Владимир Рогоза Грандмастер

Георгиевские кавалеры в рясах. Возможно ли такое? Часть 1.

26 ноября 1869 года в России торжественно отмечали 100-летие ордена святого Георгия. На праздничной церемонии в Зимнем дворце внимание собравшихся невольно привлекал военный священник. Его скромная ряса, украшенная двумя георгиевскими наградами — орденом святого Георгия 4-й степени и наперсным крестом на Георгиевской ленте, контрастно выделялась на фоне шитых золотом мундиров. А после того, как отца Иоанна удостоил беседой Александр II, и присутствующим показали покореженный пулей наперсный крест и разорванную шрапнелью епитрахиль священника, интерес к нему стал всеобщим.

Иоанн Пятибоков начал службу в 1848 году священником Костромского егерского полка. Полковой батюшка быстро завоевал любовь и уважение однополчан. Особенно импонировало солдатам то, что отец Иоанн не робеет в бою и никогда не кланяется вражеским пулям. Когда священника упрекали в «излишней» храбрости, он неизменно заявлял, что не может кланяться басурманским пулям, так как привык это делать только перед иконами. В ходе Венгерской кампании он был назначен священником в Могилевский пехотный полк. В марте 1854 года могилевцы форсировали Дунай и стали штурмовать турецкие укрепления. В ходе кровопролитного боя были убиты или ранены многие офицеры. Когда под огнем артиллерии солдаты дрогнули и смешались, перед полком с крестом в руке появился отец Иоанн и с призывом «С нами Бог! Родимые, не посрамим себя!» пошел на врагов. Солдаты устремились за полковым батюшкой. Турецкие укрепления были взяты. Одним из первых на них взошел отец Иоанн, получивший в ходе боя две контузии. Крест с отбитой пулей правой стороной и пробитую шрапнелью епитрахиль, бывшие на Пятибокове в этом бою, и увидели собравшиеся в Зимнем дворце. За этот подвиг отец Иоанн стал третьим среди священнослужителей награжденным орденом святого Георгия.

«За веру и Отечество». Картина А. Чагадаева Первым почетную боевую награду еще в 1812 году получил священник 19-го Егерского пехотного полка Василий Васильковский. На начальном этапе войны полк выдержал тяжелый бой под Витебском. Командир дивизии, в которую входил егерский полк, генерал Лихачев после этого боя отмечал, что отец Василий по искреннему усердию постоянно находился в «жарком огне, поощряя и воодушевляя сражающихся». В бою он был ранен, а от смерти духовного пастыря спас наперсный крест, принявший на себя удар пули. Затем было Бородино и кровопролитное сражение под Малоярославцем. О действиях отца Василия в этом сражении командующий корпусом генерал Дохтуров доносил Кутузову, что священник Егерского полка «все время находился с крестом в руках впереди полка и своими наставлениями и примером мужества поощрял воинов крепко стоять за Веру, Царя и Отечество и мужественно поражать врагов, причем сам был ранен в голову». Свой жизненный путь отец Василий закончил так, как подобает воину; он скончался во Франции от ран, полученных во время заграничного похода.

Вторым получившим престижный военный орден стал священник Тобольского пехотного полка Иов Каминский. Во время русско-турецкой войны полк участвовал во многих боях. В мае 1829 года ему была поставлена задача форсировать Дунай и уничтожить неприятельские батареи. Отец Иов благословил воинов на берегу и вместе с ними под огнем противника переправился на лодке через Дунай. Форсирование прошло успешно, и солдаты, воодушевляемые священнослужителем, бросились на штурм вражеской батареи. После ожесточенного боя турецкая батарея была захвачена, но отец Иов, находившийся в первой шеренге атакующих, был тяжело ранен пулей в голову. Этот подвиг отца Иова был отмечен орденом.

Иеромонах Иоанникий  в бою Крымская война 1853−1856 годов дала немало ярких примеров пасторского служения военных священников. В марте 1855 года, в ходе ожесточенных боев за Севастополь, отряд генерала Хрулева предпринял дерзкую ночную вылазку. В переломный момент боя, когда французы стали одолевать, в передовой цепи появился священник 45-го флотского экипажа отец Иоаникий и, воодушевив солдат, снова повел их в атаку. В стремительном порыве солдаты захватили три вражеские траншеи. Несмотря на контузию, священник не оставил поля боя. Свидетельством того, что он был участником рукопашной схватки, стали епитрахиль и ряса, пробитые вражескими штыками. Единственный из военных священников, участвовавших в Крымской кампании, Иоаникий Савинов был награжден орденом святого Георгия.

В войнах, которые приходилось вести России, подвиги военных священников были явлением далеко не единичным. Многие из них в критические моменты боя с крестом в руке шли впереди солдат, собственным примером увлекая их на противника. При штурме Измаила в Полоцком пехотном полку погиб командир, были убиты или ранены многие офицеры; атака начала захлебываться. Тогда впереди полковой колонны встал священник Трофим Куцинский и с крестом в руке повел солдат на штурм. Полк свою задачу выполнил. После победы Суворов доносил генерал-фельдмаршалу Потемкину: «Сегодня у нас будет благодарственный молебен. Его будет петь Полоцкий поп, бывший с крестом перед сим храбрым полком». Одним из первых отец Трофим в 1790 г. получил золотой наперсный крест на Георгиевской ленте, который был специально учрежден для награждения священников за боевые подвиги.

Священник Лейб-гвардии Кирасирского полка отец Иоанн (Стратанович), награжденный золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте Стоит отметить, что Георгиевский наперсный крест стал второй по времени учреждения георгиевской наградой; знаменитый солдатский Георгиевский крест появился позже, только в 1807 году. Золотой наперсный крест на Георгиевской ленте стал не только очень почетной, но и относительно редкой боевой наградой; до русско-японской войны им было награждено всего 111 человек. И за каждой наградой — конкретный подвиг.

После изгнания наполеоновской армии из России Александр I наградил таким крестом священника Кавалергардского полка Михаила Гратинского и назначил его своим духовником. Участник Бородинского сражения, отец Михаил, не успел покинуть Москву при отступлении русской армии. Оставшись в столице, стал доступными средствами бороться с захватчиками. Уже 3 сентября он собрал людей в церкви и провел молебен о даровании «победы русскому христолюбивому воинству и об изгнании врага». Богослужения и проповеди отец Михаил проводил почти каждый день в уцелевших московских церквах, призывая к беспощадной войне с поработителями. Слух о храбром священнике быстро распространился среди немногих оставшихся в столице жителей, и на его проповеди, несмотря на смертельную опасность, всегда собирались люди. Так, даже в окружении врагов, полковой священник продолжал выполнять свой пасторский долг.

2-я часть статьи

Обновлено 27.04.2018
Статья размещена на сайте 19.10.2007

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: