Сергей Курий Грандмастер

Можно ли сочинить гениальную мелодию за несколько секунд? История саундтрека к к-ф «Шерлок Холмс и доктор Ватсон»

Для того, чтобы продемонстрировать мастерство и широту музыкальной палитры композитора Владимира Дашкевича, достаточно всего двух саундтреков — саундтрека к фильму «Бумбараш» и саундтрека к франшизе про Шерлока Холмса. Уверен, что «априори» вряд ли бы кто-нибудь догадался, что музыку к обоим фильмам сочинил один и тот же человек — настолько она разная.

Кадр из к/ф «Шерлок Холмс и доктор Ватсон: Знакомство», 1979 г.

Перейти к первой части статьи

Если песни к «Бумбарашу» были блестяще стилизованы под народные и строились буквально на трёх нотах, то музыка к «Шерлоку Холмсу» по качеству не уступала лучшим образцам симфонической классики. Объединяло эти работы только одно — несмотря на разный подход, они стали одинаково популярны у массового слушателя. Оказалась, что чистая симфоническая музыка может быть такой же запоминающейся, как и простые по форме песенки.

Владимир Дашкевич:
«Это ведь редкий случай, когда люди запоминают не песню, которую спел любимый певец, скажем, Андрей Миронов или Валерий Золотухин, не какой-то рок- или поп-шлягер, который постоянно лезет в уши, а симфоническую музыку. Это редкость, когда из кинофильма люди запоминают музыку, написанную по академическим правилам и исполненную симфоническим оркестром».

В том, что режиссёр Игорь Масленников выбрал композитором для фильма о Холмсе именно Дашкевича, не было ничего неожиданного. Они долго сотрудничали до этого, начиная с фильма «Гонщики» (1972) и заканчивая фильмом «Ярославна, королева Франции» (1978). Но именно «Холмс» стал для этого тандема настоящей удачей, неким пиком совместного творчества.

Кинорежиссёр Игорь Фёдорович Масленников, 2011 г.
Кинорежиссёр Игорь Фёдорович Масленников, 2011 г.
Фото: Dmitry Rozhkov, ru.wikipedia.org

Дашкевич даже вспоминал, что Масленников (то ли в шутку, то ли всерьёз) предлагал ему самому попробоваться на роль великого сыщика. На что композитор ответил, что пусть лучше каждый занимается своим делом.

Забавно, что буквально в том же 1979 году на экраны вышел другой фильм по мотивам рассказа Конан Дойла «Голубой карбункул» (реж. Н. Лукьянов), музыку к которому тоже сочинял Дашкевич. Правда, по своему духу он мало соответствовал оригиналу и представлял собой некую издевательскую сатиру на «добрую старую Англию». Лично мне этот фильм никогда не нравился, да и музыку к нему я не запомнил.

Подход Масленникова к «старой доброй Англии» был тоже не лишён иронии. Но главным в его фильме стало не ёрничество, а прославление дружбы, верности, порядочности, благородства — одним словом, «джентльменства» в лучшем смысле этого слова… Всё это по замыслу режиссёра должно было отразиться и в киномузыке.

Дашкевич всегда выделял Масленникова из других режиссёров за его чуткость и умение поставить перед композитором правильную и внятную задачу. Однако первые наброски музыкальной темы к «Холмсу» режиссёра не удовлетворили, и процесс написания музыки застопорился.

Проблема была ещё и в том, что фильм снимался в Ленинграде, а Дашкевич жил в Москве. Поэтому с Масленниковым они общались только по междугороднему телефону. По признанию композитора, на него тогда напала творческая лень, и он продолжал откладывать создание темы к «Холмсу» на потом.

Видя подобный ступор, Масленников даже нашёл для Дашкевича некий образец — музыкальную заставку к культурной передаче канала BBC. Режиссёр настойчиво просил её послушать и написать нечто подобное. Но так как передача шла только по вечерам в пятницу, Дашкевич постоянно об этом забывал. Да и, по его признанию, вообще не любил сочинять музыку по каким-то там «образцам».

Только когда Масленников позвонил композитору в третий раз и в его голосе зазвучали «стальные» нотки, Дашкевич понял, что отступать дальше нельзя. Он поднёс телефон к пианино и то ли по наитию, то ли от отчаяния сыграл первое, что пришло в голову.

Владимир Дашкевич:
«Я за секунду до этого не знал, что я буду играть. Это такое состояние, когда сам от себя не ожидаешь».

Вот так — буквально из ничего — родилась та самая торжественная мажорная «Увертюра», с которой мы до сих пор ассоциируем «Шерлока Холмса». Причём родилась не одна, а вместе с другой — не менее известной — минорной «детективной» частью (те самые тревожные скрипки «Та-та-та-та, та-та-та-та»).

По словам Дашкевича, Масленников не только понял, что эта музыка идеально подходит фильму, но и догадался, что композитор, скорее всего, сымпровизировал. Поэтому настойчиво попросил тут же записать мелодию нотами.

Впрочем, сам Масленников вспоминал об этом случае иначе, настаивая на том, что без культурной заставки BBC дело не обошлось.

Игорь Масленников:
«Композитор Владимир Дашкевич долго не мог понять, чего я от него хочу, когда твержу об „имперском, викторианском“ музыкальном стиле.
Наконец я засел ночью к радиоприемнику с диктофоном в руках и записал сквозь рев глушилок позывные дорогого моему сердцу Би-Би-Си. Ночью было слышнее.
А утром по телефону из Ленинграда в Москву я проиграл Дашкевичу свои записи.
Реакция его была мгновенной:
— Бриттен на темы Пёрсела!
Он положил телефонную трубку на рояль, и… я услышал ту мелодию, которую все вы знаете. Дашкевич всегда был превосходным стилистом, но тут он превзошел самого себя».

Владимир Дашкевич:
«…у меня не было таких больших амбиций — показать „старую добрую Англию“. Более того, я скажу, что это чисто русская музыка. Русская музыка сильна тем, что она обращена ко всему миру. Английская музыка, особенно викторианской эпохи, откровенно скучноватая и очень холодная. Ею зрителя не захватишь».

Интересно, что многие коллеги Дашкевича тоже не могли поверить, что «Увертюру» тот написал самостоятельно.

Владимир Дашкевич:
«Я помню, как приехал в Репино, в Дом творчества композиторов, и там было два музыковеда — один, по-моему, Михаил Бялик, и ещё кто-то. И они поспорили, причём один говорил, что это музыка позднего Пёрселла, английского композитора конца XVII века, а другой — что это музыка раннего Бриттена, композитора начала ХХ века. И вот они увидели, что я приехал, тут же заключили пари на бутылку коньяка и налетели на меня со своим вопросом. И когда я им сказал, что никогда не занимаюсь этнографией, чужих мотивов не использую, а пишу то, что мне приходит в голову, они очень обиделись и, наверно, до сих пор убеждены, что правды я не сказал, что где-то в каком-то томе, который они не нашли, а я раскопал».

Успех фильма был столь велик, что он вдохновил режиссёра на целую франшизу. И в каждом продолжении Дашкевич добавлял к старым музыкальным темам новые. На мой вкус, одними из лучших стали «Прощание» из фильма 1980 года и «Легенда Баскервилей» из фильма 1981 года.

Даже старые мелодии в каждом новом фильме не оставались неизменными — они звучали в разных аранжировках и неожиданных сочетаниях. Меня, как музыканта-любителя, особенно восхищало то, как Дашкевич сумел, не меняя нот, придать радостной мажорной «Увертюре» трагическое грустное звучание. Эта версия получила название «Траурный марш» и звучала после мнимой гибели Холмса в Рейхенбахском водопаде.

По словам композитора, общий хронометраж оригинальной музыки к «Холмсу» составил около 87 минут, что впоследствии позволило написать на её основе целую симфонию и балет, добавив туда не вошедшие в фильмы фрагменты.

Говорят, «Увертюру» Дашкевича можно услышать даже в музее Холмса на улице Бейкер-стрит. Что уж говорить о родном Отечестве! Мелодии из «Холмса» до сих пор цитируют, ставят в качестве рингтонов, делают из них самые разные ремиксы и используют в рекламе. При этом композитор старается лично следить за использованием своей музыки.

Владимир Дашкевич:
«Вот у меня на столе лежит договор, который мне Шнуров прислал. Он написал песню „Гитара“ на „детективную“ мелодию из Шерлока Холмса. Я сразу сказал, что слушать текст не буду. Количество матерных слов меня не интересует. Автор это написал, и запрещать ему что-то неправильно — я не хочу никому навязывать свои вкусы».
…Ремиксы к «Шерлоку Холмсу» делались по чёткому согласованию со мной. Я стратегическую канву нарисовал — как это надо сделать. Потому что тут надо выбрать самый шлягерный кусок, который должен разрабатываться, и он не очень должен изменяться".

Говоря о ремиксах на темы «Шерлока Холмса», чаще всего упоминают версию группы «Триплекс».

Хотя, как по мне, гораздо более интересным и весёлым получился ремикс Юрия Беляева.

С одной стороны, именно мелодии «Шерлока Холмса» и детская песенка «Приходи, сказка» до сих пор приносят Дашкевичу стабильный доход. С другой стороны, композитора угнетают общие тенденции в современной российской культуре. Например, когда за старую мелодию в рекламе овсяной каши он получает вдвое больше денег, нежели за оперу «Ревизор», которую писал два года…

Хотя Дашкевич до сих пор продолжает сочинять киномузыку, стоит признать, что его самые известные работы остались в советском прошлом. Последними из таких работ стали лирическая тема из к-ф И. Масленникова «Зимняя вишня» (1985) и музыка к к-ф В. Бортко «Собачье сердце» (1988).

Владимир Дашкевич:
«„Зимняя вишня“ — это тот случай, когда я действительно мучился. И тоже всё-таки, в конце концов, когда эта тема возникла, я не знаю, из чего она получилась. Потому что она и простая, и непростая, что-то в ней такое есть».

Статья опубликована в выпуске 21.01.2020
Обновлено 21.01.2020

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: