Сергей Курий Грандмастер

Как Санта-Клаус обзавёлся оленями?

Если наш Дед Мороз разъезжает на тройке лошадей, а финский Йоулупукки — на рождественском козле, то американский Санта-Клаус предпочитает упряжку северных оленей. Впрочем, оленями он обзавёлся далеко не сразу. По крайней мере, его «предок» — голландский Святой Николай — сначала ездил верхом на коне, да и вообще выглядел солиднее.

Перейти к предыдущей части статьи

Понадобилось не менее века прежде, чем благообразный святой сменил епископское одеяние на красный меховой тулуп и окончательно превратился в пузатого гномика, летающего по небу в поисках нужного дымохода. К этой трансформации приложили руку немало американских писателей.

Первым по праву считают Вашингтона Ирвинга, который в 1809 году опубликовал сатирическую «Историю Нью-Йорка». Так как Нью-Йорк основали именно голландские поселенцы (поначалу он назывался Новый Амстердам), то имя их любимого святого упомянуто в книге не один раз.

Вашингтон Ирвинг «История Нью-Йорка»:
«…воздвиг на носу (корабля — С.К.) прекрасную фигуру святого Николая в низкой широкополой шляпе, в широченных фламандских штанах до колен и с трубкой, доходившей до конца бушприта.
[…]
…день святого Николая не проходил без подарков, подвешивания чулка в каминной трубе и соблюдения всех остальных положенных для этого случая обычаев…
[…]
Смотрите, добрый святой Николай приехал, промчавшись над вершинами деревьев в той самой тележке, в которой он каждый год развозит детям подарки».

О том, кто везёт тележку, Ирвинг не упомянул, хотя, скорее всего, подразумевались лошади (для голландцев езда на оленях была не менее экзотичной, чем езда на слоне).

Олень в упряжке Санты появились лишь в 1821 году — в анонимном стихотворении «Old Santeclaus with Much Delight»:

Старый Санта-Клаус с большим восторгом
Едет на олене в эту морозную ночь
По снежным трассам и верхушкам дымоходов,
Чтобы принести тебе свои подарки…

Строчки подтверждались цветным рисунком, изображающим Санту в санях, запряжённых всего одним оленем.

Иллюстрация к стихотворению «Old Santeclaus with Much Delight», 1821 г.
Иллюстрация к стихотворению «Old Santeclaus with Much Delight», 1821 г.
Фото: неизвестный художник, wikipedia.org

Впрочем, это стихотворение широкой известности не получило. Чего не скажешь о напечатанном 2 года спустя «Визите Святого Николая» (сегодня это стихотворение больше известно под другим названием — «Ночь перед Рождеством»). Его автором выступил друг Ирвинга, профессор библеистики и восточных языков — Клемент Кларк Мур. Говорят, что идея пришла к Муру, когда в снежную зиму он полдня мотался на санях по городу в поисках рождественских подарков. Стихотворение было написано с единственной целью — развлечь своих детей, а в печать попало только благодаря жене Мура, разославшей копии друзьям.

Как серьёзный учёный, Мур вовсе не хотел лавров «детского писателя», поэтому 23 декабря 1823 года «Визит Святого Николая» был опубликован в газете «Troy Sentinel» анонимно. Имя автора появилось лишь на переиздании 1837 года (говорят, Мур уступил настойчивым просьбам своих детей).

Клемент Кларк Мур
Клемент Кларк Мур
Фото: Engraved by J. W. Evans, wikipedia.org

Откуда профессору было знать, что его литературная забава окажется не только долгоживущей, но и повлияет на всю рождественскую американскую традицию?
Внезапно оказалось, что «Визит Святого Николая» нравится читателям независимо от того, к какой христианской конфессии они принадлежали. Парадокс, но именно придание Рождеству более «светского» характера помогло сделать этот праздник в США общенациональным и всенародно любимым.

Вот и в стихотворении Мура не было ни религиозного подтекста, ни даже строгого морализаторства (как в том же стихотворении 1821 года, где упоминаются прутья для непослушных детей). Автор просто рассказывает о неожиданной встрече с Сантой, когда тот раскладывал подарки по чулкам. Голландская легенда здесь окончательно превратилась в радостную сказку, а Святой Николай — в «пухлого, веселого, старого эльфа» (да-да, у Мура так и написано «elf») с носом цвета сливы и дымящейся трубкой во рту.

Обложка издания «Визит Святого Николая» 1862 г.
Обложка издания «Визит Святого Николая» 1862 г.
Фото: gutenberg.org

И, наконец, в стихотворении мы впервые встречаем «великолепную восьмёрку» оленей, ставшую впоследствии канонической. Важную роль сыграло то, что Мур наградил каждого оленя говорящим именем:

  1. Dasher (Стремительный).
  2. Dancer (Танцор).
  3. Prancer (Скакун).
  4. Vixen (Резвый).
  5. Comet (Комета).
  6. Cupid (Купидон).
  7. Dunder (Гром).
  8. Blixem (Молния).

Последние два имени были взяты не из английского языка, а из голландского (видимо, как дань традиции). Однако в последующих переизданиях «Визита Святого Николая» их всё-таки переиначили на немецкий манер и сегодня они звучат как Donner и Blitzen.

Кроме того, в стихотворении упоминается, что и олени, и их хозяин — «крохотные». И это логично — ведь настоящая оленья упряжка наверняка бы проломила крышу и испортила всё рождественское настроение.

Рисунок из издания «Визит Святого Николая» 1862 г.
Рисунок из издания «Визит Святого Николая» 1862 г.
Фото: gutenberg.org

«Визит Святого Николая» имел такой оглушительный успех, что его нередко считают «самым известным стихотворением, когда-либо сочинённым американцем». С этих пор художники всё чаще изображают Санту в компании оленей, хотя количество может сильно варьировать. Например, на рисунке Томаса Наста «Санта на фронте» (1863) мы видим в упряжке всего двух животных.

Санта Клаус на рисунке Томаса Наста в «Harper's Weekly» 3 января 1863 г.
Санта Клаус на рисунке Томаса Наста в «Harper's Weekly» 3 января 1863 г.
Фото: wikipedia.org

Оно и понятно, восемь оленей — это всё-таки многовато (особенно если их надо «втиснуть» в формат рождественской открытки).

Писателю в этом плане проще. Например, Фрэнк Баум (тот самый, что придумал «Страну Оз») в своём рассказе «Жизнь и приключения Санта-Клауса» (1902) подарил Санте аж 10 оленей со своими оригинальными рифмующимися именами: Флосси и Глосси, Рэйсер и Пэйсер, Фирлисс и Пирлисс, Рэди и Стэди, Фиклисс и Спиклисс. Однако когда в 1985 году рассказ адаптировали для ТВ, то решили заменить десятку на более привычную восьмёрку — пускай и безымянную.

Важную роль в «раскрутке» оленьей упряжки Санты также сыграл, казалось бы, далёкий от искусства бизнесмен по имени Карл Ломен…

Как я уже писал в предыдущей статье, эскимосы Америки так и не додумались одомашнить северного оленя. Потребность в одомашнивании появилась только в середине XIX века, когда из-за активного китобойного промысла индейцы начали голодать. Тогда миссионер Шелдон Джонсон предложил завезти на Аляску домашних оленей из Евразии вместе со специалистами по их разведению.

Преподобный Шелдон Джексон, миссионерский лидер и просветитель на Аляске
Преподобный Шелдон Джексон, миссионерский лидер и просветитель на Аляске
Фото: wikimedia.org

Спустя время Карл Ломен решил вывести бизнес по продаже оленины на общенациональный уровень. В 1926 году он вместе с универмагом «Macy» провёл целую рекламную компанию — рождественский парад, во главе которого ехал Санта на настоящей оленьей упряжке.

По иронии судьбы, все усилия Ломена оказались тщетными — его бизнес прогорел. Причиной стало лобби производителей крупного рогатого скота, а также тогдашний закон США, разрешающий разводить оленей только коренному населению. Зато сама маркетинговая акция накрепко связала образ Санты с северными оленями, которые с тех пор стали неизменными участниками всех рождественских мероприятий.

На этом история летающих оленей не закончилась. В 1939 году в канонической упряжке появился девятый участник, обошедший по популярности всех остальных…

Окончание следует…

Статья опубликована в выпуске 31.12.2019

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: