Владимир Рогоза Грандмастер

Николай Пржевальский. Какие удивительные сокровища он привозил из своих путешествий? Часть 1

Возвращение Николая Михайловича Пржевальского в Петербург после первой экспедиции прошло практически незамеченным публикой. Но вскоре по стране разошлась изданная им на свои средства книга «Путешествие в Уссурийском крае, 1867−69 гг.», вызвавшая интерес читателей и к экспедиции в малоизученный регион, и к личности путешественника.

Из последующих экспедиций Пржевальский всегда возвращался с триумфом. Об его приезде знали заранее, путешественника восторженно встречали на всем пути следования по России, в его честь устраивали торжественные приемы и чуть ли не в очередь выстраивались, чтобы пригласить знаменитого исследователя в гости.

Особый интерес публики всегда вызывал громадный багаж Пржевальского, состоящий из старательно упакованных тюков и ящиков, который при разгрузке в Петербурге охраняли сопровождавшие путешественника казаки. Всех интересовало, что же в этот раз привезено из далеких земель. Тут же возникала масса слухов. В них фигурировали и сокровища древних монголов, и всё излечивающие зелья, полученные от тибетских монахов, и золотые самородки, которые в далеких горах буквально валяются под ногами.

На прямые вопросы путешественник отвечал, что привезенное им и впрямь представляет громадную ценность. Пржевальский не лукавил, его багаж и на самом деле был бесценен для науки, получавшей для изучения сотни новых видов растений, животных, птиц, рыб, пресмыкающихся, а также подробное описание регионов, куда еще не ступала нога европейца. Среди геологических образцов было и самородное золото, но совсем не в тех количествах, о которых ходили слухи.

Н.М. Пржевальский Стать путешественником и исследовать неведомые земли Николай Пржевальский решил еще в детстве, которое прошло в небольшом имении «Отрадное» на Смоленщине. Мальчик был любознателен, много читал, отличался самостоятельностью и независимым нравом. Учился он хорошо, но за проказы чуть не был исключен из гимназии.

Впоследствии он вспоминал о своем детстве: «Розог немало мне досталось в ранней юности, потому что я был препорядочный сорванец, так что бывшие в гостях деревенские соседи обыкновенно советовали моей матери отправить меня, со временем, на Кавказ, на службу».

Он и на самом деле вскоре оказался на военной службе, но выбрал её сам, так как считал, что стать путешественником можно только через офицерскую службу. В принципе он был прав, военное ведомство всегда интересовали сопредельные страны, на исследование которых периодически отправлялись экспедиции во главе с офицерами.

В 16 лет Пржевальский был принят на службу унтер-офицером, а уже через год получил эполеты прапорщика. С обязанностями по службе он справлялся успешно, но служакой не стал. Все свободное время отдавал книгам, запоем читая описания путешествий. После появления публикаций о первом путешествии Петра Петровича Семенова в неведомый до того Тянь-Шань, он принял для себя решение посвятить жизнь исследованию именно этого далекого региона у южных границ России.

Его попытки добиться перевода в Сибирь, откуда чаще всего начинался путь экспедиций в неизведанные районы Азии, успехом не увенчался, а за настырность даже пришлось провести несколько суток под домашним арестом. Выход был вскоре найден — поступление в Академию Генерального штаба. Сдать экзамены в академию было чрезвычайно трудно, но Пржевальскому удалось сделать это с первого захода. В 22 года он стал слушателем одного из престижнейших высших учебных заведений страны.

Уже после первого курса Пржевальский написал на удивление зрелую для его возраста работу «Опыт статистического описания и военного обозрения Приамурского края», которая была высоко оценена не только в академии. За этот труд Русское географическое общество в начале 1864 года избрало перспективного офицера в действительные члены. Согласитесь, что получить такое признание всего в 24 года — это несомненный успех.

К этому времени Пржевальский, досрочно выпущенный из академии в связи с восстанием в Польше, служил в Полоцке. Вскоре его перевели в Варшаву преподавать географию и историю в юнкерском училище. В Варшаве он пробыл два года, совмещая преподавание с кропотливым изучением наук, которые, как он считал, понадобятся в будущих путешествиях. Большую помощь в этом ему оказал известный зоолог Владислав Казимирович Тачановский, специализировавшийся на изучении птиц и членистоногих.

В конце 1866 года мечта Пржевальского начала сбываться, его причислили к Генеральному штабу и отправили на службу в Иркутск в штаб Восточно-Сибирского военного округа. По дороге Николай Михайлович, получивший к этому времени чин штабс-капитана, заехал в Петербург, где познакомился с выдающимся географом и путешественником П. П. Семеновым. Маститый ученый поддержал своего юного последователя, но отсоветовал сразу же добиваться экспедиции в Центральную Азию, порекомендовав для начала провести исследование на Дальнем Востоке, чтобы получить экспедиционный опыт и зарекомендовать себя в Генштабе и в научных кругах.

К рекомендательным письмам Семенова в штабе округа отнеслись с должным вниманием. Вскоре начальник штаба округа генерал Болеслав Казимирович Кукель, бывший одновременно председателем Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, назначил Пржевальского в длительную командировку в Уссурийский край с целью проведения статистических обследований. Денег на экспедицию было выделено мало. С собой Пржевальский смог взять только двух человек, опытного сибирского казака и Николая Ягунова, сына ссыльного поляка, из которого надеялся подготовить себе помощника. Уже на Дальнем Востоке к экспедиции добавили двух солдат.

Памятник Н.М. Пржевальскому в Александровском саду, Санкт-Петербург 26 мая 1867 года Пржевальский со спутниками выехал из Иркутска, а уже через месяц был в поселке Хабаровка (современный Хабаровск), откуда и началась его первая экспедиция. Путешественники спустились по реке Уссури, исследовали озеро Ханка и его окрестности, вышли к Японскому морю, проведя изучение значительной прибрежной территории от залива Посьет до залива Ольги, преодолев по пути отроги Сихотэ-Алиня. Затем, перейдя через сам хребет, вдоль рек Лифудзин и Уссури вышли в начале января 1868 года к станице Буссе, где провели чуть больше месяца, отдыхая, обрабатывая материалы и готовясь к дальнейшим исследованиям.

В феврале 1868 года маленькая экспедиция снова отправилась в окрестности озера Ханка, где до лета Пржевальский продолжал исследования. Прервать полевую работу пришлось в связи с резким обострением обстановки в регионе. Границы России нарушили несколько крупных банд хунхузов, в разгроме которых Пржевальскому пришлось принять участие, а затем до конца зимы выполнять обязанности адъютанта штаба войск Приамурской области.

Вынужденный перерыв в экспедиционной деятельности был использован Николаем Михайловичем для обработки материалов, подготовки статистического отчета о населении края и начала работы над книгой. С весны 1869 года экспедиция снова работала в окрестностях Ханка, пополняя коллекции и изучая долины впадающих в озеро рек. Только в начале августа Пржевальский, решив, что все задачи экспедиции выполнены, отправился в Иркутск.

В Иркутске его уже ждал приказ о переводе в Генеральный штаб. В Петербурге, куда Пржевальский прибыл в январе 1870 года, он продолжил обработку результатов экспедиции. Вскоре им было прочитано в Географическом обществе несколько докладов об экспедиции, вызвавших большой интерес в научных кругах. Пржевальскому было что рассказать и показать. По Уссурийскому краю экспедиция прошла более 3 тысяч километров, проведя массу топографических, климатологических, гидрологических и биологических исследований и наблюдений (это не считая тех, что проводились в интересах военного ведомства). В столицу было привезено более 300 чучел птиц, большая коллекция яиц, гербарий из 2 тысяч растений, шкуры животных.

Признанием заслуг путешественника стало награждение его серебряной медалью Географического общества. Ободренный успехом, Пржевальский подготовил обоснованное предложение о серьезной экспедиции в Центральную Азию, которое поддержали и Географическое общество, и Генштаб.

Впереди Пржевальского ждали чрезвычайно трудные, но крайне интересные путешествия, новые открытия и мировая слава, но об этом в следующей части статьи.

Обновлено 10.03.2018
Статья размещена на сайте 22.04.2010

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: