      Оценка статьи: 5

      • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 9 декабря 2017 в 11:45 отредактирован 9 декабря 2017 в 11:46

        Елена Гвозденко,

        1) рад, что без истерик, сдержанно отвечаете. Спасибо.
        2) у Вас в рассказе просто много несостыковок. Просто брови вверх ползут: те же 14 часов на одной работе + с 7 до 12 ночи на второй + двое детей, один из которых с ДЦП (здесь нужен постоянны присмотр). Муж - по сюжету явно bad guy, без права голоса. (А иначе и сюжет будет жидковат). И т.д. Чувствуется, что ради красного словца - а иначе не были бы рассказчиком и писательницей-)
        3) ... впрочем, я закончу.

        Рассказы попутчиков, а попутчиц - тем более, надо делить на три. (Мне той зимой один такого в поезде нарассказал - и с Президентом лично знаком, и бизнес, известный на всю страну у него, и такой он космонавт... в потертых джинсах и с перегаром.... наверное, бывший Вашей героини-)))
        Конечно, есть мужчины-подонки. Вернее, поступившие не так, как надо было, как того требовала женщина. И, конечно, есть доля правды в Вашем рассказе. Но при "полном сочинения рассказов" ВСЕГДА открывает несколько иная правда.

        Переубеждать в чем-то женщину, взывать к какому-то рассудку - трата времени, уж простите. И как начнешь разбираться, послушаешь мужей бывших, так и не все так просто получается, как в женских рассказах. Только бывшие всегда молчат. Тоже такая русская традиция.
        А воззвания к разуму вы всегда будете отвергать. Так как они как раз нарушают ваш героический образ, стереотип многих женщин Вашего поколения, поколения моих бабушки и мамы. И это понятно.
        Да и рассказ во многом пришлось бы перечеркнуть. Но труда своего жаль.

        С праздниками Вас!

        • Игорь Ткачев, у меня куда-то слетела финальная часть моей реплики ))) Вагонные рассказы всегда особый жанр, не так ли? Но у меня не было причин усомниться в словах этой женщины хотя бы потому, что перед глазами проходили десятки подобных судеб. по поводу графика я Вам ответила, но повторюсь. Обычно работа по условным 12 часам (на практике гораздо больше) предполагает сменный график - 2 на 2, в ее случае. В выходные она ходила на вторую работу. В чем несостыковка? Я и сейчас знаю множество женщин, работающих именно так. За детьми присматривала бабушка. Мама работала в Москве. В чем несостыковка? У нас и сейчас половина населения в Москве работает. Муж в этом рассказе, скорее фон, а не отрицательный герой, таких мужей-детей тоже множество - инфантильных, капризных, безответственных. Беда, что и женщин подобных стало больше. Это не история про подлеца-мужа, а о спокойной (заметьте, не было в рассказе надрыва, ауры жертвенности, просто объяснение обстоятельств и много критики себя), но для меня самоотверженной материнской любви.

          И просто ремарка, женский роман - не мой жанр, сама не люблю слезливой, плоскостной прозы )))

          Оценка статьи: 5

          • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 9 декабря 2017 в 12:42 отредактирован 9 декабря 2017 в 12:45

            Елена Гвозденко, несколько моментов:

            1) "Но у меня не было причин усомниться в словах этой женщины хотя бы потому, что перед глазами проходили десятки подобных судеб" . Вот именно что "перед глазами". Проходили они у Вас одним боком. Вряд ли Вы знали всю предысторию таких судеб, вряд ли участвовали в них. И Ваша женская суть, скорее всего, бессознательно ставила Вас на сторону подобных героинь и вряд ли Вы могли там быть непредвзятым судией. (В некоторых странах и таких семейных случаях женщинам запрещено быть судьей, просто потому что судить непредвзято они не могут, в отличие от мужчин).
            Я всегда сомневаюсь в словах подобных личностных рассказчиков - я просто знаю, что они есть "изреченная ложь". "Изливание души". Мужчин или тем более эмоциональных женщин. Беда там в том, что подобные рассказы ведутся всегда от одного лица. Многие не в состоянии понять логичность сложившихся обстоятельств и поставить себя на место др. участников своего рассказа, поняв причины и тем более свои ошибки - высшую логику всего происходящего с ними.
            Да и ДЦП первенца - не просто "испытание свыше", "божья кара" и т.п., у него были причины, возможно вина самой мамочки. ДЦП, как правило, развивается при патологическом течении родов и гипоксии. И если начать разбираться, то и героиня может у нас стать преступницей.

            2) материнская героичность - это наш феномен. Мало где жертвенный образ матери настолько героизируется, как это было в СССР, и как это по привычке происходит в наших пост-советских странах. А собственно почему инстинкт, инстинкт матери у нас символизируется с какой-то героической жертвенностью? Почему, вообще, жертвенность, жертва, а не жизнь? Да потому что и на амбразуру грудью нам надо было. И со звездой героя в анналы.
            Почему естественное желание женщины размножиться и взрастить свое потомство у нас столь искусственно воспеты, ведь это ни хорошо ни плохо, это просто естественно? Среди прочего, потому что это нужно государству, отсюда и наши люди искусства всегда так старались поддерживать этот образ.
            Впрочем, здесь я, наверное, требую слишком многого: для женщины и матери понять такие слова невозможно.
            3) Еще вот что подумалось: в Вашем рассказе не только бывший муж - пустое место, но и Государство. Нет от него помощи. Отсюда, кстати, и ожидания в отношении плохого мужа удваиваются.
            И мужчин- и женщин-таких подлецов появилось больше, в том числе, потому что государство не оказывает никакой помощи таким семьям. Но тогда ведь и муж-подонок станет меньшим подонком, и героиня окажется менее героической. А это нам уже неинтересно.

            В общем, катастрофа и жертвенное Средневековье 21-го века-)

            • Игорь Ткачев, Это не только наш феномен, да и не феномен это вовсе. Печально, когда мы о материнстве как о феномене, вот это тревожит. Давайте не будем о государстве, тем более в конце 90-х. Не всегда "мимо", иногда приходилось участвовать действенно. Догадываюсь, что Вы сейчас подумали ))) Разумеется, Вы ошибаетесь )))

              О ДЦП давайте тоже не будем, подобные рассуждения далеки от корректности. Хоть тут уж из нее злодейку не делайте, очень часто ДЦП развивается от простой простудной инфекции, которую перенесла будущая мама.
              А по поводу Средневековья абсолютно с Вами согласна. Но вот это обстоятельства Средневековья, беда многих, не вина.

              Оценка статьи: 5

      • Странно, куда-то улетел финал моей реплики )))

        Оценка статьи: 5

        • Елена Гвозденко, спасибо, уважаемая Елена, за рассказ и дальнейшие рассуждения.
          Согласна с вами полностью и не только потому, что я женщина, но и потому, что мать взрослого сына и дочери, потому что работала в ПТУ (навиделась разных человеческих судеб) да и жизнь за плечами не короткая...
          С теплом и понимаем,

          Оценка статьи: 5

          • Людмила Белан-Черногор, спасибо большое за то, что разглядели главное. Это не рассказ о мужской подлости и жертве-женщине. Это рассказ о силе настоящей любви, материнской любви.

            Оценка статьи: 5