Константин Кучер Грандмастер

Пудож. Чем славен этот небольшой карельский город?

На восточном берегу Онежского озера, или как его здесь называют по-местному — Онего, расположен один из районных центров Карелии — город Пудож. Сегодня это — небольшой, меньше 10-и тыс. жителей, город, с преобладающей деревянной застройкой и сохранившейся в его историческом центре планировкой конца XIX — начала XX веков.

Название города — Пудож, как утверждают местные краеведы, происходит от славянизированного вепсского слова «pudas» — рукав реки, протока. И в этом что-то есть. Город действительно, расположен на возвышенном, правом берегу реки Водла, километрах в 25 от места её впадения в Онежское озеро. По этим водным артериям, которые в средние века в северных, таежных краях были практически единственными транспортными магистралями, проходил один из путей продвижения Господина Великого Новгорода на Подвинье и дальше, — к Белому морю. Естественно, такое выгодное расположение немало способствовало развитию возникшего в этом месте населенного пункта, со временем выросшего в важный торговый центр. К концу XV века Пудож, или как его называли в то время — Пудога, приобретает статус погоста (административно-территориальной единицы Новгородской Республики) и становится довольно крупным поселением.

Пудож - город небольшой, преимущественно - деревянныйПервое же, ныне известное упоминание о Пудоже относится к 1382 году. Во всяком случае, именно этим временем датируется найденная ещё советскими археологами в год смерти товарища Сталина новгородская берестяная грамота, начальные строки которой говорят о том, «цто было в Пудоге празда, ту празду Сергие взяле изо Ояте». Так что городу уже больше 600 лет.

В Карелии он считается одним из старейших и много чего повидавшим за свою более чем шести вековую историю. В 1447 году, например, Пудож, был разграблен войсками Дмитрия Шемяки. А в «Смутное время» начала 17-го века — состоявшими на службе у шведов польско-литовскими отрядами.

р. Водла в окрестностях ПудожаСтатус города, а одновременно и уездного центра, Пудожу в 1785 году своим специальным указом даровала Екатерина II. Вот с той самой поры и до сего дня этот статус так и остается неизменным. И нынче Пудож — и город, и административный центр края, славившегося в позапрошлом — начале прошлого века своим льном, который и за границу продавался, и на международных выставках Парижа, Гента и Брюсселя брал не одну, а бывало — и не две медали. По большей части — золотые. Или серебряные. Но реже.

А возили лен за границу, знамо дело, пудожские купцы. О которых можно много разных интересных историй рассказать. Вот, к примеру, Николай Александрович Базегский.

По преданию, в 1899 году, он уточнил у мирского схода, что для любезного пудожского общества более важно на данном историческом этапе развития города: строительство моста через реку Водлу, для обеспечения устойчивого транспортного сообщения с Вологдой, либо каменная церковь из красного кирпича?! Общество подумало, подумало и решило, что каменная церковь, коя и была возведена приглашенными из Петербурга специалистами в рекордно короткие сроки. Чему в немалой степени способствовали ритмичные поставки строительного материала, завозившегося в Пудож круглогодично. И водным, и санным путем.

Церковь св. Александра Невского. 2004 г.Уже 5-го ноября 1903 г. церковь была освящена во имя святого Александра Невского. Правда, и прослужила она не так, чтобы долго.

Последний настоятель храма, отец Платон, был расстрелян в печально известном 37-ом, а церковь переоборудована под хлебозавод, который почти благополучно проработал до средины 90-х годов прошлого века. «Почти благополучно» потому, что по непроверенным сведениям бывших сотрудников завода, ежегодно, в ночь на Пасху и Рождество, по необъяснимой причине возникали перебои с подачей на производство электрической энергии. Так что на эти праздники город частенько оставался и без свежих булочек, и без чёрного хлеба.

Южный фасад церкви св. Александра НевскогоМожет, в том числе и по этой причине, при вхождении в рынок хлебозавод не выдержал капиталистической конкуренции и обанкротился. Ликвидировавший предприятие конкурсный управляющий не сильно усердствовал, продавая каменное здание в центре Пудожа, и безвозмездно, т. е., как разъясняла мудрая Сова безграмотному Пуху, даром, передал здание хлебозавода Администрации Пудожского муниципального образования.

Администрация, в свою очередь, долго думала, что же ей делать с неожиданно свалившейся в её руки собственностью. Но, в конце концов, всё-таки решила, что не гоже власти возиться с восстановлением пищевого производства, здраво рассудив, что хлеб и иные продукты можно возить и из Вологды, благо мост при Советской власти построили хороший. Или из Медвежьегорска. До которого значительно ближе. Да и свой он, тоже карельский районный центр. И потому со спокойной совестью Администрация, как это в нынешние времена повсеместно, и замечу — не карелами заведено, передала здание бывшего хлебозавода Православной Церкви в лице Муромского монастыря.

С 2003 года Монастырь потихоньку, в меру сил и финансовых возможностей, восстанавливает церковь, которая, кстати, имя своего святого получила не просто так. Храм был построен купцом Базегским в честь его отца — Александра Петровича, похороненного на примыкающем к церкви фамильном кладбище. Ныне кладбище в меру сил восстановлено и приведено в порядок. Вновь установлены поваленные и разбросанные в прежние времена могильные плиты отца, матери, племянника и близких родственников Базегских — членов семьи купцов Малокрошечных. Надгробие самого Николая Александровича утрачено. А может, его и не было — кто в 1918 году делал бы пусть и могильную плиту, но классовому врагу?! Купец ведь не в домашней постели умер. И не своей смертью.

В меру сил восстановлено и приведено в порядок прицерковное кладбищеГоворят, Н. А. Базегский был большим филантропом. Имея обширную хлебную торговлю, цену держал на социально-защищённом уровне, чтоб конкурентам неповадно было продавать втридорога муку и хлебо-булочные изделия, а пудожане каждый день имели бы возможность пить не пустой чаёк, а побаловаться одной-другой сдобной булочкой. Старожилы и патриоты края утверждают, что именно Н. А. Базегский до революции дотировал всю фармацевтическую торговлю Пудожа и его окрестностей, чтобы при необходимости земляки могли приобрести в аптечной сети уезда все необходимые лекарства, а не полагаться на малообразованных знахарей и знахарок. Может, и после революции дотировал бы. Но благодарное население Пудожа зимой 1917−18 г. г. сбросило купца со второго этажа его частного дома, от чего Николай Александрович получил травмы несовместимые с жизнью и скончался. Вот и подумаешь тут — насколько нужны социально-защищенные цены и стоит ли быть филантропом…

А ведь купец, если вот так, подумать, подарил родному городу не дешевые лекарства, о которых сегодня мало кто помнит. И не одну единственную, ныне восстанавливаемую церковь построил. Он вложился (и не только деньгами!) в нечто большее. В историю, которой славен этот край.

Не своими купцами. Не восстанавливаемым храмом. И даже не знаменитым когда-то льном. Своей историей славен город Пудож. Небольшой карельский райцентр, от которого до архангельского Каргополя или вологодской Вытегры значительно ближе, чем до столицы республики…

Статья опубликована в выпуске 20.12.2010
Обновлено 14.01.2012

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Хорошая статья. Особенно часть про купца. Жаль, что наши "купцы" ее видимо не прочитают. Хотя и в новейшей истории подобные примеры есть. Только они не афишируются. Интересно: из-за скромности или из-за боязни?

    Оценка статьи: 5

    • Думаю, скорее первое, нежели второе.
      Боязнь, как на мой взгляд, чувство российскому купечеству неведомое.
      А коли ведомое, так то уже не российское. Или - не купечество...

  • В прежние времена рядом с каменной церковью Св. Александра Невского стоял деревянный храм Архангела Михаила, построенный ещё в 17-ом веке. Ныне на его месте возведена также деревянная одноимённая часовня. С её строительства, в принципе, и началось восстановление Пудожских церквей.
    Снимок сделан от прицерковного кладбища. Впереди (за елью в левой трети снимка) просматривается звонница церкви св. Александра Невского и кирпичная кладка её южного фасада.