Борис Рохленко Грандмастер

Алкиона и Кейк. Чем они прогневали богов?

«Хоть горшком назови, только в печь не ставь», — говорит пословица. Как бы другое имя не сулит особых неудобств, а тем более — неприятностей. Всегда ли это так? Древний автор Овидий Назон в «Метаморфозах» рассказывает, как смена имён привела к трагическому исходу (далее — цитаты из «Метаморфоз»).

Фото: Depositphotos

Когда-то в Трахине (Трахин — город в Древней Греции, существующий и по сию пору) жили-были царь с царицей: царица — Алкиона, царь — Кейк. Это была неплохая пара (по крайней мере, предания не донесли о ней ничего дурного), мало того — любящая пара. Они буквально обожествляли друг друга: она его звала Зевс, а он ее — Гера (Зевс и Гера — греческие имена, Юпитер и Юнона — древнеримские имена греческих богов).

До Зевса дошли слухи об этом, он возмутился и разгневался, и когда Кейк отправился в путешествие к оракулу, Зевс потопил его корабль. Кейк утонул.

Алкиона ждет его, готовится к возвращению и молится на алтаре Юноны. Юнона уже знает, что Кейка нет в живых, она не хочет принимать эти «зловещие моленья» и обращается к своей верной посланнице Ириде — богине радуги и вестнице богов:

Быстро отправься ко Сну в наводящую дрему обитель
И прикажи, чтобы он Алкионе послал в сновиденье
Мужа покойного тень.

Другими словами — пусть Алкиона во сне увидит мужа, и пусть он ей расскажет о своей смерти.

Ирида отправляется в путь, находит пещеру, глубокую и темную, в которой обитает Сон — божество отдыха, и видит, что на его ложе вповалку

Все сновиденья лежат, и столько их, сколько колосьев
На поле, листьев в лесу иль песка, нанесенного морем.

Сон с трудом поднимает веки (видимо, он предстал перед Иридой в каком-то подобии человека), приходит в себя и видит неожиданную гостью.

Ирида передает ему приказ Юноны. Сон не возражает (да и как тут возразить — это желание богини богинь!), на выполнение задания посылает одного из своих «приближенных» — Морфея.

Необычайно интересно, как Ирида обращается ко Сну:

Сон, всех сущих покой! Сон между бессмертных тишайший!
Мир души, где не стало забот! Сердец усладитель
После дневной суеты, возрождающий их для работы!
Ты сновиденьям вели, что всему подражают живому.

(В этом сообщении — взгляды древних греков на суть сновидений: «всему подражают живому».)

Ирида выполнила приказ Юноны и возвращается к себе «на той же дуге семицветной»

Французский художник Пьер Нарсис Герен (1774−1833) — страстный поклонник античной красоты, написал по этому сюжету картину «Морфей и Ирида».

Пьер Нарсис Герен
Пьер Нарсис Герен
Фото: Jodocus Sebastiaen van den Abeele, ru.wikipedia.org

На ложе, устланном львиной шкурой (видна лапа льва), поверх которой в беспорядке покрывала, простыни, под яркими лучами солнца безмятежно раскинулся кудрявый юноша — Морфей. На основании кровати — сцены из «Метаморфоз» Овидия: слева — Аргус и Меркурий возле Ио, справа — какой-то герой спасает свою возлюбленную (может быть, это Персей и Андромеда, может быть, сам Зевс — у него за спиной его символ — орел). Под этой сценкой — автограф художника.

Он сладко спит. Что ему снится — неизвестно: на щеках горит румянец. И руки он запрокинул так, как будто готов кого-то обнять. Где-то в глубине картины — мрак пещеры, в которой обитает Сон.

Сверху к спящему спускается на облаке посланница Юноны — Ирида (за ее спиной — радуга, на которой она прилетела). Амурчик отодвигает завесу из облаков, которая закрывает вход в пещеру Сна. Ирида вот-вот сойдет на ложе Морфея — ее левая нога нащупывает опору.

Пьер Нарсис Герен, «Морфей и Ирида», 1811 г.
Пьер Нарсис Герен, «Морфей и Ирида», 1811 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Морфей еще не знает, что ему предстоит, он наслаждается прекрасным видением: богиня радуги спускается к нему с небес.

ьер Нарсис Герен, «Морфей и Ирида» (фрагмент
ьер Нарсис Герен, «Морфей и Ирида» (фрагмент «Радуга»), 1811 г.
Фото: ru.wikipedia.org
Пьер Нарсис Герен, «Морфей и Ирида» (фрагмент
Пьер Нарсис Герен, «Морфей и Ирида» (фрагмент «Основание кровати Морфея»), 1811 г.
Фото: ru.wikipedia.org
Пьер Нарсис Герен, «Морфей и Ирида» (фрагмент
Пьер Нарсис Герен, «Морфей и Ирида» (фрагмент «Амур открывает вход в пещеру Сна»), 1811 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Художник не стал передавать драму, которая следует за этой сценой. Может быть, он не нашел впечатляющего решения. Может быть, он его и не захотел искать. Он показал красоту молодых тел. И если не знать, что кроется за именами персонажей картины, то зритель будет убежден, что перед ним — эротическая сценка, любовное свидание.

Еще мгновение — Морфей в образе Кейка явится Алкионе. Алкиона не смогла перенести потерю, не смогла жить без любимого мужа, она бросилась в бурное море…

Причина гибели любящих супругов — неосторожная замена имён…

Статья опубликована в выпуске 20.06.2020

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: