Сергей Курий Грандмастер

Стихосложение-12. Чем отличаются драма, эпос, лирика и баллада?

В этой статье мы, наконец-то, отвлечемся от твердых строфических форм и перейдем к другим — менее строгим — разновидностям стихотворений. Самыми крупными жанрами, на которые принято делить поэзию, являются эпос, драма и лирика.

Одилон Редон, «Муза на Пегасе» (фрагмент), 1900-е гг. Фото: artchive.ru

Перейти к предыдущей части статьи

Что такое драма, думаю, большинство из вас представляет достаточно ясно. Это род литературы, рассчитанный на театрализованную постановку. Отсюда практически полное отсутствие повествовательного начала. Весь текст — исключительно на монологах и диалогах персонажей. Для драмы характерен четкий сюжет, построенный на каком-либо конфликте.

Хотя сегодня поэтическая драма сильно уступает прозаической, в старину она чаще писалась стихами, обычно нерифмованными. Достаточно вспомнить пьесы таких великих поэтов, как Эсхил, Софокл, Еврипид, Шекспир…

«…Р о м е о
Мой друг, клянусь сияющей луной,
Посеребрившей кончики деревьев…
Д ж у л ь е т т а
О, не клянись луною, в месяц раз
Меняющейся, — это путь к изменам.
Р о м е о
Так чем мне клясться?
Д ж у л ь е т т а
Не клянись ничем
Или клянись собой, как высшим благом,
Которого достаточно для клятв…»
В. Шекспир, пер. Б. Пастернака

Статуэтка, изображающая поэта, возможно, Софокла
Статуэтка, изображающая поэта, возможно, Софокла
Фото: ru.wikipedia.org

Отзвуки драмы слышны и в стихотворениях, построенных на диалоге. Как в стихотворении М. Цветаевой о «загробной встрече» двух поэтов Сергея Есенина и Владимира Маяковского:

— …Умаялся? — Малость.
— По общим? — По личным.
— Стрелялось? — Привычно.
— Горелось? — Отлично.

— Так стало быть пожил?
— Пасс в некотором роде.
…Негоже, Сережа!
…Негоже, Володя!

А помнишь, как матом
Во весь свой эстрадный
Басище — меня-то
Обкладывал? — Ладно

Уж… — Вот-те и шлюпка
Любовная лодка!
Ужель из-за юбки?
— Хужей из-за водки.

Опухшая рожа.
С тех пор и на взводе?
Негоже, Сережа.
— Негоже, Володя…

Остальные два жанра — эпос и лирику — принято противопоставлять друг другу и связано это, в первую очередь, с ролью автора.

В эпическом произведении автор играет роль постороннего наблюдателя-рассказчика и сам не участвует в изображаемых событиях. Свою личную оценку событий он не дает, хотя она и может быть видна из самого текста (так автор эпоса «Песнь о Роланде» явно сочувствует франкам).

Джованни Бальоне (Баглионе), «Каллиопа, муза эпической поэзии», 1620 г.
Джованни Бальоне (Баглионе), «Каллиопа, муза эпической поэзии», 1620 г.
Фото: artchive.ru

Долгое время эпическая поэзия служила своеобразной хроникой как исторических, так и мифических событий (в те времена миф был очень сильно смешан с реальной историей). Поэтому для эпосов характерны сюжетность, пристальное внимание к мелким деталям, именам и названиям. Недаром Мандельштам писал:

Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины:
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся…

Для современного читателя, избалованного справочниками и энциклопедиями, перечисление Гомером кораблей или поименное упоминание участников турнира в эпосе «Песнь о Нибелунгах» покажется утомительным и излишним.

Примчался в Тульн с дружиной из семисот бойцов
Валашский герцого Рамунг, храбрец из храбрецов.
С ним вместе прибыл Гибих, король большой страны.
Несли людей их быстрые, как птицы, скакуны.
Датчанин Хаварт, Ирнфрид, тюрингский удалец,
И прямодушный Иринг, прославленный храбрец… и т. д.
«Песнь о Нибелунгах», пер. Ю. Корнеева

Но в те времена это была чуть ли не единственная возможность оставить память о себе в истории, а также придать рассказам убедительность и привкус реальности.

Рокуэлл Кент, «Иллюстрация к эпической поэме
Рокуэлл Кент, «Иллюстрация к эпической поэме „Беовульф“. Беовульф и дракон», 1931 г.
Фото: artchive.ru

Почти все знаменитые поэтические эпосы были созданы в древности: «Одиссея» и «Илиада» Гомера, «Энеида» Вергилия, скандинавская «Старшая Эдда», финская «Калевала», англосаксонский «Беовульф», старофранцузская «Песнь о Роланде», древнегерманская «Песнь о Нибелунгах», испанская «Песнь о господине моем Сиде»…

Как жанр в стихосложении, эпос господствовал до XVIII века, но эпическое начало никуда не ушло как из прозы («Война и Мир» Л. Толстого), так и из поэзии («Василий Теркин» А. Твардовского).

Если в эпосах автор находится либо в стороне, либо над произведением, то в лирике он становится в его центр. Как писал Б. Пастернак: «Поэт не автор, а предмет лирики». И действительно, именно субъективные переживания поэта, его отношение к себе и миру являются главным двигателем лирического стихотворения.

Так как лирика крайне индивидуальна, то нередко она бывает трудна для понимания и косноязычна. Для такой лирики ввели даже особый термин — суггестивная.

Суггестивная лирика построена на свободных авторских ассоциациях, смутных намеках, полутонах. Это не какой-то особый «шифр». Поэт зачастую сам не в состоянии логически объяснить свои образы. Зато благодаря такой лирике можно передавать самые тонкие и неуловимые движения души. Подобный подход встречается и в прозе, но именно в поэзии он обретает особую силу, благодаря богатой ритмической и фонетической инструментовке.

Я клавишей стаю кормил с руки
Под хлопанье крыльев, плеск и клекот.
Я вытянул руки, я встал на носки,
Рукав завернулся, ночь терлась о локоть.

И было темно. И это был пруд
И волны.- И птиц из породы люблю вас,
Казалось, скорей умертвят, чем умрут
Крикливые, черные, крепкие клювы.

И это был пруд. И было темно.
Пылали кубышки с полуночным дегтем.
И было волною обглодано дно
У лодки. И грызлися птицы у локтя.

И ночь полоскалась в гортанях запруд,
Казалось, покамест птенец не накормлен,
И самки скорей умертвят, чем умрут
Рулады в крикливом, искривленном горле.
Б. Пастернак

ЗАРИСОВКА к «ГЕРНИКЕ»

То ли кошка на огне
То ли это снится
То ли ветер, то ли снег
Сыплет под ресницы

То ли ласка, то ли власть
Только ласточкой легла,
Только небо, только конь,
Только кошек под огонь
С. Аксёненко

На грани лирики, драмы и эпоса балансирует хорошо всем известная баллада. У этого жанра долгая история, он сильно видоизменялся и, несмотря на узнаваемость, плохо поддается четкому определению.

Немолод очень лад баллад,
но если слова болят
и слова говорят про то, что болят,
молодеет и лад баллад…
В. Маяковский

Сначала баллада была хороводной песней с постоянным рефреном — в основном на любовную тему. Потом ее стали декламировать, а сюжет стал более разнообразным.

Наиболее близок к изначальному лирическому направлению французский тип баллады. Он же и наиболее строг по форме. Обычно французская баллада содержит три строфы плюс заключительную посылку, а также однообразные рифмы, которые повторяются из строфы в строфу по схеме — ababbaba. Вот конец баллады Ф. Вийона «О женщинах былых времен»:

…Где Бланка, лилии белей,
Чей всех пленял напев сиренный?
Алиса? Биче? Берта? — чей
Призыв был крепче клятвы ленной?
Где Жанна, что познала, пленной,
Костер и смерть за славный грех?
Где все, владычица вселенной?
Увы, где прошлогодний снег!
О, государь! С тоской смиренной
Недель и лет мы встретим бег;
Припев пребудет неизменный:
Увы, где прошлогодний снег!
пер. В. Брюсова

Такое представление о балладе сохранилось и в современной музыке, где балладой называют лирическое (обычно любовное) медленное произведение.

Франсуа Вийон
Франсуа Вийон
Фото: Grand Testament de Maistre François Villon (1489), ru.wikipedia.org

Однако русская поэзия полюбила совершенно другой тип баллады, распространившийся в Германии и Англии. Английская баллада не похожа на французскую. В ней очень сильно эпическое начало. Это сюжетное повествование, зачастую с мистическим и трагическим оттенком. Поэтому авторы нередко обращаются к древним сказаниям и легендам. Недаром баллады пережили свой расцвет в период романтизма.

Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?
Ездок запоздалый, с ним сын молодой.
К отцу, весь издрогнув, малютка приник;
Обняв, его держит и греет старик.

«Дитя, что ко мне ты так робко прильнул?» —
«Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул:
Он в темной короне, с густой бородой». -
«О нет, то белеет туман над водой»…
И. В. Гете, пер. В. А. Жуковского

Из вереска напиток
Забыт давным-давно,
А был он слаще мёда,
Пьянее, чем вино.

В котлах его варили
И пили всей семьёй
Малютки-медовары
В пещерах под землёй.

Пришёл король шотландский
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.

На вересковом поле,
На поле боевом
Лежал живой на мёртвом
И мёртвый на живом…
Р. Л. Стивенсон, пер. С. Маршак


Формально английскую балладу легко узнать по стремительному чеканному ритму и лаконичному четкому языку.

Спокойно трубку докурил до конца
Спокойно улыбку стер с лица.

«Команда, во фронт! Офицеры, вперед!».
Сухими шагами командир идет.

И слова равняются в полный рост:
«С якоря в восемь. Курс — ост.

У кого жены, дети, брат, —
Пишите, мы не придем назад.

Знаю, будет знатный кегельбан».
И старший в ответ: «Есть, капитан».

А самый дерзкий и молодой
Смотрел на солнце над водой:

«Не все ли равно, — сказал он, — где?
Еще спокойней лежать в воде».

Адмиральским ушам простукал рассвет:
«Приказ исполнен. Спасенных нет».

Гвозди б делать из этих людей.
Крепче б не было в мире гвоздей.
Н. Тихонов

…Сомкнутые веки.
Выси. Облака.
Воды. Броды. Реки.
Годы и века.

Конный в шлеме сбитом,
Сшибленный в бою.
Верный конь, копытом
Топчущий змею…
Б. Пастернак

Также для английской баллады характерна неравностопность (проще говоря, строчки имеют разный ритмический размер).

Трёх королей разгневал он
И было решено,
Что навсегда погибнет Джон
Ячменное Зерно.

Велели выкопать сохой
Могилу короли,
Чтоб славный Джон, боец лихой,
Не вышел из земли…
Р. Бернс, пер. С. Маршака


Такие английские поэты, как Р. Бернс и Р. Киплинг, написали в жанре баллады большую часть своих произведений. Русская поэзия тоже привечала этот жанр. Например, балладами являются такие известные стихотворения, как «Песнь о вещем Олеге» А. Пушкина или «Бородино» М. Лермонтова.


Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 14.02.2020
Обновлено 15.02.2020

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: