Константин Кучер Грандмастер

Насколько ценятся наши дипломы в дальнем зарубежье, или Как трюльник поваренком стал?

Говорят, наши дипломы в цене на Западе. Не знаю, не знаю… Как-то не доводилось предъявлять свои верительные грамоты иностранному работодателю и ждать, а что же он скажет по поводу. Но вот если судить по тем историям из жизни о работе за границей, через которые прошли мои хорошие друзья-знакомые или которым я сам был свидетелем…

Фото: Depositphotos

Знаете, это как в той притче про священника и атеиста. Когда первый прыгал с колокольни, чтобы продемонстрировать второму божественное чудо: смотри, мол, живой я! И не то что переломов, даже царапинки какой, и то — нет! Есть Господь. И явил он нам с тобой божественное чудо! А атеист отвечал ему, что нет никакого чуда. Первый раз прыгнул и остался в живых — случайность. Второй — совпадение. Ну, а третий… Третий — это уже, брат, закономерность.

Соответственно, и я про эти наши дипломы. И их истинную цену за границей. Если бы случай был один-единственный… Случайность. Но всё дело-то в том, что их, случаев этих… Не один и не два.

Хорошая знакомая… Когда-то была лучшим специалистом по УЗИ в республике, что, впрочем, не удивительно: она — потомственный врач, и отец у неё, до выхода на пенсию, был ведущим хирургом в одной из наших центральных больниц. Дочери у нас с ней — ровесницы. Ходили в одну школу. Только моя — в гуманитарный класс, а её — в параллельный, с математическим уклоном.

Ну, так вот, уехала моя знакомая в Германию. После того как она сдала экзамен по языку, подтверждала свой диплом. Лучший специалист республики! Причем года полтора до того, как подтверждать диплом, надо было поработать по специальности — сначала на должностях младшего медперсонала, потом что-то типа интернатуры. И только после этого можно сдавать теоретический квалификационный экзамен… А до этого работать по специальности… Ни-ни!

Насколько ценятся наши дипломы в дальнем зарубежье, или Как трюльник поваренком стал?
Фото: Depositphotos

Да что Германия, вот Финляндия, под боком. И там наши дипломы не дают права работать по профессии. Знакомый, потомок красных финнов, что после поражения в 1918 году ушли из страны, вместе, через стену, жили в общаге. У нас он в университете работал, на кафедре финно-угорских языков. Диссертацию писал. А тут август 1991-го. ГКЧП. Он, как увидел по телевизору «Лебединое озеро», супругу, двоих мелких засунул в свою «копейку», побросал вещи, что в багажник и «корзину» на крыше влезли — и рванул на историческую Родину…

Так и в Финляндии ему точно так же, как и знакомой в Германии, после сдачи языкового экзамена пришлось подтверждать свой диплом. И тоже у него на это ушло года два, два с половиной.

Сам как-то был в командировке в стране Суоми. На своей машине. По дороге зимой вылетел с трассы и пробил радиатор. Так-то меня почти сразу лесовоз из сугроба выдернул. А то, что радиатор у меня пробитый, я только утром, уже в Финляндии, понял. Хотя, после того как снова на трассу встал, всю дорогу на приборную панель внимательно поглядывал: когда мой пепелац из сугроба выдернули, не очень мне понравился примятый им снег, что был у машины под брюхом.

Видно, дырочка не такая уж и большая была: тосол не моментом вытек. Да и зима, минус приличный за бортом, это, скорее всего, тоже сказалось. А мне из Йоэнсуу почти через всю Финляндию переть, в Турку. Опасно с пробитым-то радиатором. Я и стал в гостинице, где остановился переночевать, выяснять на ресепшене: где у них в городе можно подремонтироваться.

Вид евангелическо-лютеранской церкви Йоэнсуу при лунном свете
Вид евангелическо-лютеранской церкви Йоэнсуу при лунном свете
Фото: tuohirulla, ru.wikipedia.org

Как я это по итогу сделал — отдельная история, а вот там, на ресепшене, долго не могли понять, что же мне надо. Потом махнули рукой: стой, мол, спокойно, сейчас! И через пару-тройку минут приволокли поварёнка со своей кухни, которая «бесплатными» завтраками народ должна кормить.

Поварёнок, конечно, громко сказано. Ученик, помощник повара. Оказалось, наш человек, коренной русак из Петрозаводска (земляк, можно сказать, почти ровесник, максимум, лет на пять помладше).

Жена у него — финка. И как стали их настойчиво звать на историческую родину: «Возвращайтесь, мол. Кто старое помянет… А у нас тут… Молочные реки! Кисельные берега», — она и уговорила его. А он в свое время нашу речнуху закончил. Судоводительский факультет. Третьим штурманом уже ходил.

Как переехали, финны посмотрели на его диплом: «Спрячь и никому не показывай. Знаем мы, как у вас, в России, дипломы получают». «И что мне делать?» «Да вот, у нас от службы занятости есть курсы поваров. Пойдешь? На курсах, при отсутствии пропусков занятий и успеваемости (не надо ни пятерок, ни четверок — сдавай зачеты вовремя!), будут платить стипендию. И гарантированное трудоустройство по окончанию. Пойдешь?» «Пойду».

Вот так и стал бывший трюльник поварёнком…

Джон Майкл Гровс, «Парус!»
Джон Майкл Гровс, «Парус!»
Фото: Источник

И потому не очень верю я в сказки про какую-то особую ценность наших российских дипломов где-то там, на Западе. У них и свои институты, и академии есть. И каждый год кто-то их заканчивает. И этот «кто-то» — свой по праву той земли, на которой он родился. И этого своего тоже желательно трудоустроить. Куда легче это сделать, если на чужой диплом свысока поглядеть.

Так что, если иностранный работодатель вдруг будет от себя отодвигать ваш советский (или российский) диплом, это ещё не значит, что образование у вас никудышное и специалист вы аховый. Но доказать обратное вам будет значительно труднее, чем коллеге с «родным» дипломом той страны, где вам придется устраиваться на работу. И на это доказательство от обратного вам потребуется время. Причем приличное.

И если вдруг… Помните об этом. И ничего не бойтесь. Осилит дорогу только идущий. А сидя на пятой точке что-то доказать… Можно только себе, любимому. Но никогда — тому, кто эти доказательства от вас требует…

Статья опубликована в выпуске 23.05.2020

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Отличная статья. И правильная.
    Одно царапает - лично я про ценность советских/российских дипломов никогда не слышал, только обратное.
    Что отличные врачи дай бог через годы до медсестер дорастают, что всевозможные бухгалтера, в закусочные идут работать - и поварами/поварятами и официнтками.
    Оно, конечно, может кто-то где-то по пьяной лавочке и болтал, будто диплом Мухосранского университета в США котируется наравне с Гарвардом - но зачем слушать пьянь всякую?

    А вот программистом в Италии, да Турции, и чуть-чуть Китае -- я поработал в 90е да 0е.
    Но у меня тогда диплома не спрашивали, нужны были те, кто работает и дело делает, я как бы командированный тогда был.

    Оценка статьи: 5

    • Я слышал, Игорь.
      До того, как столкнулся с теми случаями, о которых расписал. После этого, особо перестал верить.
      Но до того, как... До этого слышал такие разговоры. Мол, наши дипломы... Очень типа их уважают. Охотно берут российских специалистов. И, как правило, сразу (или немного погодя), ставят на руководящие должностя. Типа, наше образование, в отличие от западного, комплексное. Специалист знает не только свой, узкий сегмент, что, как правило, характерно для выпускников "не наших" ВУЗов, но и хорошо разбирается в смежных областях. Что, как раз-таки очень важно для руководителя. Ну, и мы, как правило, не забываем за то, что нам в Альма-матер вдалбливали: "инженер" - значит, думающий. А у них вдалбливают про другое, что самое главное - инструкция. За её нарушение - всеобщее осуждение. Поэтому "они", как правило, за рамки - не выходят. А если всё в рамках, да в рамках - о каких прорывах (или обходе конкурентов) можно говорить?.. Вот поэтому и ставят наших с нашими дипломами на должности сначала маленьких начальников, потом начальников побольше, а потом... Вот такое у нас образование! Было...
      Вот такие разговоры, Игорь, я когда-то слышал... Спасибо за отзыв. Хороших выходных.