Владимир  Жестков Грандмастер

Зачем бросают в воздух чепчики и почему не варит котелок? «Шапочные» фразеологизмы

Любопытно, что все фразеологизмы, связанные с головными уборами, упоминают исключительно о предметах мужской одежды. Но вот в комедии Грибоедова «Горе от ума» прозвучала строка, быстро ставшая настолько известной, что ее начали использовать очень широко, даже не задумываясь о ее первоначальном смысле. Речь идет о такой фразе: «Кричали женщины: ура. И в воздух чепчики бросали!»

- А не забросить ли мне свой чепец за мельницу? Olga Rosi, Shutterstock.com

Эти слова повторил потом Пушкин в «Метели», а еще позднее повторила Анна Каренина в разговоре с Бетси.

Воистину получилось крылатое выражение. Однако если сейчас мы, перечитывая эти великие произведения, натыкаемся на это выражение, перед нашими глазами возникают восторженные женские лица, приветствующие возвращающиеся с победой войска.

А ведь в XIX веке у этого выражения был совсем иной смысл. Основано оно было на широко известной французской пословице «jeter son bonnet par-dessur les moulins». В переводе на русский язык речь идет о женщине, забросившей свой чепец за мельницу. Во Франции при употреблении этого выражения имели в виду женщин распущенных, не соблюдающих правил приличия, которых обязаны были придерживаться дамы. По христианским обычаям женщина должна в общественных местах ходить с покрытой головой, и только в прошлом столетии в борьбе за эмансипацию женщинам удалось снять платки и обнажить голову. В те же далекие времена простоволосыми ходили только особы легкого поведения, это было их отличительным признаком. Поэтому во Франции и считали — раз забросила свой чепец за мельницу, значит, бросилась во все тяжкие.

Классики русской литературы, используя это выражение, вкладывали в него очень много иронии. И ведь если вчитаться в контекст всех трех процитированных произведений, то можно эту иронию отчетливо уловить, но у нас уже сложился стереотип, что таким образом женщины выражают свою радость и гордость за солдат-победителей.

Ладно, оставим в покое единственный женский головной убор и вернемся к мужским. Вот был такой одно время весьма модный мужской головной убор, как котелок. По своей форме он был очень похож на известное кулинарное приспособление, вот и назвали его точно так же. Этот головной убор оказался очень даже непростым, его имечко быстро перекочевало на голову, его носящую, а фразеологизм, который родился в результате всех этих прозываний, бьет чрезвычайно точно — «котелок не варит». Здесь и намек на котелок с кашей, и на дурную голову, которая не стала умнее оттого, что на нее котелок надели.

А вот заламывание котелка, которое описал Блок в своей «Незнакомке»:

…И каждый вечер за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Это означает всего-навсего то, что кавалер сдвинул котелок со лба на затылок, демонстрируя своей избраннице свою «крутость», как сказали бы мы. Естественно, Блок употреблял такое выражение в ироническом смысле. Ведь человек, «заломивший котелок», мог только выглядеть этаким лихим гулякой и остроумным господином, а на деле оказаться прощелыгой и мошенником.

Есть еще одно, может быть, не такое уж и распространенное выражение, но в нем тоже используется головной убор: «Свинья в ермолке», так говорят о жадном человеке с низкими помыслами. Ввел эту идиому в оборот Гоголь. В своей комедии «Ревизор» Хлестаков именно так охарактеризовал Землянику, надзирателя за богоугодным заведением. Выражение так понравилось Чехову, что он несколько раз его употребил в своих произведениях.

Наверное, если не знать, что же такое ермолка и не понимать обычаев еврейского народа, эту идиому понять совершенно невозможно. Ермолка, или кипа — шапочка иудея, а свинья — грязное животное, не приемлемое по законам иудаизма, поэтому свинья в ермолке — что-то совершенно непотребное.

Когда мы смотрим в последнее время новости по телевизору, наш взгляд невольно задерживается на мужчинах, на голову которым надето нечто полностью скрывающее их лица. Это нечто подобно шерстяной шапочке, натянутой до шеи с прорезями для глаз и рта. Называют их «балаклавами», а вот откуда взялось это название, давайте разберемся вместе.

Оказывается, во время Крымской войны 1853−56 годов английские войска во время боев под Балаклавой столкнулись с сильными морозами, к которым британские солдаты были совершенно не готовы. Вот и придумали для них такую вязаную защиту лица и от мороза, и от сильного ветра, прозванную по имени города, под которым шли бои.

Ну, и напоследок остался еще один мужской головной убор, наверное, самый распространенный и демократичный в наши дни — кепка. В последнее время после ухода Лужкова с политической арены она практически исчезла из нашего языка. А ведь с ней связано еще одно любопытное выражение — «метр с кепкой». О его возникновении существует две версии.

Одна основана на старом анекдоте. Якобы пришел барин покупать своей жене отрез на платье. Стал ему продавец деревянным метром материал мерить, а от рулона остался небольшой кусочек, ни туда ни сюда. Вот продавец и нашелся. Приложил к метру свою кепку и говорит:

 — Вот смотри, здесь метр с кепкой.

Барин покупку оплатил и домой принес отрез на метр с кепкой. Так это в народе и запомнилось.

Ну, это анекдот, конечно, а на самом деле идиома появилась вот в связи с чем. В начале прошлого столетия по Москве, Петербургу и другим российским городам ходили деревянные трамваи. В те времена бесплатный проезд в общественном транспорте для детей был по их росту. Для замера у входа в трамвай существовала специальная отметка в один метр. Без билета могли ехать лишь те дети, которые до этой метки не доставали. Зачастую маленькие дети, которым хотелось казаться старше, вставали на цыпочки, чтобы стать выше. Вот про таких и говорили, что они метр с кепкой, ну, а со временем так стали называть всех людей маленького роста.

Обновлено 14.05.2014
Статья размещена на сайте 12.05.2014

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: