Константин Кучер Грандмастер

Что дал финнам Микаэль Агрикола? Дню финского языка посвящается...

Не так далеко от Выборга, на мысу Кюрениеми, который заключают в свои холодные и влажные объятия ещё скрытые под уже непрочным льдом слабо-солёные волны Финского залива, стоит простой чёрный камень с фигурной оградой. В самом начале прошлого века, в 1900 году, этим памятным знаком молодёжное общество поселения Койвисто (ныне Приморск) отметило место смерти Микаэля Агриколы.

Именно здесь, в деревне Кюрёниеми прихода Уусикирко, 9 апреля 1557 года он внезапно умер по дороге из Москвы, откуда после переговоров об условиях мирного договора между Швецией и Россией возвращалась Шведская делегация.

В советское время памятник был разрушен, но камень уцелел и долго, долго лежал в запасниках Выборгского музея. Лежал и ждал своего часа. Ну, неужели о нём забыли? Разве можно? Конечно, нельзя. И когда пришли другие времена, о нём вспомнили! Отреставрировали, благоустроили территорию, изготовили ограду и установили. На то же самое место, которое было отмечено молодёжью Койвисто.

Копия не сохранившегося, выборгского, памятника М. Агриколе в Лахти И теперь, пусть не так уж и многолюдно у этого знака, но… Летят финские самолёты по гражданскому воздушному коридору — «Привет Микаэлю!». Идут по заливу финские суда: «Привет Микаэлю!». Дружно шагают к Питеру весёлыми колоннами финские туристы: «Салют Микаэлю!».

Ну, не повезло немного камню. Лежал бы он буквально на какую сотню километров западнее, по ту сторону границы, было бы у него значительно больше посетителей. Особенно сегодня — 9 апреля. Ежегодно в этот день Общество финской литературы вручает премии за лучшие переводы произведений мировой культуры на финский язык. А вся Финляндия отмечает День финского языка. Или День Микаэля Агриколы. Что, в принципе, совершенно равнозначно. Потому что современный письменный язык финнам дал именно этот человек.

И первым произведением финской литературы был Букварь (Abckiria) Агриколы, от которого на сегодняшний день не сохранилось ни одной полной книги. Те фрагменты, что дошли до нас, являются частями трёх разных изданий. Первое, по всей видимости, вышло в 1543 г. в Стокгольме, в типографии Амунда Лаурентсона, второе — восемью годами позже, а третье, уже после смерти его автора, — в 1559 году. Причём последний фрагмент, содержащий заключительные страницы букваря, был обнаружен не так уж и давно — в 1966 г.

Abckiria. Финская Азбука. Первая. Что представляла из себя эта книга? Кроме алфавита и чисел, букварь включал в себя основные фрагменты Катехизиса: Десять заповедей, Символ веры, молитвы «Отче наш», «Аве Мария», а также слово о крещении, исповеди и причащении. Т. е. книга как бы аккумулировала в себе значительную часть христианского учения, которую средневековые священники уже проповедовали финнам на их родном языке.

И вот здесь, в структуре самого букваря, — разгадка. Ответ на вопрос: «А почему этот труд Агриколы оказался востребованным современным ему обществом и уже потом был воспринят потомками?»

Микаэлю повезло. Звёзды сошлись таким образом, что он родился в нужном месте и в нужное время. Хотя, вообще-то если так, строго, то точная дата рождения Агриколы неизвестна. Именно поэтому День финского языка приурочен не ко Дню его рождения, а ко Дню смерти, место и дату которой мы знаем достоверно. Если ориентироваться на некоторые данные, относящиеся к более поздним этапам его жизни, то родился Микаэль примерно в 1510 г. «в деревне Торсбю, прихода Перная в нижней Уусиме».

Купель церкви в Перная. В ней крестили Микаэля. Имя матери Микаэля неизвестно, мы хорошо знаем, как звали отца — Улоф. Или, на финский манер, Олави. Именно такая фамилия — Олавинпойка, или «сын Олави», если по-русски, была у Микаэля. «Агрикола», означавшее по латыни «земледелец», как память об отце, впервые появилось в письменных источниках в 1531 г., а получил её мальчик в выборгской латинской школе, куда его отправили учиться примерно в 1520 г.

И это тоже — удача, поскольку образование в то время было уделом избранных единиц. Но, видимо, Микаэль обладал редким талантом и исключительной одарённостью. Которые заметил настоятель прихода Перная и уговорил родителей отправить мальчика в Выборг.

А в 1523 году на шведский престол взошел Густав I Ваза. Ситуация в стране была достаточно напряженной, и её стабилизация настоятельно требовала незамедлительного решения вопроса усиления королевской власти. Чем, собственно, Густав и занялся. Для этого он поддержал уже охватившую север Европы Реформацию.

Католицизм в Швеции был заменён лютеранством. Король прекратил какие бы то ни было сношения с Ватиканом, конфисковал имущество Католической церкви и тем самым подорвал власть католических епископов. Но…

Нужно было найти союзников среди протестантских иерархов. А они выступали за то, чтобы богослужение в церквях проводилось не на латинском. На родном языке. Чтобы прихожане не механически заучивали непонятные им слова и фразы, а понимали суть Слова Божьего. Потому уже в 1526 году Христианские Греческие Писания, или Новый Завет, были переведены и изданы на шведском языке.

В то время Финляндия была шведской провинцией, и перевод Библии на финский стал только вопросом времени. Рано или поздно переводчик должен был появиться. И им стал Микаэль. А вот для того, чтобы всё сошлось в одной точке и на конкретной личности, кроме благорасположения звёзд требовалось ещё кое-что. В виде таких человеческих качеств, как образованность, целеустремлённость, упорство и трудолюбие.

Образование Микаэль получил. Сначала в Выборге, а потом и в самом Виттенберге (Германия). В том самом городе на Эльбе, где за 20 лет до того, как на его мостовые ступил Агрикола, один из идеологов Реформации, Мартин Лютер, прибил к дверям церкви свои знаменитые 95 реформаторских тезисов.

М. Агрикола. За работой Именно там, в Виттенберге, Микаэль, по всей видимости, и начал грандиозную работу по переводу Библии на финский язык. Да, труд, действительно, был нелёгким. Даже Лютер как-то обронил: «Как это тяжело и утомительно пытаться заставить древних евреев заговорить по-немецки!»

Но Агрикола был сыном крестьянина. Земледельца. Упорства и трудолюбия у него было более чем… И они были ему нужны. Задача перед ним стояла более трудная, чем перед Лютером, у которого был инструмент для перевода. У Микаэля такого инструмента не было. Финский язык ещё не имел своей письменности. Грамоту знала только аристократия и духовенство. И если первые общались на шведском, немецком или французском, то вторые предпочитали латынь.

Простой чёрный камень. Памятный знак. А финской литературы не было. Вот так. Не бы-ло. Её надо было создавать. И Агрикола сделал это. Он ввёл правила написания, изобретал слова… Такие как еsikuva — образец. Или — рукопись (кэсикирьоитус). Составлял производные формы… Что-то заимствовал из других языков. Например, из шведского enkeli — ангел, historia — история. Он подбирал слова из разных финских диалектов, записывал их произношение. И… Он сделал это!

За свою жизнь Агрикола перевёл на финский очень много. Новый Завет, Молитвенник, Псалтырь, часть Старого Завета… Почти 2400 печатных листов. Но… Сначала он создал инструмент для этого перевода. Письменный финский язык.

Потому Агрикола по праву стоит в ряду великих национальных деятелей Финляндии, которыми гордится страна. И ежегодно празднует День финского языка — День Микаэля Агриколы.

Да. Празднуют они. Не мы. Но если посмотреть чуточку дальше… Не будь Агриколы, что? Никто бы и никогда так бы и не узнал о «Калевале»? Том самом карело-финском эпосе, который написал Элиас Леннрот для того, чтобы он вошел в общемировую, а значит и нашу, культурную сокровищницу. И… Если бы не он, то так бы и сидели мы все в потёмках, без огня и горячего кофе? Или чая… Просто потому, что Майю Лассила никак не смог бы послать нас всех за спичками…
____________________________________
Автор выражает искреннюю признательность Н. В. Рязановой (г. Вантаа, Финляндия) за помощь в поиске иллюстративного материала к статье.

Обновлено 8.04.2009
Статья размещена на сайте 24.02.2009

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: