Сергей Курий Грандмастер

Про что написана «Охота на Снарка»?

«For the Snark was a Boojum, you see…» — «Ибо Снарк был Буджум, понимаешь…». Именно с этой загадочной фразы началось создание третьего шедевра Кэрролла — поэмы «Охота на Снарка». В лучших традициях нонсенса поэма писалась с конца — первая придуманная строчка впоследствии стала финальной.

«Охота на Снарка» до сих пор прозябает в тени популярности «Алис», хотя не уступает им ни в изящности, ни в абсурдности. Пожалуй, в абсурдности даже превосходит, ибо в поэме нет ни одного «уютного» здравомыслящего персонажа, подобного рассудительной викторианской девочке. Даже делится произведение не на нормальные разделы, а на «fits» (от устаревшего «fitt» — «часть песни» и «fit» — «судороги»). Как только не переводят это слово у нас — и «вопли», и «экстазы», и «приступы»…

На рисунке Генри Холидей поместил среди снарколовов двух женщин. Некоторые комментаторы считают, что одна из них символизирует Любовь, с которой их выгружает предводитель, а вторая - Надежду, с которой они охотятся на Снарка.

Написал свой третий великий «нонсенс» Кэрролл в 1876 году и вполне чистосердечно представил эту сумасбродно написанную книжку как детскую! Да еще и преподнес ее как «Пасхальное (!) поздравление всем детям, любящим «Алису». Правда, говорят, перед выпуском поэму прочел авторитетный кардинал и не нашел в ней ничего кощунственного. Зато много десятилетий спустя знаменитый комментатор Кэрролла М. Гарднер напишет:

«Хотя Льюис Кэрролл и полагал, что „Охота на Снарка“ — детская баллада-нонсенс, трудно представить — точнее, нельзя без содрогания представить — современного ребенка, которому она бы понравилась. Возможно, викторианские дети находили ее забавной… но, подозреваем, таких читателей даже тогда было немного».

А вот что написал одной девочке сам Кэрролл:

«Когда ты прочтешь „Снарка“, то, надеюсь, напишешь мне, как он тебе понравился и все ли было понятно. Некоторые дети в нем так и не разобрались».

Еще бы! Ввиду полной «отвязности» поэмы ее сюжет можно передать только кратко, да он ничего и не прояснит.

Итак, Bellman (в разных переводах — Председатель, Благозвон, Балабон, Билли-Белл) собирает команду самых разнообразных колоритных персонажей, которых объединяет лишь то, что их имена начинаются на букву «Б» (Билетер, Болванщик, Барахольщик, Бильярдист, Бывший судья, Банкир, Браконьер, Булочник и Бо6ер) и все они горят страстным желанием поймать (зачем — вопрос для охотников некорректный) загадочного Снарка.

— И слезлив, и труслив, и не очень умен, —
Толковал про него Билли-Белл, —
Но зато уж в охоте на Снарка силен,
В снарколовстве собаку он съел.
(пер. Л. Яхнина)

Что из себя представляет Снарк, команда представляет весьма смутно. Правда, капитану известны целых пять признаков диковинного существа:

"Это всё маета - широта-долгота, / Просто переплетение линий. / Эта чушь не нужна. Наша карта должна / Быть пустой и желательно синей".

Пойдем по порядку: на вкус он хрустит,
Но тускло и как-то рывками,
Как тесный пиджак будит он аппетит,
Зато отдает светляками.

Он поздно встает, ибо времени нет —
Делами он так перегружен,
Что утром съедает вчерашний обед,
А завтрак съедает на ужин.

Рискните, скажите при нем каламбур,
Поймете — ему не до шуток.
Он от каламбуров рассеян и хмур,
От шуток неистово жуток.

Он страшный завистник и кроме того
Есть две разновидности Змеря —
Он кусается, если есть шерсть у него,
И царапается, если перья.

(пер. В. Орла)

Имея на руках столь сомнительный «фоторобот», а также замечательную пустую карту «без намека на скучную сушу», безумная команда, тем не менее, как-то добирается до нужного острова и пускается на поиски Снарка. Однако их тревожит то, что на этом же острове можно встретить Буджума — то ли антагониста, то ли аналога Снарка — и при встрече с ним «попасть в НИКУДА и пропасть без следа», что в итоге и происходит с самым отчаянным «героем».

В ботаническом царстве есть свой буджум - дерево, произрастающее в Мексике. Так назвали его англичане, офигевшие от вида этой "огромной перевернутой морковки", достигающей в высоту до 20 м. По латыни растение называется более солидно - Idria columnar

Вся эта фантасмагория написана столь сочным, легким и свободным языком, что при чтении и не слишком-то стремишься отыскать какой-то смысл. В отличие от «Алис», «Охота на Снарка» практически лишена неологизмов, если не брать в учет само имя Snark (синтез слов «snake» — «змея», и «shark» — «акула»), которое В. Орел остроумно перевел как «Змерь».

Несмотря на бессмыслицу самой «чистой пробы», нашлись такие исследователи, которые еще при жизни Кэрролла заподозрили в его невинной шутке «подвох» и начали усиленно искать скрытый смысл. Сперва видели в поэме пародию на бушевавшие тогда страсти по поводу «Кто быстрее откроет Северный полюс», затем — пародию на философию Гегеля (!).

А в 1940-е годы в поэме увидели мрачное предвестье атомной угрозы. Мол, Снарк — это научный прогресс, а атомная бомба (Буджум) — то, чем этот прогресс оборачивается. Ну, а упоминаемый выше М. Гарднер вообще узрел в сюжете охоты на Снарка-Буджума «экзистенциальное стремление к небытию».

Когда первый иллюстратор "Снарка" Генри Холидей изобразил Буджума, Кэрролл запротестовал, ведь Буджум по его задумке совершенно непредставим. Тем не менее, после смерти автора иллюстрация "того, кем оказался Снарк" все-таки была опубликована.

Сам Кэрролл сперва старался утихомирить нездоровую страсть к трактовкам и говорил:

«В чем смысл „Снарка“? Боюсь, мне нужен был не смысл, а бессмыслица! Как можно объяснить то, чего не понимаешь сам?»

Из всех трактовок автора больше всего устраивало сравнение охоты на Снарка с поиском счастья, хотя и здесь он иронично обронил:

«Мне кажется, это прекрасное объяснение, оно особенно хорошо согласуется со страстью Снарка к купальным кабинкам».

В конце концов, великий шутник XIX века отмахнулся от дурацких трактовок фразой:

«Какой бы смысл ни находили в этой книге, я его приветствую — в этом ее назначение!»

Одним словом — трактуй-трактуй, да не перетрактуешь, не вытрактуешь.

…Ищите в наперстках — и здравых умах,
Гоняйтесь с надеждой и вилкой;
Грозите пакетами ценных бумаг,
И мылом маня, и ухмылкой…
(пер. М. Пухова)

Ибо Снарк был Буджум, понимаешь?

Ссылки к статье:

«The Hunting of the Snark»
Оригинал поэмы с иллюстрациями Генри Холидея.

«Охота на Снарка» в Библиотеке Мошкова
Три русских перевода — Г. Кружкова, М. Пухова и С. Афонькина.

В. Смульф «Охота насмарку»Еще один перевод — «хулиганский».

«Охота на Снарка. Вторая Экспедиция»
А это продолжение поэмы Кэрролла, написанное Питером Весли-Смитом (пер. Ю. Князева), в котором всё «разрешается торжеством Надежды, Жизни, Любови, Удачи, Успеха и подобных эфемерных эмоций».

Статья размещена на сайте 13.09.2007

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: