Валерий Руденко Мастер

Страницы российской истории. Кто из командиров дивизий первым стал Героем Советского Союза в Великую Отечественную войну?

Через месяц после начала войны в газетах появился Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» полковнику Я. Г. Крейзеру «за успешное руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм». Яков Григорьевич был первым командиром стрелковой дивизии, удостоенным в Великую Отечественную этого высокого звания.

Вскоре на страницах «Красной звезды» военкор Василий Ильенков написал о Герое. Правда, не так уж много и не очень подробно: добраться к награжденному не удалось, и автор воспользовался скупыми реляциями Военного совета фронта.

К публикации военкора многое могли бы добавить в Тульской области, где Якова Григорьевича Крейзера знали по его службе в довоенную пору. С января 1939 года он был помощником командира 84-й Тульской стрелковой дивизии, затем командиром 172-й стрелковой дивизии. Оба соединения формировались и дислоцировались на тульской земле. Отсюда Крейзер в начале 1941-го уехал на курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии имени Фрунзе, после которых получил назначение командиром элитной 1-й Московской мотострелковой дивизией.

Весть о начале войны застала полковника в подмосковных лагерях, но уже в первых числах июля — прямо с форсированного марша своим ходом из Москвы — части дивизии оседлали автодорогу Минск-Москва. И не просто оседлали, а нанесли под Борисовом контрудар, задержавший продвижение врага на двое суток. Вслед за этим дивизия неожиданным ударом выбила фашистов из города Толочина, захватив 800 пленных, 350 исправных автомобилей и боевое знамя немецкого танкового корпуса.

«Под Борисовом я впервые понял, что составляло главную силу командира нашей дивизии. Он жил и командовал соединением так, как будто был лично ответственен не только за общий ход операций на нашем участке фронта, но и за исход каждого боя, за жизнь и смерть каждого бойца и командира», — писал о Крейзере бывший начальник штаба стрелкового полка Глеб Бакланов, впоследствии генерал, командир гвардейского стрелкового корпуса.

…Немцы, узнав, кто так упорно противодействует их наступлению, начали сбрасывать на позиции дивизии листовки: «Русские воины! Ваш командир — еврей Янкель Крейзер. Сдавайтесь в плен, а с Янкелем поступите так, как надо поступать с жидами». Комдив, увидев эту листовку, сказал: «Дома отец и мама действительно называли меня Янкелем. Хорошее имя. Горжусь им».

Он не скрывал своего происхождения. Того, что родился в семье мелкого воронежского торговца, отец которого 25-летней солдатской службой в царской армии добился права перешагнуть черту оседлости и поселиться в губернском городе. Что в 15 лет пошел работать на строительство дорог, в 18 добровольно вступил в Красную Армию, участвовал в боях с бандами, а по окончании пехотной школы прошел по всем ступеням служебной лестницы, начиная с командира отделения.

Еврейское происхождение вкупе с боевыми заслугами дало основания для включения Крейзера летом 1942 года в состав созданного в СССР Антифашистского еврейского комитета. А немецкая листовка научила Якова Григорьевича сражаться с врагом не только оружием, но и словом. Во время нашего наступления 1944 года в Крыму командарм Крейзер, по свидетельству бывшего начальника отдела контрпропаганды Главного политического управления Михаила Бурцева, сам указывал, где и когда вести агитпередачи, с какими лозунгами обращаться к той или иной вражеской дивизии, расписывал время и место распространения листовок. Результатом такой массированной обработки стала массовая сдача в плен румынских солдат.

Но все это будет позже, а тогда, в 1941-м, Герою Советского Союза Крейзеру впервые доверили армию.

«Мы пережили вместе в сентябре — октябре 1941 года немало тяжелых дней, когда выводили армию из окружения. Должен сказать, что успеху в выполнении этой задачи во многом армия обязана уверенному и гибкому руководству со стороны Я. Г. Крейзера, его неиссякаемому оптимизму, умению увлечь людей личным примером мужества и настойчивости», — вспоминал бывший начальник штаба 3-й армии генерал Алексей Жадов.

Вырвавшись из окружения, 3-я армия заняла рубеж Узловая-Никитское-район западнее Ефремова. Пока она приводила себя в порядок, организовывала оборону, враг продолжал наступление и вышел на ее фланг в районе Теплого. Гитлеровцы бросили на это направление довольно большие силы, не менее моторизованного корпуса. Завязались тяжелые бои. Чтобы не допустить обхода противником Тулы с востока, 2 ноября по его правофланговой группировке был нанесен контрудар, в котором участвовали и соединения 3-й армии. Это на некоторое время отвлекло часть войск Гудериана от Тулы.

В августе 1943 года Крейзер принял командование 51-й армией и с ней освобождал Донбасс, прорывал сильно укрепленную оборону гитлеровцев на Перекопском перешейке, с победой входил в Мелитополь, Симферополь, Севастополь, Шяуляй, Елгаву. «Наступательным генералом, мастером атак» назвал его командующий 1-м Прибалтийским фронтом Иван Баграмян, вместе с которым Крейзер участвовал в Параде Победы.

Иван Христофорович вспоминал, что когда во время парада он представлял Верховному Главнокомандующему своих командармов, Сталин спросил: «Почему товарищ Крейзер до сих пор генерал-лейтенант? Его армия хорошо воевала — и на юге, и у вас, в Первом Прибалтийском фронте». В тот же день Якову Григорьевичу было присвоено звание генерал-полковника.

После войны он командовал войсками ряда военных округов, был начальником высших офицерских курсов «Выстрел», а последнее его воинское звание — генерал армии. Боевой генерал Я. Г. Крейзер похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Обновлено 19.06.2017
Статья размещена на сайте 15.09.2015

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Спасибо за статью.
    Во время ВОВ как-то на национальность не особо обращали внимание - кровь у всех красная. А вот подленькое мнение, что евреи во тяжкие времена отсиживались в Ср. Азии ("Не пустим гада к воротам Ашхабада!")в национальносвидомых кругах сегодня реанимируется

    Оценка статьи: 5

  • Полностью согласен. А список таких полководцев можно продолжать и продолжать...

  • Спасибо за обстоятельный рассказ об одном из многих, ковавших победу. Не так давно я прочитал об учёном и воине Рапопорте, тоже еврее. Его ухабистая биография в качестве сценария годится для самого захватывающего блокбастера. Но наши нОнешние режиссёры предпочитают компилировать сценарии, заламывая руки на диване.
    В этой когорте незнаменитых полководцев был и Петров - герой обороны Севастополя и Одессы, о котором хорошо написал В. Карпов в книге "Поководец".

    Оценка статьи: 5