• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Борис Рохленко Грандмастер

Как Псамафа остановила кровную месть?

Корни этой мрачной истории, рассказанной Овидием в одиннадцатой книге «Метаморфоз», — в черной зависти, которая в итоге привела к семейному конфликту, к трагедии.

Якоб Йорданс, «Свадьба Пелея и Фетиды» Фото: ru.wikipedia.org

Началась эта трагедия чуть ли не с верховных богов Олимпа. Главное действующее лицо — Пелей, внук Зевса. Женился он на Фетиде — дочери морского царя (зачем нам это знать — будет ясно в конце). Псамафа — жена потомка морского бога Посейдона, от которого она родила сына Фока. Отец Пелея (Эак) и Псамафа поженились, а их дети стали сводными братьями. Фок отличался силой и ловкостью в состязаниях — отсюда зависть к нему, которая привела к убийству: Пелей убил Фока.

Пелей после убийства бежал из родного дома, добрался до Фессалии, до Трахина. Царь этой местности Кеик радушно принял Пелея (он не знал, какого преступника он приветил!).

У Кеика в это время случилось несчастье, о котором он рассказывает Пелею. Рассказ прерывает внезапно появившийся пастух:

Сторож Пелеевых стад прибегает, фокеец Онетор.
«Ой, Пелей, Пелей! Я великого вестник несчастья!»

И столько было тревоги в речи пастуха, что Пелей — человек не слабого характера — не на шутку встревожился. Что же произошло? Пастух Онетор в полдень пригнал стадо на берег моря:

Усталых коров пригнал я к излуке
Берега, солнце как раз в наивысшей точке вселенной
Столько же зрело пути позади, сколько спереди было.

На берегу стоит храм с алтарем, посвященный Нереидам и Нерею (Нерей — отец Нереид). Рядом с храмом — густо заросшее болотце.

Вдруг, зашумев, затрещав, устрашая ближайшую местность,
Зверь громаднейший, волк из чащи болотной выходит…

Эта громадина не стремится утолить голод: он разрывает шеи коров, но не ест их. Если какая-то корова бросается как бы помочь очередной жертве — сама становится жертвой.

От крови
Красен весь берег, вода и полное воем болото.

Пастух призывает Пелея взяться за оружие и изгнать зверя, спасти остатки стада. Но

рассказ о несчастьи не тронул Пелея:
Вспомнил он о грехе, все понял: в тоске Нереида
Фоку несет своему то бедствие в дар поминальный.

Фок — сын Псамафы (Нереиды, то есть дочери Нерея).

Ахиллес, «Псамафа» (роспись жертвенного сосуда), 450−445 гг. до н.э.
Ахиллес, «Псамафа» (роспись жертвенного сосуда), 450−445 гг. до н. э.
Фото: theoi.com

Пелей в гневе собирает отряд, но его жена Алкиона умоляет его не участвовать в этом. Пелей как бы соглашается с этим, он приходит на берег моря с тем, чтобы…

морское почтить божество. Там высилась башня,
Видная издалека, — маяк для судов утомленных.
Вот туда поднялись и на бреге простертое стадо
Видят с печалью они, и с устами кровавыми зверя —
Опустошителя зрят, с окровавленной длинною шерстью.

Пелей с берега обращается к матери Фока забыть гнев, помочь Пелею. Но Псамафа не откликнулась на его просьбу. Тогда за мужа вступилась Фетида — и Псамафа смягчилась:

Из бойни отозван,
Все же упорствует волк, разъярившись от сладости крови.
Но между тем как повис он на шее растерзанной телки,
В мрамор был сам обращен; все тело осталось, как было…

Зверя больше нет. А Пелей вынужден был уйти, бежать дальше, прибыл в город Магнесий, где Акаст совершил над ним обряд очищения от греха братоубийства.

Что побудило Псамафу простить Пелея? Надо полагать, она понимала: продолжение кровной мести ничего хорошего не принесет. Черная зависть могла привести к бесконечной череде смертей, и эта череда прервалась благодаря мудрости Псамафы.

Женская мудрость переборола мужскую жестокость…

Статья опубликована в выпуске 3.11.2020

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: