Дебютант

Как граф Шереметев мог жениться на крепостной? История мифа о «вечной любви»

Граф Шереметев и крепостная Ковалева… Миф о «вечной любви» со счастливым финалом. Как такое могло вообще произойти, чтобы блестяще образованный светский вельможа обратил внимание на свою крепостную, женился на ней, дал вольную ей и ее родителям? Воистину, жизнь — это странная штука.

Н. И. Аргунов, «Портрет Просковьи Ивановны Жемчуговой-Шереметьевой» (фрагмент), 1803 г. Фото :ru.wikipedia.org

Николай Петрович Шереметев был старше своей избранницы на 17 лет. Он получил великолепное домашнее образование, много путешествовал в молодости. Город Париж вселил в его сердце любовь к музыкальным спектаклям, и по возвращении на родину он организует в своей усадьбе Кусково «Зеленый», или, как его еще называли, «Воздушный» театр.

Естественно, набирали в актеры из числа крепостных. Граф Шереметев приметил молодую голосистую крестьянку и зачислил ее в труппу для обучения. Ходит легенда о том, как произошла их знаменательная встреча.

Летним вечером Параша Ковалева гнала домой коров, а граф возвращался с охоты, близ села Вощажникова их пути пересеклись. Позже на этом самом месте по заказу графа была выстроена маленькая часовня.

В. Л. Боровиковский , «Портрет Н. П. Шереметева»
В. Л. Боровиковский, «Портрет Н. П. Шереметева»
Фото: ru.wikipedia.org

Вроде бы финал уже ясен — небольшая интрижка с крепостной, откупной подарок и сослать ее с глаз долой. Но сила настоящей любви оказалась сильнее. Прасковья очаровала графа Шереметева своим талантом, голосом, своими необыкновенными душевными качествами. И тот совершает немыслимый по меркам московского света поступок — открыто поселяется с Прасковьей Ивановной в Шереметевском дворце.

Слухи и сплетни поползли по Москве, а Прасковья Жемчугова (это теперь она Жемчугова, псевдоним на сцене должен быть запоминающимся!) блистает в театре, исполняет с успехом самые сложные оперные партии. Однажды на домашнем концерте в Фонтанном доме произошло то, что заставило злые языки замолчать: сам Павел I, потрясенный даром Жемчуговой, подарил ей драгоценный камень. Ну уж если сам император одобряет их связь, решили в свете, то и разговаривать об этом не стоит.

Н. И. Аргунов, «Портрет Просковьи Ивановны Жемчуговой-Шереметьевой», 1803 г.
Н. И. Аргунов, «Портрет Просковьи Ивановны Жемчуговой-Шереметьевой», 1803 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Но судьба необычной пары нет-нет, да и всплывет в разговоре в каком-нибудь салоне. Вот граф Шереметев дал вольную Прасковье Жемчуговой, потом дал вольные и ее родственникам — чем не повод посплетничать? А событие 1801 года всколыхнуло вновь весь свет — пятидесятилетний граф и тридцатитрехлетняя актриса обвенчались! Закончились годы мучений, сомнений, осуждения и непонимания. Они были вместе перед Богом и людьми.

Через два года рождается сын Дмитрий, и на этом счастливая сказка прерывается. Через три недели после родов Прасковья Жемчугова умерла. Официальное заключение говорило о туберкулезе, но вездесущие сплетни утверждали, что великую актрису отравили дворовые, из обычной зависти. В письме к сестре — графине В. П. Разумовской — 26 февраля 1803 года Н. П. Шереметев писал:

«Пожалей о мне. Истинно я вне себя. Потеря моя непомерная. Потерял достойнейшую жену и в покойной графине Прасковье Ивановне имел я почтения достойную подругу и товарища. Кончу горестную речь. Остаюсь граф Шереметев».

Граф был безутешен. Теперь делом всей его жизни стало сохранение памяти о своей жене. Строящийся в Москве дворец он приказал превратить в приют. Открылся он через год после смерти самого Шереметева. Странноприимный дом не только давал кров нуждающимся, но здесь еще оказывали медицинскую и материальную помощь.

По завещанию Прасковьи Жемчуговой более ста бесприданниц получили деньги, более пятисот ремесленников смогли купить себе жилье. Сам же Шереметев завещал похоронить себя скромно, а причитающиеся на похороны по его чину деньги раздать бедным. До конца своих дней он был верен памяти своей Единственной Женщины.

Вид на Странноприимный дом
Вид на Странноприимный дом
Фото: ru.wikipedia.org

Теперь Странноприимный дом — научно-исследовательский центр «Медицинский музей», он — свидетель и памятник этой великой жизненной истории любви. А память о бесконечной любви двух таких разных и таких похожих людей живет, живет как сказка, которой суждено было сбыться.

Статья опубликована в выпуске 8.03.2008
Обновлено 25.02.2019

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Галина Шмалько Читатель 27 февраля 2019 в 19:31 отредактирован 27 февраля 2019 в 21:47

    Истинные русские дворяне, заботились о людях русских, строили богодельни, приюты, занимались меценатством.
    Не то, что сейчас эти так называемые - русские- типа новые (ворье одно), только все для себя, никаких добрых дел. Золотые унитазы, дворцы безвкусица, от денег вместо сердец глыбы льда......

  • Анна Рябинина Читатель 27 февраля 2019 в 18:09 отредактирован 27 февраля 2019 в 21:47

    Для полной гармонии истории о великой любви стоит добавить, что граф Николай Петрович стал жить с Прасковьей тогда еще Ковалевой, когда ей было 14. Точнее, она вошла в его гарем из крепостных актрис. Потом стала фавориткой. А потом - женой. Великая любовь, это правда, только в духе "Великолепного века", а не "Евгения Онегина".

  • Статья интересная, но ее надо править, очень много ошибок и описок.

  • «Пожалей о мне. Истинно я вне себя. Потеря моя непомерная. Потерял достойнейшую жену и в покойной графине Прасковье Ивановне имел я почтения достойную подругу и товарища. Кончу горестную речь. Остаюсь граф Шереметьев»

    Граф - Шереметев.