Владимир  Жестков Грандмастер

Какими они были, те «старики», что шли в бой? Виталий Иванович Попков. Часть 5: будем жить!

Мало кому из летчиков-асов удалось остаться невредимыми во время многочисленных боевых вылетов, кого-то сбивали не менее искусные немецкие лётчики, кого-то вражеская зенитная артиллерия. А вот В. Попкова чуть было свои не расстреляли, причём произойти это должно было в назидание остальным.

Немецкий бомбардировщик Юнкерс Ю-88, сбитый на территории СССР Фото: Источник

Г. К. Жуков, бывший в то время Заместителем Верховного Главнокомандующего и 1-м Заместителем Наркома Обороны СССР, во второй половине 1942 года находился в Сталинграде в качестве представителя Ставки. Его очень удручало положение, сложившееся в воздухе. Немцы имели явное преимущество и массированными налётами бомбардировщиков, поддерживаемых истребительной авиацией, наносили существенный ущерб нашим частям, сражающимся как в городе, так и вокруг него.

По воспоминаниям самого Попкова, подтвержденным устными воспоминаниями других участников этих событий, Жуков вызвал к себе семь лётчиков, только что вернувшихся из воздушного боя, и приказал их расстрелять перед строем. Мотивировка приказа заключалась в том, что эти лётчики не смогли предотвратить бомбардировку наших позиций. Однако расстреляли не их, а каких-то трёх военных без знаков различия.

Через много лет Виталий Иванович Попков вспоминал, что Жуков пообещал расстрелять и их, если они будут плохо воевать, и приказал с того дня не считать лётчикам ни боевых вылетов, ни сбитых самолётов, а также не представлять их к званиям и наградам. Поэтому в личный счёт Виталия Ивановича не вошли как многие боевые вылеты, так и несколько сбитых им лично немецких самолётов.

Ещё Попков вспоминал, что на торжественном заседании, посвящённом 70-летию маршала Жукова, он оказался в президиуме рядом с юбиляром. Далее цитата из воспоминаний В. И. Попкова:

«Он сказал мне: «Генерал, а я вас, кажется, на войне встречал? Я отвечал: Да, товарищ маршал, это было дважды. И один раз вы меня чуть не расстреляли…» Подъехал чёрный правительственный «ЗИЛ» и Жуков предложил подвезти меня домой. В машине он вдруг сказал: «Я должен был тогда так действовать, чтобы прекратить панику, поднять деморализованный дух армии и остановить отступление под Сталинградом. И если что-то оказалось не так, каждый должен теперь понимать, что время было такое…»

Была и другая встреча с Жуковым, о которой он говорил маршалу. Тогда Попкову было поручено обеспечить безопасность перелёта из Москвы в Ленинград Первого секретаря Ленинградского обкома партии Жданова и представителя Ставки Жукова. Обратно на двух транспортниках ЛИ-2 следовало доставить на большую землю раненых бойцов Красной Армии.

У молодого лётчика в городе на Неве жила тётя, работавшая директором детского дома. По согласованию с начальством в один из самолётов было положено несколько мешков с продуктами — подкормить детдомовских детишек. Когда же Попков увидел 30 маленьких скелетиков, буквально обтянутых кожей, то он уговорил лётчиков транспортных самолётов слить немного горючего, но детей вывезти в Москву. Их жизни были спасены. Так бы все и забыли о вполне рядовом во время войны случае, если бы однажды Попков в разговоре с ленинградскими киношниками сам не вспомнил о нём. История всплыла и потянула за собой неожиданное продолжение.

Оказалось, что выжившие дети нашлись и на память об избавлении от того кошмара в своей жизни подарили Виталию Ивановичу, «Ангелу с неба», как они его называли, алюминиевую тарелку с выгравированными подписями всех 30 спасённых детей. Лётчик неоднократно говорил, что самая дорогая для него награда — это спасённые жизни детей, которых удалось тогда вывезти из блокадного Ленинграда.

Наверное, любой лётчик-истребитель помнит все одержанные в небе победы, ведь они такие разные, что не должны путаться в памяти. Но наверняка некоторые из них запомнились настолько, что их даже калёным железом невозможно оттуда выковырять. Такой и стала 25-я победа В. Попкова.

Случилось это под Харьковом в июле 1943 года, когда младший лейтенант Попков стал мастером воздушного боя всем на зависть. Немецкая лётная элита из 52-й истребительной эскадры разукрасила свои Ме-109 таким образом, чтобы их издали можно было увидеть и уступить им дорогу: кок с белой спиралью, жёлтые кончики крыльев, пиковый туз рядом с бегущим по волнам корабликом. Почему туз? Этот вопрос не давал мне покоя с первого просмотра легендарного фильма Л. Быкова. Именно там неоднократно упоминалось о «бубновых». Оказывается, ас — немецкое название карточного туза, по правилам бьющего любую карту. Вот так просто оказалось.

Это через какое-то время немцы уяснили, что такая раскраска только привлекает внимание советских асов, обладающих мастерством не меньшим, если не большим, нежели они, и замазали свои тузы. Но было поздно, ведь ко дню Победы из первой сотни немецких асов дожили единицы, в то время как большинство советских встретили его в небе Германии. Но тогда, летом 1943 года, немцы ещё кичились своей непобедимостью. Вот один из этих «тузов», любитель молодых неопытных советских пилотов, и повадился на них охотиться.

Однажды он практически над аэродромом, где базировалась поющая эскадрилья, подстерёг одного из новичков и зашёл ему в хвост… Дальше всё ясно. Похоронив товарища, Попков дал слово по-мужски разобраться с фашистом. Немец прилетал почти каждый день и кружился неподалеку, ожидая очередную жертву. Когда он появился в очередной раз, навстречу ему с разных концов аэродрома взлетели Попков и Пчёлкин. Немец попытался уйти, но Попков зашёл ему в хвост и война для фашиста закончилась. Разукрашенные остатки его самолёта разлетелись по степи, а самого аса задержали местные крестьяне. Но к сожалению, ему удалось обмануть их и сбежать.

Какими они были, те «старики», что шли в бой? Виталий Иванович Попков. Часть 5: будем жить!
Фото: Источник

Последний немецкий самолёт в берлинском небе Попков сбил тараном. Причём сбил он его после спора с одним нашим лётчиком, который имел на своем счету две победы тараном и очень ими гордился. Попков долго пытался доказать товарищу, что таран — это самое последнее дело, сбивать надо отличным владением техникой и прекрасной стрельбой, а не тупым ударом своим самолётом по противнику. Свой самолёт надо холить, лелеять и уничтожить на нём не одну машину врага. Но любитель таранов настаивал на своём: «Кто не использует таран, тот трус». Вот Попков в запале и поспорил на часы «Павел Буре» и бритву, что в первом же бою собьёт врага этим пресловутым тараном. Не забудем, что к тому времени ему не исполнилось даже 23 года.

На следующий день прямо у всех на глазах Попков крылом своего самолёта ударил Ju-88. Тот начал разваливаться, и его кусок, попав в кабину самолёта Попкова, содрал часть кожи на голове Виталия до черепа. Попков, весь в крови, сумел сесть на своем аэродроме. Дважды Герой Советского Союза командир полка Василий Александрович Зайцев, после доклада Попкова об одержанной победе, в воспитательных целях сбитый самолёт приказал не засчитывать. Попков согласился, что это было чистое воздушное хулиганство, ведь снарядов оставалось достаточно, не на один бой. К счастью, таран произошёл почти над аэродромом, а то Попков мог бы и не дотянуть, ведь крови он потерял немало.

Давайте простим его за такое мальчишество, ведь ему только через несколько дней исполнилось 23 года.

Гвардии капитан Герой Советского Союза Попков В. И. с однополчанами
Гвардии капитан Герой Советского Союза Попков В. И. с однополчанами
Фото: Источник

«Будем жить!» Кто не помнит эти последние слова старшего лейтенанта Сергея Скворцова — героя бессмертного фильма Быкова, направившего свой горящий самолёт на железнодорожные составы противника? Эта же фраза венчает памятник В. И. Попкову на его могиле на Новодевичьем кладбище, как бы поднимая его и унося в бессмертие.

Продолжение следует

Обновлено 21.06.2018
Статья размещена на сайте 23.01.2016

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: