Алексей Норкин Грандмастер

День мецената и благотворителя. Как П. М. Третьяков покупал картины?

Мы пишем «меценат» с маленькой буквы, словно забыли, что это имя человека. Слово давно стало нарицательным, но добрые дела по-прежнему творят люди. В День мецената и благотворителя 13 апреля вспомним об одном из них — Павле Михайловиче Третьякове.

Фото: Wikipedia.org

Галерея, переданная Павлом Михайловичем Москве ещё при жизни, и сегодня носит имя мецената. Начало собранию положила встреча с художником В. Г. Худяковым.

Василий Григорьевич в 1856 году был уже маститым живописцем, академиком. Третьяков — московским купцом. Потомственным, но по молодости пока не из самых богатых. Меценатская его стезя лишь начиналась.

Будучи в Петербурге, П. М. Третьяков посетил мастерскую художника, где углядел небольшую картину с живым изображением какой-то стычки. Спросил о цене. Худяков важно — академик ведь! — задумался. Ответил, что картине уж три года и продавать её он не собирается, так как: «Вещь для меня дорогая». Но возможную цену назвал: «Если надумаю, то 450 рублей запрошу».

Павел Михайлович заплатил без торга. Сначала 50 рублей задатка, а через четыре дня и остальное. «Стычка с финляндскими контрабандистами» перешла в его руки, положив начало знаменитой Третьяковке.

Картина «Стычка с финляндскими контрабандистами»
Картина «Стычка с финляндскими контрабандистами»
Фото: Wikipedia.org

Лёгкость, с которой молодой предприниматель, покупая картину, расстался с деньгами, была, скорее, исключением, чем правилом. Впоследствии многие художники отмечали, что Павел Михайлович бывал прижимист. Черта характера? Вряд ли, просто он умел вести дела и знал, чего хотел.

С автором первой покупки П. М. Третьякова долгие годы связывали тесные отношения. Но они расстроились через 11 лет. Из-за денег. Художник, взяв взаймы 900 рублей, почему-то тянул с возвратом несколько лет. Пришлось напоминать. Получив сухое письмо, В. Г. Худяков долг вернул и признал, что поступок его «никуда не годен», но добрые отношения остались в прошлом.

Приобретая картины, Павел Михайлович обычно горячо торговался. Художник-передвижник Николай Никанорович Дубовской вспоминал, как пять дней спорил с Третьяковым на выставке.

Дубовской назначил за свой пейзаж 600 рублей. Но меценат давал 550. Весь спор из-за 50 рублей. Что они значили для преуспевающего купца? Наверняка не то, что для нищего художника.

Пять дней подряд Павел Михайлович приезжал на выставку, уламывая Дубовского, пока не взмолился:

«Послушайте, что вы со мной делаете? Ведь вы меня разоряете: мне надо было три дня тому назад выехать в Париж, а я из-за вас сижу в Москве и несу большие убытки».

Николай Никанорович вошёл в положение «разорённого» и уступил. Обрадованный Третьяков бросился целовать художника.

Картина «Княжна́ Тарака́нова»
Картина «Княжна́ Тарака́нова»
Фото: Wikipedia.org

Порой торг тянулся годами. Впервые увидев на академической выставке в 1864 г. «Княжну Тараканову» К. Д. Флавицкого, меценат сразу решил купить произведение, «дающее честь русской школе».

Предложил за него 3 000 рублей, деньги обещал все сразу и без проволочек. Но художник запросил 5 000. Так и не сошлись в цене. В коллекцию картина попала только после смерти Флавицкого, скончавшегося осенью 1866 г. Брат покойного уступил её за 4 000 рублей.

Может показаться, что представитель московского купечества, в чьей среде в порядке вещей считалось потратить на устриц и шампанское рублей 500−600 за раз, откровенно скупердяйничал. Но художники так не считали. Торгуясь из-за картин, П. М. Третьяков не тянул с бескорыстной помощью тем, кто в ней действительно нуждался.

Автор «Тайной вечери» Николай Николаевич Ге рассказывал о характерном эпизоде. Как-то он сообщил Третьякову о начинающем художнике без средств и попросил дать ему денег, на которые тот мог бы выехать за границу для лечения. В ответ Павел Михайлович без лишних слов достал из кошелька тысячу рублей: «Передайте ему, пусть едет».

Секретарь Третьякова Рихау вспоминал о своём начальнике:

«Он обладал редким даром угадывать в начинающих художниках будущих великих мастеров, он поддерживал субсидиями, как для дальнейшего усовершенствования, так и во время болезни и случайных житейских невзгод. Немало тысяч франков и лир приходилось мне отправлять таким лицам за границу от его имени».

Как-то, обращаясь к И. Н. Крамскому, П. М. Третьяков писал:

«Я купец, хотя часто и имею антикупеческие достоинства».

Московский купец Третьяков оставил после себя огромное состояние, оцениваемое почти в 4 миллиона рублей. Наследие мецената Третьякова — бесценная коллекция картин. Смог ли бы он совершить этот подвиг, не умей считать денег?

Почтовая марка, СССР, 40 коп., 1956 г.
Почтовая марка, СССР, 40 коп., 1956 г.
Фото: Wikipedia.org

Что еще почитать по теме?

Как было положено начало Третьяковской галерее?
Что мы знаем о Марии Тенишевой? Женщина-меценат
Что коллекционировали известный меценат Савва Мамонтов и его супруга?

Обновлено 12.04.2017
Статья размещена на сайте 9.04.2017

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: