Валерий Хачатуров Мастер

Был ли князь Ольгерд Литовский агрессором и вероотступником?

Русская классическая история делит Русь XIV века на две части: на Северо-Восточную и Западную. Именно в XIV веке на Руси формируются два политических центра, вокруг которых начинается процесс собирания русских земель.

Постамент, на котором не решаются установить памятник Александр Липилин, Wikimedia

На Северо-Востоке — это Москва, Московская Русь, а на Западе — Вильно, Литовская Русь. Уже при Гедимине Литовском русские области составляли более двух третей всей территории Литовского государства. Примерно с того же времени литовские князья начинают носить титул великих князей литовских, жемайтских и русских.

Хотя сам Гедимин ушел из жизни язычником, он не противился принятию его детьми православной веры. Русский язык и православная вера была основой ВКЛ. Были серьезные предпосылки к превращению Литвы в русско-литовское государство. Союз Литвы с Польшей нарушил этот процесс — в Литву стали усиленно проникать католичество и польские порядки.

Люблинская уния 1569 года, соединившая Польшу и Литву в одно государство, превратила спор за русские земли между Москвой и Вильно из русско-литовского в русско-польский. Согласно этой унии, земли южной части ВКЛ попали непосредственно под власть польской короны. Кроме политического раскола, произошел раскол и церковный — Брестская уния подчинила часть православных храмов папе римскому. Несмотря на то, что Москва в XIV веке была достаточно скромным княжеством, а Литовская Русь была уже крупным государством, спор между Вильно и Москвой завершился победой Москвы.

Прошли годы. В 1862 году в честь тысячелетнего юбилея легендарного призвания варягов на Русь в Великом Новгороде был воздвигнут монумент — памятник «Тысячелетие России». На нижнем ярусе памятника можно увидеть скульптуры людей, которые оставили свой след в истории России. Среди них есть и литовские князья Гедимин, Довмонт, Ольгерд, Кейстут, Витовт — то есть русская дореволюционная история признавала вклад литовских князей в сохранение и развитии русской самобытности.

Что касается князя Ольгерда, то он был женат на дочери витебского князя и до того, как стать великим князем Литовским, был некоторое время витебским князем. Учитывая этот факт, думается, можно понять тех жителей Витебска, которые пожелали поставить памятник князю Ольгерду. Понять позицию их противников гораздо сложнее.

Противники Ольгерда Литовского обратились с открытым письмом к Александру Лукашенко. В письме, с текстом которого можно познакомиться на ИА REGNUM, говорится, в частности, следующее.

«Глубокоуважаемый Александр Григорьевич!

Обращаемся к Вам как граждане Республики Беларусь, представители различных общественных организаций. Мы обеспокоены планами установки в городе Витебске памятника литовскому князю Ольгерду. Ольгерд не имеет отношения к белорусскому народу. Он агрессор и вероотступник, а также захватчик, беспрестанно воевавший со всеми соседями, разрушавший города и убивавший мирных жителей. Как жестокий злодей России памятен он в русской истории. Недобрый страшный след оставил Ольгерд и в истории христианства, православная церковь чтит память (27 апреля) святых мучеников литовских, подвергнутых мучительной смерти по его приказу".

Кто мало-мальски знает историю Литовской Руси, тот может придти только к одному выводу: «граждане Республики Беларусь, представители различных общественных организаций», которые обратились с открытым письмом к президенту Республики, худо знают как историю Беларуси, так и историю России.

Можно согласиться с авторами письма в том, что «Ольгерд не имеет отношения к белорусскому народу». Можно согласиться, хотя бы потому, что Литовская Русь во времена князя Ольгерда не знала еще белорусов и украинцев — распад русских Литвы произойдет позже.

А вот современным представителям белорусского народа стыдно не знать, что князь Ольгерд, «агрессор и вероотступник», в битве при Синих Водах отвоевал у татар Киев и Подолию, а у поляков — часть Волыни.

А на каком основании можно объявить князя Ольгерда вероотступником? При самом критическом отношении к литовскому князю его нельзя обвинить в злоупотреблениях по отношению к церковной власти. Вспомним о том, как круто обошелся московский князь Дмитрий Донской с митрополитом Киприаном, пытаясь поставить митрополитом своего ставленника Митяя.

Если защитники веры православной заняты поиском вероотступников, то можно предложить на эту роль не князя Ольгерда Литовского, а царя Ивана Грозного, по приказу которого был убит митрополит Филипп, царя Алексея Михайловича, который ради усиления своей власти расколол русскую церковь, или царя Петра Первого, который упразднил патриаршество.

Бесспорно, каждый имеет право отстаивать свою точку зрения по любому вопросу. Если авторы письма считают, что князь Ольгерд Литовский не заслуживает того, чтобы в Витебске ему был установлен памятник, то им стоит отстаивать свою позицию убедительными доводами, а не нелепыми, бездоказательными обвинениями.

Не видеть ничего положительного в деятельности Ольгерда Литовского — значит искажать историческую правду.

Обновлено 16.05.2013
Статья размещена на сайте 15.05.2013

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: