Галя Константинова Грандмастер

А есть ли у народа майя свой поп-композитор? Армандо Мансанеро

Это немыслимо? Это немыслимо, это просто невозможно… И это снова история о возрождающейся Латинской Америке, о воздействии ее культуры на общемировую, о не самой понятной истории «чистого плагиата», в которой, правда, все закончится хорошо и справедливо. О талантливом человеке, которому исполнилось 82 года, но он продолжает писать песни, многие из которых стали мировыми музыкальными хитами.

Армандо Мансанеро Фото: Martha López Huan, ru.wikipedia.org

Полуостров Юкатан когда-то был центром цивилизации майя. Цивилизация исчезла, майя остались, значительная часть этого народа так и проживает на полуострове. Когда-то там было древнее поселение майя, на руинах которого испанские конкистадоры построили город Мерида, ставший столицей мексиканского штата Юкатан.

В этом городе 7 декабря 1935 года и родился Армандо Мансанеро. Судя по всему, семья была профессиональная музыкальная, поэтому все детство и юность сам Мансанеро провел, так же профессионально обучаясь музыке.

Успех пришел поразительно рано. Сочиненная в 15 лет песня до сих пор в репертуаре самых разных певцов и переведена на 20 языков.

Пришло признание, успех развивался, для латиноамериканской музыки это нередкое явление. Но пару раз композитору Армандо Мансанеро пришлось столкнуться со странным явлением, которым периодически грешит мировая поп-культура.

Наверняка у многих на слуху очень известная песня «It’s Impossible» («Это невозможно», «Просто немыслимо»). История с этой песней загадочная. Пик популярности ее пришелся на 1970 год в исполнении Перри Комо.

В дальнейшем ее спели едва ли не все певцы — от Элвиса Пресли до сегодняшних. Но сразу после исполнения Комо последовал скандал со взаимными обвинениями в плагиате. Русскоязычные источники с уверенностью утверждают, что в США состоялся суд, который осудил мексиканского композитора за плагиат. А в дальнейшем решение было пересмотрено и авторство было окончательно закреплено за Мансанеро.

Последнее верно, авторство считается официально установленным, и версия Мансанеро под названием «Somos Novios» включена в Зал славы «Латинской Грэмми» в 2001 году.

Хоть что-то встало на более-менее твердую почву. Правда, для меня остается совершеннейшей загадкой та же песня, но уже во французском варианте, прозвучавшая на несколько лет раньше, чем исполненное «It's Impossible» или даже заявленное время написания «Somos Novios». Причем и французских вариантов существует несколько: от «J’ai le mal de toi» Колетт Дереаль до «Parlez-Moi De Lui» в исполнении Далиды. И везде указывается различное авторство музыки.

Одним словом, крайне запутанная история. Как бы ни относиться к закону об авторском праве (а к нему много вопросов), сама тема авторства очевидно является незыблемой. А то ведь даже обычные песни превращаются в сплошной секонд-хенд, да еще и с фальшивыми брендами.

А теперь попробуйте первые фразы этой песни перевести в бодрый маршевый ритм. Ничего еще более родного не напоминает? Например: «мы Бандитто, Гангстеритто убиванто и стрелянто ун моменто».

Сам мультфильм «Приключения капитана Врунгеля» — пародия на зарубежные фильмы приключенческого или детективного жанра. Так почему песня, наполненная языковыми отсылками к исковерканной итальянской грамматике и лексике с общим мафиозным содержанием, не быть еще и отсылкой-пародией к популярной западной песне с заведомо лирическим содержанием? Пародия на то и есть пародия. Как самый крайний вариант — удивительное, но случайное мелодическое попадание в другую песню. В обоих вариантах — нет проблем, здесь все в порядке.

В любом случае, прекрасно, что авторство известной песни официально установлено. Загадка с французскими вариантами, наверное, тоже как-то объясняется. Да и сам стиль Армандо Мансанеро практически всегда узнаваем.

Основной признак стиля — нечто глубоко романтическое, балладное. Изредка чувствуются специфические латиноамериканские интонации, ритмы болеро. Но в целом, у композитора происхождением из народа майя получается какая-то весьма удачная общеевропейская любовная лирика, но при этом очень живая и свежая.

И тут самое время послушать другую, не менее знаменитую его песню — «Nada personal» («Ничего личного»).

И здесь не то «ничего личного», которое «только бизнес». Здесь то «ничего личного», когда люди проросли друг в друга полностью и бесповоротно. И эта песня, конечно, тоже про любовь, как и остальные 400 песен мексиканского композитора Армандо Мансанеро.

Что еще почитать по теме?

Леонард Коэн. Какой его тайный аккорд?
Кто является родоначальником бразильской музыки?
Бамболео! Какие приключения ждали Старого коня?

Статья размещена на сайте 16.12.2017

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: