Наталья Наумова Грандмастер

Дулёвский фарфор: как он появился и в чем его своеобразие?

Поверхность каждого изделия сияет белизной, подобно только что выпавшему снегу. На блестящем поле пестреют яркие цветы — кажется, будто посреди зимы наступило лето. Розы, ромашки, васильки, незабудки, веточки сирени приковывают к себе взгляд. Их оттеняет благородная позолота, которая добавляет изделиям великолепия. Дулёвские росписи неизменно восхищают своей жизнерадостностью.

M. Unal Ozmen Shutterstock.com

Иногда можно усмотреть некоторое сходство с гжельскими миниатюрами. Это отнюдь не случайность. Дулёвский фарфор произошёл от знаменитой гжели и стал своеобразным продолжением её традиций. Их роднит благородная простота, а ещё народные мотивы, которые угадываются в росписях.

Однако дулёвский фарфор более многоцветный, от него веет жизнелюбием. Палитра отличается яркостью и праздничностью. Красочные изделия прославили на весь мир город Ликино-Дулёво Московской области.

С чего всё начиналось

Временем зарождения самобытного фарфора стал 1832 год. В то время в Гжели был переизбыток производства. Поэтому купец Терентий Яковлевич Кузнецов решил основать новый фарфоровый завод на пустоши Дулёво близ деревни Ликино. Планировалось активно внедрять передовые технологии. После долгих переговоров удалось выкупить посудный завод Сафронова — это предприятие славилось своими живописцами. Позднее наследник основателя, Сидор Кузнецов, перевёл бывших «софроновцев» в Дулёво.

Постепенно изделия завоевали признание не только на родине, но и во всём мире. В середине XIX века завод Кузнецова стал ведущим фарфоровым предприятием России. На фабрике практиковалось разделение труда. Формовка, обжиг, роспись выполнялись разными работниками, что увеличивало производительность. Позднее рисунки стали наноситься механическим способом, благодаря чему посуда стала значительно доступнее по цене.

Легендарные «агашки»

Но ручная роспись продолжала существовать параллельно с машинной. Некоторые живописцы получали образование в Строгановском училище и в школе Общества поощрения художников. Специально для завода Михаил Врубель создал эскиз блюда по мотивам былины о Садко. Интерес к ручной росписи был очень велик среди коллекционеров из России и зарубежных стран.

«Визитной карточкой» завода стала роза с округлыми лепестками. За ней закрепилось название «агашка». Нередко фарфор расписывали простые работницы — у них не было художественного образования, однако от природы они отличались хорошим вкусом. Многих мастериц звали Агафьями, отсюда и произошло название розы. Такие цветы рисовались кистью или просто пальцами. Интересно сравнить гжельскую розу и дулёвскую. Первая выдержана в синих тонах, вторая — в розово-пунцовых.

На пересечении эпох

После революции завод был национализирован. Стали выпускаться более простые и скромные изделия. Не обошлось и без своеобразной приметы времени — ею стала посуда с лозунгами, революционной символикой и портретами вождей. Но всё же фирменный дулёвский стиль был сохранён — во многом благодаря Петру Васильевичу Леонову, который в 1932 году стал главным художником завода. Его росписи отличались яркостью и нарядностью.

Настоящим триумфом стало участие во Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Жизнерадостное искусство дулёвских мастеров было удостоено высшей награды — Гран-при. Отдельные изделия были награждены девятью золотыми и семью серебряными медалями. В годы Великой Отечественной войны завод продолжал активно работать — выпускалась посуда для госпиталей и даже корпуса для ручных гранат.

В послевоенные годы была предпринята реконструкция предприятия. Наряду с массовым выпуском посуды создаются уникальные авторские работы. На Всемирной выставке в Брюсселе в 1958 году скульптура Алексея Георгиевича Сотникова «Сокол» была удостоена Гран-при. В дальнейшем эта работа стала своеобразным символом предприятия, а силуэт величавой птицы — товарным знаком Дулёвского фарфорового завода.

Создание красоты

Особым образом подготавливается фарфоровая масса. Для тарелок она должна быть густой — они делаются при помощи автоматического гончарного круга. А вот чашки, вазы и чайники изготавливаются из жидкой массы, которая заливается в специальные формы. Носики и ручки приклеиваются вручную. Затем посуда обжигается в печи. После этого она покрывается глазурью и отправляется на повторный обжиг. В результате поверхность становится идеально белой. Потом изделия расписываются и снова обжигаются.

Ассортимент завода выглядит впечатляюще — более ста наименований. Популярностью пользуются чайные и кофейные сервизы, вазы, статуэтки. Все они декорированы выразительными росписями. Даже посуда для повседневного использования украшается нарядными композициями. Это доказывает, что практичные предметы могут и должны быть по-настоящему прекрасными. Очень важно привносить в свой быт ноты красоты. Дулёвский фарфор непременно в этом поможет.

Статья размещена на сайте 25.05.2014

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Комментарий скрыт
    • Тая Актонова, извините: не гжелевских, а гжельских.Кстати, и водка называется не "ГжЕлка", как все произносят, а "ГжЁлка" (по реке, в которой я всё детство купался и из берегов старинные черепки выковыривал). Поскольку ещё и живу давным-давно в Дулёве, то когда-то по заказу изд-ва "Знание" написал брошюру о керамике, так что много-много могу рассказать.

  • Виктор Жигунов Виктор Жигунов Профессионал 28 мая 2014 в 02:55 отредактирован 28 мая 2014 в 15:10

    "...рисунки стали наноситься механическим способом" - читатель может подумать, будто роботы рисуют. Роспись либо выполняется вручную, либо (как на чашках у заголовка) используются переводные картинки. А по поводу Врубеля (так увлёкшегося, что назвал фарфор высшим из искусств) и упомянутого блюда - малоизвестная история. Владелец завода Кузнецов распорядился помещать рисунок и на вазах. На блюде Садко был лицом к морским царевнам, а на вазе, "обёрнутой" рисунком, оказался спиной к ним. Художник пришёл к Кузнецову с возражением. Но тот грубо заявил, что рисунок он купил и может использовать как хочет. Тихий, интеллигентный Врубель не смог настоять. Тем и кончилось бы, но Кузнецов не только его оскорбил, дошёл и до матери Серова, тоже знаменитого художника (и она художница). Что мог поделать Серов против всесильного миллионера, поставщика императорского двора? Он... вызвал на дуэль. Дуэли давно уж не проводились. Но что было делать Кузнецову? Отказаться - засмеют, пострадает и само дело. Принять вызов - так Серов охотник, да и рука у художника твёрдая. Но случись даже, что он промахнётся, а Кузнецов попадёт - его ждёт позор нового Дантеса. У Серова четверо детей. Пришлось Кузнецову извиниться, и перед Врубелем тоже. И ещё эпизод. Рабочим выдавали зарплату продуктами в заводской лавке. И вот туда были завезены котелки (головные уборы) и тросточки. Куда их девать? Выдали в счёт зарплаты. А рабочие в цехах раздевались до исподнего: жарко же от обжигальных горнов. Летом и домой так ходили. И вот Кузнецов привёз каких-то гостей. Смотрят дамы и господа - идут с обеда мужики в подштанниках, котелках и с тросточками. Разъярился: "Это что за маскарад?!"