Борис Рохленко Грандмастер

Ревекка и Элиэзер: чем их история привлекательна для художников?

«Ревекка взглянула, и увидела Исаака, и спустилась с верблюда. И ввел ее Исаак в шатер Сарры, матери своей, и взял Ревекку, и она сделалась ему женою, и он возлюбил ее; и утешился Исаак в печали по [Сарре,] матери своей».
(Бытие, гл. 24, ст.67)

Это конец, а вот начало: Авраам велит Элиэзеру взять 10 верблюдов и отправляться в путь. Надо у родственников взять девушку и привезти ее в жены любимому сыну Исааку.

Кажется: ну, и что тут такого? Съездил на 10 верблюдах за тридевять земель — и что? Ну, выбрал Элиэзер невесту и привез ее Исааку, ничего особенного. А художникам заказывают картины об этом событии на протяжении столетий.

Ключ к пониманию, вероятно, в том, что в 24 главе книги «Бытие» история Ревекки и Элиэзера повторяется три раза! Три раза Элиэзер рассказывает о том, какую невесту он хотел найти и как он ее узнал.

С поразительным постоянством художники выбирают момент встречи Элиэзера и Ревекки. Возможно, потому что здесь столько персонажей — и Ревекка, и Элиэзер, и погонщики, и верблюды, и горожанки, пришедшие за водой, короче — есть где развернуться художественной мысли. И композицией можно поиграть, и цветом, и фактурой…

У кого-то Элиэзер пьет, у другого — вместе с Элиэзером пьют верблюды, у третьего — Ревекка получает подарки… Время, разделяющее творения художников, — до 1000 лет, поэтому соответственно меняется и одежда персонажей, и их внешний облик, и пейзаж, и колодцы.

Например, в Библии нет прямого указания на возраст Элиэзера (возраст можно приблизительно подсчитать, Элиэзеру от 65 до 70 лет), и художники видят его пожилым (в большей части), но иногда его изображают как весьма симпатичного юношу. Одежда Элиэзера тоже разная: где-то он в хламиде восточного типа, а где-то — в средневековом европейском костюме (большинство художников видело верблюдов только на каких-то иллюстрациях в рукописях, а в Палестине практически никто из них не был). О восточной одежде они могли судить только по одежде арабов.

Заглавной иллюстрацией к статье — «Ревекка и Элиэзер» Бартоломео Эстебана Мурильо. Колодец — на возвышенности, рядом — какая-то стена (может быть, городская), внизу слева — верблюды и погонщики. Тени длинные, вечереет. Возле колодца — четыре молодые женщины. У одной из них в руках ведро, из которого пьет черноволосый мужчина. Женщина отвернулась в сторону, смотрит на подруг.

Как бы все элементы легенды присутствуют: Элиэзер пьет, Ревекка держит ведро с водой, у колодца — горожанки, поодаль верблюды. Все есть — но нет единства действия.

В этой сцене Элиэзер должен опознать невестку Авраама — и на это нет ни одного намека. И нет связи между верблюдами и колодцем.

Никола Пуссен, "Ревекка и Элиэзер"Это — «Ревекка и Элиэзер» Никола Пуссена.

Есть город, колодец, вечер, горожанки, чернобородый Элиэзер, Ревекка — и ни одного верблюда. Насколько важны верблюды — это второй вопрос. На картине прослеживается общение Элиэзера и Ревекки: он ей что-то говорит, а она благосклонно слушает. Но мало того, что Элиэзер относительно молод, он не пьет! Вся сцена воспринимается, как заигрывание незнакомого мужчины с девицей, при этом ее спутницы наблюдают за этим с большим любопытством. Нет ни намека на то, каким образом Элиэзер определил, что перед ним — невеста Исаака.

Это — Маратти. Колодец, вечер, горожанка, верблюд. Но Элиэзер уже напился и сделал выбор, Ревекка получает дары от Элиэзера.

Карло Маратти, "Ревекка и Элиэзер"Паоло Веронезе решил убрать лишних женщин, оставил верблюдов, город поодаль и Ревекку. Слуга Элиэзера передает Ревекке (которой уже далеко за 20) подарки свата. Нет момента выбора, момента просветления у Элиэзера, это уже в прошлом, за рамками картины.

На полотне Аркадия Острицкого тоже сцена у колодца. Вечереет, жара спала, самое время идти за водой. Колодец за городом устроен так, что возле него есть поилка — место, где может пить скот. Горожанки с кувшинами, одна уже уходит. Девушка в красном одеянии наливает воду в чашу сидящего на краю колодца седобородого мужчины. Справа на переднем плане и поодаль — верблюды, погонщики, слева — кувшины и ослик. В глубине — дома, справа — горы в дымке.

Веронезе, "Ревекка и Элиэзер"Элиэзер (это в его чашку льется вода) еще не знает, какую из девушек надо взять в невестки Аврааму. И не знает, как он ее узнает! Но Элиэзер как преданный раб хочет для своего господина самого лучшего, что только может вообразить. И он рассуждает:

«13. Вот, я стою у источника воды, и дочери жителей города выходят черпать воду;

14. И девица, которой я скажу: «наклони кувшин твой, я напьюсь», и которая скажет [мне]: «пей, я и верблюдам твоим дам пить», [пока не напьются] - вот та, которую Ты назначил рабу Твоему Исааку; и по сему узнаю я, что Ты творишь милость с господином моим [Авраамом]". (Книга Бытие, глава 24).

(Интересная вещь: раб определяет черты характера невесты для сына своего господина! Какой должна быть эта девица? Приветливой, щедрой, трудолюбивой, выносливой. Приветливость — она должна дать напиться ему самому. Щедрость — она должна напоить верблюдов. Трудолюбие и выносливость — чтобы напоить 10 верблюдов, сколько надо вытянуть воды из колодца! Элементарный подсчет показывает — до 1300 литров!)

«17. И побежал раб навстречу ей и сказал: дай мне испить немного воды из кувшина твоего.

18. Она сказала: пей, господин мой. И тотчас спустила кувшин свой на руку свою и напоила его.

19. И, когда напоила его, сказала: я стану черпать и для верблюдов твоих, пока не напьются [все].

20. И тотчас вылила воду из кувшина своего в поило и побежала опять к колодезю почерпнуть [воды], и начерпала для всех верблюдов его".

Аркадий Острицкий, "Ревекка и Элиэзер"Этот момент — ключевой: Ревекка наливает чашу Элиэзеру, и Элиэзер опознает будущую жену Исаака, сына Авраама. Элиэзер поражен тем, что все признаки, которыми он наделил будущую невесту, совпадают до последнего.

Она необычайно красива — Элиэзер не может отвести от нее взор. Ее лицо напоминает полную луну (луноликая). Бусы из перламутра — символ ее невинности:

«16. Девица была прекрасна видом, дева, которой не познал муж».

На коленях у Элиэзера — шкатулка с подарками. И не только невесте. Кстати, в Библии точно указано, сколько по весу золота Элиэзер вручил Ревекке в подарок:

«22. Когда верблюды перестали пить, тогда человек тот взял золотую серьгу, весом полсикля, и два запястья на руки ей, весом в десять сиклей золота» (для справки: сикль — или шекель — весил 5,6 грамма).

Аркадий Острицкий сумел показать приветливость, красоту, невинность Ревекки. Позиция Элиэзера дает возможность точно обозначить его отношение к Ревекке: его восторг, его выбор.

И несмотря на то, что на первом плане — группа верблюдов, центр картины — невеста, непорочная красавица. Ее красное одеяние рядом с бархатистой шерстью верблюдов магнитом притягивает взгляд.

Цветовая гамма картины как бы приглушенная. Даже ярко-красное пятно одежды Ревекки не разрушает впечатления, что уже наступили сумерки.

Картина выглядит статичной, все как бы застыли. Но есть два динамических элемента: текущая вода и напряженный, восхищенный взгляд Элиэзера.

Аркадий Острицкий показал многообразие действующих лиц и деталей библейских времен, связал местом действия и горожанок, и верблюдов, и колодец, и дары Авраама. Но самое впечатляющее на картине — взгляд Элиэзера на Ревекку. Именно это — знамение свыше, о котором Элиэзер говорит: «и по сему узнаю я, что Ты творишь милость с господином моим [Авраамом]».

Желание увидеть этот момент просветления понуждало любителей искусства заказывать этот сюжет снова и снова. А руку художников вело желание схватить этот миг и остановить его на полотне.

И тысячу лет они повторяют рассказ о Ревекке и Элиэзере.

Обновлено 10.09.2010
Статья размещена на сайте 24.08.2010

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: