Юрий Москаленко Грандмастер

Какой военный журналист упразднил все награды в русской армии?

16 декабря 1872 года, 135 лет назад, в семье бывшего крепостного, сумевшего выбиться в люди, майора Ивана Деникина родился сын, которого назвали Антоном. В те зимние студеные дни не было, пожалуй, во всей Варшавской губернии (тогда Польша была в составе России), счастливее человека, чем Иван. Забегая на много лет вперед, можно сказать, сыну в чем-то повезло меньше, чем отцу. Он всю жизнь мечтал о сыне, которого мог бы назвать Ванькой в честь отца, но родилась дочь Марина, в самом кровавом, 1919 году.

Впрочем, кому как везет. Иван Деникин мог гордиться сыном. С младых ногтей парня тянуло к баталиям, и одними из его самых любимых игрушек были оловянные солдатики, которые по воле своего пятилетнего главнокомандующего ловко готовили засады, опрокидывали противника дерзкими атаками и непременно побеждали. Когда сын чуть подрос, отец его брал с собой в часть, где Антоха очень скоро стал любимцем простых людей в серых шинелях. Они и обучали его многим житейским премудростям. «Хороший человечек растет, — часто повторяли солдатушки, — из нашенских»…

Беды никто не ожидал, а она пришла. Иван Деникин неожиданно умирает. А его жена, прекрасная полячка, оставшись без поддержки, но с 25-рублевой пенсией по случаю потери кормильца, сказала сыну: «Я ничем не могу помочь в твоей военной карьере, пробивайся сам…»

10-летний Антон поступил в Ловичское реальное училище, проявил способности в математике. Ему прочили прекрасное будущее, а он решил пойти по пути отца, поступив в Киевское пехотное юнкерское училище. А в 1892 году подпоручик Деникин был назначен во 2-ю полевую артиллерийскую бригаду, расквартированную в Польше, чтобы быть ближе к матери.

Впрочем, в Польше он долго не засиделся. Уже через три (!) года 23-летний офицер подал документы, а затем поступил в Академию Генерального штаба. По тем временам поступок невиданный, Антон был намного моложе своих многих сокурсников. Но это не помешало ему учиться блестяще и по окончании академии получить из рук начальства погоны капитана.

Кстати, незадолго до выпуска из академии в военном журнале «Разведчик» был напечатан первый рассказ Деникина, который затем становится очень активным военкором, стараясь на бумагу перенести все свои задумки относительно реформирования армии, превращения ее в одну из самых эффективных действующих армий мира. Правда, современники находили, что меры, предлагаемые молодым офицером, были порой чересчур радикальными. А старики ворчали: «Турусы на паркетах разводить легко, а ты, поди, повоюй, чтобы было видно, чего стоишь…»

Повоевал. В русско-японскую войну. Начал ее капитаном, закончил полковником. Его парадный мундир украсили сразу три ордена — Св. Станислава и Св. Анны 3-й степени с мечами и бантами и 2-й степени с мечами. Далеко не все знают, что орден Св. Анны был первым орденом, заслуженным великим русским генералиссимусом Александром Васильевичем Суворовым…

Боевой опыт, полученный в боях с японцами, оказался весьма полезным в дальнейшей службе Антона Ивановича. Как в мирные дни, так и в военные. Во время Первой мировой войны его сначала назначили на должность генерал-квартирмейстера, но вскоре Деникин добивается своего назначения командующим 4-й стрелковой («Железной») бригады. Уже первые ее успехи заставили командование увеличить ее до масштабов дивизии. Именно она прославилась во многих сражениях в Карпатах.

Любопытно, но по аналогии с деникинской, в рабоче-крестьянской Красной Армии тоже одну из дивизий назвали «Железной». И базировалась она еще четверть века назад именно во Львове, а ее полное наименование — 24-я Самаро-Ульяновская Мотострелковая Бердичевская, Железная ордена Октябрьской Революции, трижды Краснознаменная, орденов Суворова, Богдана Хмельницкого дивизия. Подобная «железная» дивизия была и у немцев, в том же 1914 году.

Но вернемся к Деникину. Он во время войны дважды брал Луцк, за что получил даже Георгиевское оружие, осыпанное бриллиантами, с надписью «За двукратное освобождение Луцка».

Мало кто знает, что «клеймить позором» Деникина начали отнюдь не большевики. В марте 1917 года Антон Иванович был назначен помощником начальника штаба Верховного Главнокомандующего, спустя два месяца — Главнокомандующим армиями Западного фронта. В июле — после назначения генерала Корнилова Верховным Главнокомандующим — назначен на его место Главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта. А спустя месяц отрешен от должности Временным правительством за поддержку генерала Корнилова и заключен в Быховскую тюрьму.

Уже 19 ноября 1917 года люди, заинтересованные в крепкой фигуре, способной противостоять большевикам, устроили Деникину побег из тюрьмы, а спустя неделю он уже принимал активное участие в формировании Добровольческой армии вместе с тем же генералом Корниловым. А в последний день марта, после гибели Корнилова, именно Деникина назначили командующим армией.

Интересный факт: войну против большевиков Антон Иванович рассматривал, как братоубийственную, а потому упразднил все воинские награды. Я не хочу делать из белогвардейского генерала идеального человека — на террор в те времена отвечали террором, и он ничуть не меньше русской крови пролил. Но именно Деникин был одним из первых, кто оценил масштабы трагедии и 22 марта 1920 года сложил с себя полномочия Верховного главнокомандующего, уступив это место барону Врангелю. Спустя две недели генерал-лейтенант Антон Деникин на английском миноносце навсегда покинул Россию.

Судьба помотала генерала по нескольким странам. Но везде он старался держаться гордо, постоянно подчеркивая, что он как был русским, так им и умрет. О суровых годах родины Антон Иванович расскажет в фундаментальном пятитомном труде «Очерки Русской Смуты». С 1926 года Деникин занялся литературным трудом, выпустив еще две книги — «Старая армия» и «Офицеры», а через 10 лет, живя в Париже, начал издавать газету «Доброволец».

Деникин был лакомым кусочком для пропаганды нацистской Германии. Но на все предложения абвера о сотрудничестве ответил категорическим отказом. Это стоило ему ареста. Все военные годы Деникин провел в холодном бараке, духом не пал, а работал над своим трудом «Путь русского офицера». И при первом удобном случае, в разговорах с близкими друзьями, осуждал Гитлера, называя его «злейшим врагом России».

В мае 1945 Деникин уехал в США, читать лекции. Впрочем, жизнь уже подходила к концу. 7 августа 1947 года он скончался в госпитале Мичиганского университета от сердечного приступа и был похоронен с воинскими почестями на кладбище Эвергрин в Детройте. В 1952 его останки были перенесены на русское кладбище Св. Владимира в Нью-Джерси. А 3 октября 2005 прах генерала Деникина нашел вечное упокоение в Донском монастыре в Москве.

Обновлено 18.12.2007
Статья размещена на сайте 13.12.2007

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: