Наталья Наумова Грандмастер

Ли Цинчжао. Как жила самая знаменитая поэтесса Китая?

Сделать огранку красивого камня — большое искусство. Важно суметь открыть узоры, что таятся в глубине минерала. Глядя на них, иной раз трудно поверить, что это творения природы, а не рук художника. Особенно славится этим яшма — на её поверхности порой проступают целые пейзажи, которые выглядят как живые. Не случайно этот камень издавна вдохновлял поэтов. Иные их строки как будто прочитаны среди линий яшмовых узоров.

Выдающаяся китайская поэтесса Ли Цинчжао (1084 — 1151) создала множество стихотворений, редких по изяществу и глубине. Круг их тем значителен — это и красоты природы, и сокровенные мечты, и размышления о предназначении человека. Сборник получил выразительное название — «Строфы из гранёной яшмы». В лирических миниатюрах законченность формы сочетается с некоторой недосказанностью. Читатель как будто оказывается внутри картины, где перед ним предстаёт удивительный мир.

Поэзия, ставшая судьбой

Жизненный путь Ли Цинчжао распадается на два этапа. Будущая поэтесса родилась в образованной семье и выросла в атмосфере любви к искусству. Её отец был учёным, кроме того, ярко проявил себя в поэзии. Мать тоже получила блестящее образование. В их доме часто собирались ценители искусства. Ли Цинчжао, будучи совсем юной, начала сочинять стихи. Её первые опыты были тепло встречены известными в то время поэтами.

Замуж она вышла по любви в 19 лет за талантливого художника Чжао Минчэна. Молодых людей связывало не только чувство, но и общие интересы. Жизнь супругов омрачали лишь частые отъезды Чжао Минчэна по делам государственной службы. Поэзия Ли Цинчжао тех лет проникнута грустью расставаний и ожиданием встреч. Супруги, находясь в разлуке, нередко обменивались письмами в стихах.

Весна заметней, ярче с каждым днём.
Уютный дворик. Тихое окно.
Ещё не поднят занавес на нём,
Но пали тени синие давно.

В молчанье с башни устремляю взгляд,
И струны цитры яшмовой молчат.

Над горною вершиной облака —
Они торопят сумерек приход.
Зыбь по траве прошла от ветерка,
Кропит дождём померкший небосвод.

Цветущей груше холода страшны,
Боюсь, цветам не пережить весны.

Однако в 1127 году в стране произошли трагические события. В Китай вторглись племена чжурчжэней, император был взят в плен, а столица Бяньцзин пала. Многим жителям пришлось покинуть родные места. Горечь изгнания изведала и Ли Цинчжао. Начались годы скитаний в чужих краях. Во время одного из переездов умирает Чжао Минчэн.

Пережитая утрата наложила отпечаток на дальнейшее творчество поэтессы. В лирике появилось больше тёмных красок. Сама речь стала строже. После долгих скитаний, уже на закате жизни, Ли Цинчжао поселилась в уединении. Она не искала славы, сторонилась шума — современники даже прозвали её отшельницей.

И теперь в чужедальнем краю
Новый год я встречаю одна.
Непонятно, когда же могла
Побелить мне виски седина!

Вечереет. И ветер подул.
И за окнами стало темно.
И не стоит искать мэйхуа —
Не увидишь её всё равно.

Цветы в снегу

Есть в стихах поэтессы традиционные для Китая образы и символы. Один из них — дикая слива мэйхуа. Она начинает цвести, когда вокруг ещё лежит снег. Растение стало олицетворением мужественной и стойкой красоты, которая торжествует вопреки невзгодам. Сама Ли Цинчжао продолжала творить даже в самые трудные годы своей жизни — это подобно тому, как цветы мэйхуа распускаются на покрытых снегом ветвях.

Присутствуют в стихах и другие растения, причём в достаточно разном контексте. Хризантема олицетворяла в Китае мудрое уединение. Была она и символом поэтического вдохновения — недаром её с давних времён любили стихотворцы. Двоякое значение имели цветы груши — они олицетворяли печаль, но в то же время и красоту. Пион служил эмблемой любви, но при этом и скромности.

Воспето было Ли Цинчжао и одно очень примечательное для Китая растение:

В своём неярком палевом уборе
Ты — кроткое и нежное созданье.
Пускай ты держишься в тени, но всюду
Разносится твоё благоуханье.

Речь идёт о гуйхуа — цветах коричного дерева. Они неброские с виду, но славятся своим ароматом. В строках поэтессы очень выразительно показан образ скромной красоты, наполненной внутренним содержанием. Любопытно, что в древности люди, наблюдавшие за Луной, увидели в её пятнах целую историю. Так появилась легенда о лунном зайце, который занят приготовлением снадобья бессмертия из цветов гуйхуа.

Слова и мелодии

В своём творчестве Ли Цинчжао часто обращалась к жанру, получившему название цы. Его особенность в том, что стихи сочинялись на известные мелодии. Музыкальная основа, на которую накладывался поэтический текст, определяла его ритм, длину строк, рифму и другие нюансы. Конечно, сами мелодии за многие столетия были утеряны, поскольку не записывались. Но рисунок строк сохранялся — он служил своеобразным шаблоном. Исследователи проводят параллель между китайскими цы и европейскими романсами.

У Ли Цинчжао с юности было интересное увлечение: она коллекционировала предметы декоративно-прикладного искусства. Это весьма причудливо повлияло на её поэтический стиль. Стихотворения нередко напоминают изысканно вырезанные гравюры на камне или утончённые рисунки на фарфоре. Даже само название её главного сборника — «Строфы из гранёной яшмы» — наводит на мысли об утончённом ювелирном искусстве.

«Я беру глыбу мрамора и отсекаю от неё всё лишнее», — сказал Огюст Роден вслед за Микеланджело. Подобные ассоциации навевают и стихи Ли Цинчжао. Они как будто освобождены из глубины яшмы. Образы и картины нанизываются друг за другом, подобно бусинам из красочных самоцветов. Но камни эти — не холодные и бесчувственные, а словно живые. Таким было тонкое поэтическое мастерство «китайской Сапфо» Ли Цинчжао.

Примечание: стихи приведены в переводах Михаила Басманова.

Обновлено 18.03.2018
Статья размещена на сайте 17.10.2015

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: