Константин Кучер Грандмастер

Лальск: какой город не чужой пяти областям и одной республике?

Из этого города родом мой друг. И столько он о нём рассказывал, да в таких подробностях и настолько красочно, что кажется мне, — и я знаю его. Не так чтобы до последней улочки, но особняк С. М. Прянишникова смогу отличить от стоявшего до недавнего времени неподалеку от него, на той же улице Ленина, дома купца Шестакова.

Правда, этот населенный пункт не всегда имел городской статус. Его основание тесно привязано к Господину Великому Новгороду и тем трагическим событиям, что произошли на берегах Волхова во второй половине XVI века.

1568-й и следующий, 1569-й год, были для новгородцев неурожайными. Голодными. А в декабре последнего Иван Грозный ещё и обвинил жителей Новгорода в «великой измене». Мол, не хотят они больше быть православными и оставаться под рукой царя и патриарха, а замыслили перейти в католичество и присоединиться к папской Унии.

А царское слово — не пустой звук. Говорят его совсем не для того, чтобы воздух сотрясать. Как правило, за государевым словом по пятам дело следует. Уже в январе 1570 года и сам Грозный Иван Васильевич, и всё его опричное войско были в Новгороде. И начался знаменитый погром.

Сотни обвиненных в измене новгородцев, членов их семей, домочадцев были арестованы и после жестоких пыток, зачастую ещё живыми, отправлены под волховский лед. Сопротивлявшихся без какого суда убивали прямо на месте.

Чтобы спасти себя и своих близких, часть горожан, как о том говорит Устюжская летопись, «совещавшиеся, усоветовали тайно избежати Новеграда и вселитиеся в пусте месте, де же Бог наставит»… И пошли эти люди, которых, по преданию, было около шестидесяти человек, по уже хорошо проторенному их предками пути — к Белому озеру. И дальше, волоком, — к Кубенскому. А от него — в Двинскую землю.

Лежащий на их пути Великий Устюг опальные новгородцы обошли стороной. Нечего им было делать в московских землях, и тем более, в опричном городе.

«Богом наставляемы» или просто движимые здравым смыслом, добрались переселенцы до «реки Лалы, в пустом месте течение своё продолжающей от Устюга на Сибирь, в разстоянии 80 верст, и ту поселитися».

В 1570 году дошли до этих мест отцы-основатели нынешнего Лальска Вот так в 1570 году и был основан Лальск.

Правда, тогда, в конце XVI — начале XVII веков, на берегу реки Лалы, неподалеку от места её впадения в Лузу, встал не город, а Лальский Никольский погост в 64 двора, получивший имя от своего главного храма — деревянной шатровой церкви святого Николая, покровителя торговцев и путешественников. И если вторыми его основатели были не от хорошей жизни, то первыми — по призванию.

Не абы где, в конце своего долгого и трудного пути решили остановиться бывшие новгородцы. На самом важном торговом перекрестке.

Если от Лальска на запад, то через Великий Устюг можно выйти либо на Москву, либо на Колмогоры. От которых через Белое море — единственный по тем временам путь в Европу. А в той стороне… Не только рыба. Но и олово. Вино «ренское». Сукно. Да много ещё чего.

На север от Лальска — Сольвычегодск , имя которого — само за себя. Соль тогда — это примерно, как нефть нынче.

Китайский тракт. Он и сегодня в приличном состоянии По Каме, на восток, шла дорога в Сибирь. И ещё дальше, через Кяхту, — в Китай. А из Сибири можно привезти пушнину. Из Китая — чай, фарфор, шелка, чернила.

Через Лузу и Ношульскую пристань из Лальска пролегал путь на юг. В Вятку. Откуда в обратном направлении основным товаром шел хлеб. Основным, но не единственным. Из Вятки ведь можно попасть в Волгу. А та, как известно, впадает в Каспийское море. За которым Персия, Индия.

Так что, наверное, нет ничего удивительного в том, что уже в 1711 году лальчане смогли построить свой первый каменный храм. Во имя кого, как думаете? Да ладно, тут и голову ломать не над чем. Во имя святого Николая Чудотворца, покровителя торговцев и путешественников.

Лальский торг. В его современном варианте Может, благодаря своему святому, а скорее всего, просто потому, что к тому времени лальский торг стал известен практически всему купеческому сословию России, 26 марта 1726 года специальным указом Петра I погост преобразован в посад. А чуть больше, чем через полвека — в июне 1779 года, Лальск стал городом. Это решение принимал Алексей Петрович Мельгунов, исполнявший обязанности генерал-губернатора Ярославского и Костромского.

В следующем году статус города своим указом подтвердила императрица Екатерина II. Более того, Лальск стал центром одноименного уезда, в состав которого вошла не только территория современного Лузского района, но и частью — земли нынешней Архангельской области и Республики Коми.

Правда, уездным город был совсем недолго. В 1796 году уже Великий Устюг взял на себя роль одного из уездов Вологодской губернии. А Лальск… Лальск вернул себе былую административную славу только… в 1924 году. Когда стал центром одноименного района. Но эта победа оказалась Пирровой. Через три года началось укрупнение областей. В результате которого Лальск, потеряв свой городской статус, но сохранив роль районного центра в качестве поселка, оказался сначала в Северном крае, а с 1937 года — в Архангельской области.

Но и на этом не закончились злоключения Лальска, волею ретивых администраторов перебрасываемого от одной области к другой. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 22 марта 1941 года Лальский и Подосиновский районы были переданы из Архангельской в Кировскую область.

Лальское барокко Вот так, с легкой руки генерал-губернатора Ярославского и Костромского, транзитом через Вологодскую губернию и Архангельскую область, краешком задев земли современной Республики Коми, Лальск оказался на северо-западе вятских земель.

Да, история у Лальска интересная. Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел. А от Кировской области… Ну, никак! И по сей день Лальское городское поселение является частью Лузского района Кировской области. Хотя… Этот город не чужой и для тех пяти областей и одной республики, к которым за прошедшие века его на какое-то время привязывали разные ниточки.

Обновлено 27.11.2010
Статья размещена на сайте 6.11.2010

Комментарии (19):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Соборная церковь в составе Лальского собора странное какое выражение. Могло бы быть: Такая-то церковь в составе храмового комплекса. Или - такая-то часть соборного комплекса. Или - соборная колокольня... Но соборная церковь в составе собора - что это? Если учесть, что собор - это именно соборная церковь, главный храм города или монастыря...
    Как понимаю, на фотке - Благовещенская церковь на Соборной площади Лальска. Площадь Соборная - по Воскресенскому собору.

  • Константин Кучер, меня всегда удивляла разница между тем какой была провинция в России до 1917 года и тем, во что она превратилась в советское время. До революции мелкие городки не только сами себя кормили, но очень часто имели свое лицо и свой норов (в соответствии с русской пословицей "что ни город, то норов") За двадцать, примерно, лет норов всем отшибли. К началу 1940-х годов вся провинция окрасилась в одинаково серую краску. Ирбит мало чем отличался от, скажем, Кирова, а Ярославль - от Твери. Даже Ленинград числился провинцией, что необычайно коробило тамошних жителей, приезжавших в Москву в министерства и ведомства. Даже на таких расцветших в советское время городах, как Новосибирск и, спаси Боже, Магнитогорск лежала печать глубокой провинциальности. Плохо так говорить, но война "способствовала украшенью" многих сибирских и уральских городов. Свердловск и Челябинск стали более или менее столичными, только приняв в себя эвакуированных.

    Оценка статьи: 5

    • Вопрос, Марк, очень интересный. И у каждого, наверное, есть свой ответ (ответы) на него. Попробую и я.
      В чем, на мой взгляд, основная причина того, что наши провинциальные города во многом утратили свою самобытность?
      1. Долгие годы нас приучали к тому, что зарабатывать много не только стыдно, но и преступно. Лучше лежать на печке, жаловаться на жизнь и ждать подачек от государства. И ругать тех, кто вдруг посчитал не стыдным, взял, да и заработал.
      А если вдруг кто-то и заработал, так чтобы от греха - подальше, лучше эти заработки не афишировать. И ходить, как и все, в драном пиджаке, что ещё на фабрике им. тов. Володарского пошили.
      А ведь многообразие городов складывалось благодаря тем людям, которые зарабатывали. Вот, в предыдущем комменте я сказал, что ктиторами Покрова-на Лузе были лальские купцы Семен и Максим Пестовские.
      На деньги купца Бобровского построена лальская каменная церковь Иоанна Предтечи. Купеческая вдова Татьяна Юрьева возвелаУспенскую церковь на лальском кладбище.
      Всё то, чем и нынче славен Сольвычегодск, построено в городе купеческой династией Строгановых.
      Деньги - дым. Пройдет время и развеется всё. А каменный архитектурный "жемчуг" будет стоять веками. И будут помнить люди тех, благодаря кому всё это строилось. И ведь действительно помнят. А поскольку заказчиками были люди разные, то и вкусы у них отличались один от другого. Вот и получились города разными. Так что не надо экспроприировать тех, кто УМЕЕТ зарабатывать (а это ведь тоже уметь надо!). Вот и будут у нас города разные.
      2. Вертикаль власти. Она ведь на чем держится? На том, что 99% всех российских денег должно быть внутри Садового Кольца. Тогда те, кто внизу, должны идти с протянутой рукой наверх. И при этом понимать - чтобы тебе дали - надо слушаться. Голосовать единогласно, присаживаться только после того, как старший присядет, а аплодировать бурно и продолжительно. А без денег - какое своеобразие? Штучная работа - дорогого стоит. Так что на те деньги, что дали, лучше какое серийное строительство. Оно значительно дешевле. Вместо одного памятника архитектуры можно построить две панельных пятиэтажки. И от этого, к сожалению, никуда не деться. Местной власти тоже ведь надо - там подлатать, этих переселить, здесь отремонтировать.
      От бедности мы все становимся на одно лицо. От бедности...

      • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 27 ноября 2010 в 17:09

        Интересную тему подняли, Константин. Мы в нынешней поездке проезжали (специально отклонившись от основного маршрута) через село Кукобой, что почти на стыке Костромской и Ярославской области. Село из той же серии, что и все наши малые города и поселки - но там 2 фишки, которые хоть как-то приносят денег в казну.

        И первая из них - потрясающий храм Спаса Нерукотворного Образа. Он был построен тоже на деньги разбогатевшего односельчанина, Ивана Агаповича Воронина, который жил в Петербурге и был одним из руководителей акционерного общества по постройке церквей и соборов. Разбогатев, Воронин не забыл своих односельчан. Приехав в село, он предложил им на выбор – строительство собора или железной дороги до Пошехонья (70 км по непроходимым лесам и болотам). Тогда миряне единодушно выбрали собор, хотя в селе и была добротная действующая церковь. Воронин пожертвовал на строительство храма 1 миллион царских рублей. Строительство начали в 1909 году. В Кукобое жили тогда прекрасные мастера своего дела — строители, каменщики, резчики. Храм возводился умельцами села. Даже инженер стройки был из местных. Специально для храма был построен небольшой кирпичный завод. Только облицовочный кирпич — белый для стен и лазуревый для колоколен и башенок — доставлялся из Финляндии. Строительство храма было завершено за 3 года. Миллиона царских рублей хватило и на храм и на новую школу, и на три каменных здания для больницы, приюта для старых и обслуги. В 1912 году храм был освящён архиепископом Тихоном, будущим Патриархом Московским и Всея Руси. Это исторический экскурс.

        Несколько лет тому назад село Кукобой стало родиной нового бренда — "Родина Бабы-Яги". Построен туристический комплекс, куда возятся группы, проводятся представления, и делается это радостно, весело, с душой. Людям нравится, ездят вместе с детишками, и многие отмечают, что очень довольны поездкой.

        Сначала РПЦ была против такого бренда, все же Баба-Яга - персонаж языческий. Но потом туристы поехали, стали и храм посещать, храм малость подновили — собственно и конфликт исчерпался.

        А село, хоть и большое, но в общем-то, судьбой как многие российские села. Делать там особо нечего, много пьющих мужиков (продавщицы в магазине посетовали), и если бы не экскурсии — вообще бы тоска была.

        Так, собственно я все это к чему — а к тому, что выбери сельчане железную дорогу, село могло бы развиваться по-другому. Все же инфраструктура для развития материальной базы, необходимой для жизни, очень важна. Храм, конечно, классный. Но чтобы его сохранить, тоже деньги нужны.

        • Аксинья, примерно такую же историю могу рассказать про родную Карелию. На восточном берегу Онего есть у нас районный центр – Пудож. По преданию, в 1899 году, местный купец Николай Александрович Базегский уточнил у мирского схода, что для любезного общества более важно на данном историческом этапе развития города: строительство моста через реку Водлу, для обеспечения устойчивого транспортного сообщения с Вологдой, либо каменная церковь из красного кирпича?! Общество решило, что каменная церковь, коия и была в рекордно короткие сроки возведена в славном Пудоже. Правда и прослужила она не так долго.
          Говорят, финансировавший строительство Храма купец первой гильдии Н. А. Базегский был большим филантропом. Имея обширную хлебную торговлю, цену держал на социально-защищённом уровне, чтоб конкурентам неповадно было продавать втридорога муку и хлебо-булочные изделия, а пудожане каждый день имели бы возможность пить не пустой чаёк, а побаловаться одной-другой-третьей сдобной булочкой. Как говорят старожилы, именно Н. А. Базегский до революции дотировал всю фармацевтическую торговлю Пудожского края, чтоб, при необходимости, земляки могли приобрести в аптечной сети уезда все необходимые лекарства, а не полагаться на малообразованных знахарей и знахарок. Может, и после революции дотировал бы. Но благодарное население Пудожа зимой 1917-18 г. г. сбросило купца со второго этажа его частного дома, от чего Николай Александрович получил травмы несовместимые с жизнью и скончался. Вот и подумаешь тут - насколько нужны социально-защищенные цены и нафига быть филантропом…
          Последний настоятель церкви св. Александра Невского, отец Платон, был расстрелян в печально известном 37-ом, а церковь переоборудована под хлебозавод, который почти благополучно проработал до средины 90-х годов прошлого века. «Почти благополучно» потому, что по непроверенным сведениям бывш. сотрудников завода, ежегодно, в ночь на Пасху и Рождество, по необъяснимой причине возникали перебои с подачей на производство электрической энергии. Так что и на Пасху, и на Рождество город довольно частенько оставался и без свежих булочек, и без чёрного хлеба. Может и по этой причине, при вхождении в рынок хлебозавод не выдержал капиталистической конкуренции и обанкротился. Конкурсный управляющий не сильно усердствовал, продавая каменное здание в центре Пудожа, и безвозмездно, т. е., как разъясняла мудрая Сова безграмотному Пуху, даром, передал здание хлебозавода Администрации Пудожского муниципального образования. Администрация долго думала, что же ей делать, с неожиданно свалившейся в её руки собственностью, но, в конце концов, всё-таки решила, что не гоже власти заморачиваться с восстановлением пищевого производства, здраво рассудив, что хлеб и иные продукты можно возить и из Вологды, благо мост при Советской власти построили хороший. И потому со спокойной совестью Администрация сбагрила здание бывшего хлебозавода и ещё более бывшего храма Православной Церкви в лице Муромского монастыря. В настоящее время Монастырь начал восстановление церкви Св. Александра Невского. Кстати, церковь не просто так св. Александра Невского. Отчество у Николая Базегского было Александрович…
          На фото – апрель 2006 г. Церковь с запада. Поэтому на переднем плане хорошо видно бывшую звонницу.

  • Константин Кучер Константин Кучер Грандмастер 10 ноября 2010 в 16:03 отредактирован 11 ноября 2010 в 09:12
    Дом купца Шестакова

    от стоявшего до недавнего времени неподалеку от него, на той же улице Ленина, дома купца Шестакова
    До недавнего времени - это до 23 сентября. 23 сентября, пусть и в не самом презентабельном виде, но дом купца Шестакова в Лальске ещё был. Деревянный ТРЕХЭТАЖНЫЙ! Это ж какую оригинальную систему отопления надо было иметь, чтобы НА СЕВЕРЕ жить в трехэтажном доме?!
    Да и сам, по себе дом вызывал и удивление, и изумление, и восхищение.
    Но... Увы, нет его уже. 24-го сентября дом сгорел.
    Каким он был из себя, как горел и что от него осталось после пожара можно посмотреть на снимках Галины Игумновой здесь - http://lalsk.ru/index.php?option=com_phocagallery&view=category&id=11:fire100924&Itemid=55
    Вот так. ещё одной маленькой деревянной жемчужинкой стало в России меньше. Богатые мы...

    • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 27 ноября 2010 в 09:18

      Ах, как жаль, что сгорел... Получается, что мы с мужем были в Лальске буквально дней за 10 до пожара... А городок и впрямь интересный. Главная дорога в городе, ведущая на трассу до Лузы и Великого Устюга - из двух полос бетонных плит, с расстоянием между ними посередине, чтобы колеса катились по бетону, а не по грязи. Маленьким машинам сложно удержаться на таких рельсах, и они соскальзывают то одним, то другим колесом. Летом это неважно: грунт довольно плотный, и спокойно по нему проезжаешь. В дождливый период хуже... Хорошо, что у нас коняшка солидный, удерживался...

      Мы дважды в Лальске побывали: прошедшим летом специально для съемок храмового комплекса, а в сентябре - в ходе фотоэкспедиции в Великий Устюг - Вологду - Углич - Ярославль, путь на Устюг лежал через Лальск, нам так удобно было ехать, да еще хотели заснять старую церковь Покрова-на-Лузе, до которой летом не добрались, крепко застряв на лесной дороге. Полночи машину откапывали на радость комарам... В этот раз сделали проще: взяли с собой байдарку, и на байдарке за 1,5 часа доплыли вниз по Лузе до этого храма, бывшего когда-то совершеннейшей жемчужиной Вятского барокко. Стало понятно, что зря мы хотели до него на машине доехать: вопреки описаниям, которые есть в сети, там и на полном приводе не проедешь... Храм медленно разрушается, а был бы просто чудным местом для какого-нибудь уединенного скита. Когда-то он был местом паломничеств, проводились крестные ходы (вот прилагаю картину Прянишникова "Крестный ход" - там на заднем фоне храм Покрова-на-Лузе, как он был в 19 веке). Кому интересно - загляните на hraam.ru/photo/russia/lalsk, там много фоток этих мест.

      • Спасибо, Аксинья, за изумительный комментарий и ссылку. Фотографии просто замечательные.
        Несколько дополнений к Вашему.
        1. Картину "Крестный ход", что прикреплена к Вашему комментарию, в 1893 г. написал известный передвижник Илларион Михайлович Прянишников, родной брат Сергея Михайловича Прянишникова - директора Лальской бумажной фабрики купца Сумкина, в доме которого сегодня размещается историко-краеведческий музей.
        2. Собор Покрова-на Лузе построе в 1729-1750 гг. Его заказчиками (ктиторами) были лальские купцы Семен и Максим Пестовские. Внутренняя роспись в храме выполнена в очень редком для культовой живописи стиле гризайль - в разных оттенках какого-либо одного цвета (чаще серого), что, кстати, очень хорошо видно на Выших фотографиях.
        Снимки, действительно, очень хорошие. У Вас фотографии только культовых сооружений? А самого Лальска? Окрестностей?.

        • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 27 ноября 2010 в 16:06

          В основном храмы, да. Муж коллекцию много лет собирает культовой архитектуры, а я вдохновителем работаю
          Ну иногда и природа встречается, конечно.
          По картине и храму Покрова-на-Лузе интересно, деталей я не знала.

          • Видите, Аксинья, какой у нас хороший синтез получился. От Вас - фотографии, от меня - небольшая информация к ним.
            Вы профессионально снимаете?
            Жаль, конечно, что нет снимков городской архитектуры. Если церкви - это украшение, парадный образ, то городская архитектура - отражение души, внутренней сути города... Э-эх, как жаль, что не сняли дорогу, которую та-а-ак красочно описали. Если бы к описанию, да ещё и визуальный образ...

            • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 27 ноября 2010 в 16:27 отредактирован 27 ноября 2010 в 16:30

              Ну есть летняя фотка, когда мы еще посуху ехали. Вот она.читать дальше →

              • По снимкам чувствуется, что сделаны - профессионально.
                За фотографию дороги - отдельное спасибо. Вот такие они в Вятской глубинке... Если кто не видел, может посмотреть.

                • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 27 ноября 2010 в 17:11

                  Спасибо на добром слове... А дороги в здесь кардинально не отличаются от остальной российской глубинки - насмотрелись, путешествуя в поисках архитектурных жемчужин...

                  • Но вот такой, экономный вариант, думаю, встречается очень редко.
                    Когда учился в институте, был у нас предмет - "Сухопутный транспорт леса". И трасса вот такого типа - две полосы бетонных плит - была одним из вариантов лесовозной дороги. На практике же встретиться с ним не довелось, потому что повсеместно дорогой и дефицитный бетон заменялся на древесину, которой в леспромхозе, естественно, было более, чем достаточно.