Сергей Курий Грандмастер

Как у бады завелись зоки? Ко дню рождения Леонида Тюхтяева

После развала СССР отечественная детская литература переживала явный упадок. Дети продолжали рождаться, вот только чему и как их учить в новых общественных условиях, стало неясно.

Как у бады завелись зоки? Рис. Ю. Гуковой. Обложка издания 1994 года.

Кроме того место детских книг всё активнее занимало телевидение, заполненное, прежде всего, зарубежным контентом — диснеевскими мультсериалами и «Телепузиками». Поэтому легко понять моё приятное изумление, когда в 1998 году мне в руки попала книга со странным названием «Зоки и бада» — наверное, одна из самых удачных и оригинальных сказок, изданных в постсоветское время.

Правда, на поверку сказка оказалась всё-таки советской, ведь её история началась ещё в середине 1980-х в семье Леонида и Татьяны Тюхтяевых — инженеров-физиков, обслуживающих Кольскую атомную электростанцию. Не трудно догадаться, что источником вдохновения стали дети — 6-летняя Маргарита и 3-х летний Ян.

Когда родители перечитали своим чадам всю доступную сказочную классику, пришлось сочинять собственные истории. Героями этих историй стали необычные существа — чёрный мохнатый бада (с ударением на втором слоге) и проказливые сластёны зоки, которые завелись у бады в банках из-под мёда.

— …берем мёд, сколько есть. Потом в него крошим шоколад, тоже сколько есть. Варенья ложку… нет, лучше сто ложек, молочка сгущенного побольше… Греем до тепленького…
— И с зефирчиком, — мечтательно закатил глаза Мю-одов.
…- Да, чуть не забыл, — спохватился Медов, — сахарный песок и пудра по вкусу.

— Я что хочу сказать, бадочка, — затараторил Ми-одов, — что ты совсем не на того напал, я ни при чем, считай. Так, по ушам текло, а в рот не попало… и мед-то был горький, а шоколадки я с детства не люблю…
— А ел, — уличил его бада.
— Вот видишь, и не люблю, а ел, значит, старался.

Истории так понравились детям, что вскоре вся семья начала играть в зоков и баду, попеременно меняя маски.

Ирина Тюхтяева:

Например, сын создавал какую-то забавную ситуацию, мы с дочкой комментировали её, дальше складывались диалоги. Мы вообще всё старались свести к шутке. Так что наших детей с полным правом можно назвать соавторами «Зоков и Бады».

Постепенно Тюхтяевы стали истории записывать, да ещё и сопровождать их собственными рисунками. Основная литературная обработка легла на плечи Ирины Ивановны, а Леонид Борисович сочинял стишки, вроде…

Зокам бада говорил,
Чтоб его не слушались.
А они ослушались
И его послушались!

В конце 1980-х, когда накопилось целых 20 историй, Тюхтяевы сшили самодельную книжечку и решили послать «Зоков и баду» на конкурс издательства «Детская литература». Редакторам сказка показалась слишком оторванной от реальной жизни, и они посоветовали авторам сделать некое «обрамление». В пример привели «Винни-пуха» А. Милна, где кроме сказочных персонажей присутствует и обычный мальчик из нашего мира.

Тюхтяевы мудрить не стали: если Милн сделал героем своего сына Кристофера Робина, то они решили ввести в сказку собственных детей. При этом вышло так, что это Маргарита и Ян рассказывают истории про зоков и баду своему папе, а тот их просто комментирует.

С историей напечатания «Зоков и бады» не всё до конца ясно. Ирина Тюхтяева говорит, что, хотя премию издательства они не выиграли, их сказка была напечатана в сборнике победителей конкурса. Что это был за сборник — непонятно…

Зато достоверно известно, что отдельные главы «Зоков и бады» выходили в 1990 году в газете «Книжное обозрение». В 1993-м, когда в России расплодились частные издательства, Тюхтяевы решили выпустить сказку отдельной книгой за свой счёт. Когда стотысячный тираж разошёлся, авторы нацелились на второе издание, где впервые появился подзаголовок «пособие для детей по воспитанию родителей».

1994 год вообще должен был стать прорывом для этой сказки. Новое издание расхваливали в прессе («В Московском метро зафиксирован случай падения от смеха во время чтения этой книги в движении») и даже намекали на готовящееся продолжение. В том же году режиссёром Александром Федуловым была начата съёмка мультсериала по «Зокам и баде».


Однако дальше первой серии дело не пошло. У второго издания возникли непредвиденные проблемы, во многом связанные с иллюстраторами книги — Юлией Гуковой и Владимиром Буркиным.

Леонид Тюхтяев:

Тираж был арестован с требованием уничтожить его из-за несоблюдения, как представлялось художникам, их авторских прав. Не озаботились мы, да и не умели тогда, грамотно договор заключить. И всё на 2 года зависло. Потом утряслось, но из книжного бизнеса мы ушли, съёмки мультика прекратили.

Рис. Ю. Гуковой. Скан из издания 1994 г.

Ещё одной причиной плохих продаж авторы называют то, что многим родителям образы персонажей показались чересчур фантастическими, а иллюстрации Гуковой — непривычными (и даже пугающими).

Забавно, что в моём случае всё было с точностью наоборот: именно рисунки пробудили во мне любопытство к этой книжке, да и дети были от них в полном восторге. Позднее «Зоков и баду» будут иллюстрировать ещё не раз, делая образы более милыми и «детскими» (см. рисунки Е. Кубышевой, В. Рыбакова), но первые издания так и останутся в плане оформления самыми оригинальными.

Как у бады завелись зоки?
Рис. Е. Кубышевой, В. Рыбакова. Сканы из книг

Что касается самих персонажей, то нетрудно догадаться, что бада — это собирательный образ родителя, а зоки — собирательные образы детей с их неуёмностью, невинным эгоизмом и тягой к сладкому. Даже само выражение «завелись зоки» — явная отсылка к идиоме «завести ребёнка».

Обобщённость образов проявляется и в том, что все персонажи сказки — бесполые. Хотя Ирина Тюхтяева и намекала, что более строгий чёрный бада — это, скорее, папа, а пугливый и мягкий белый бада — скорее, мама (лично я этого в тексте не заметил).

Внешне бада чем-то похож на яка: он покрыт мохнатой шерстью, имеет хвост с кисточкой, копыта и рога. Правда, рога у него съёмные и самых разных видов. Использует их бада только в критических случаях, когда по-другому унять распустившихся зоков нельзя.

Рис. Ю. Гуковой. Скан из издания 1994 г.

«Это что же такое, — подумал бада, — завелись у меня, мёд едят да еще и спать не дают. Вот рогами-то их набодаю!» Рога лежали у бады в шкафу. Рогов было много, только он их почти не носил. Были «острые» рога, были «крутые» рога, «ветвистые» рога, «винтовые» рога, даже праздничные «бенгальские» рога были. На первый раз бада привинтил просто «острые» рога. Увидев его с рогами, зоки сразу притихли и выстроились по росту.

Имя «зоки» — чисто фонетическое, абстрактное, придуманное случайно. Да и сами существа более аморфные. Как сказано в стишке,

С виду зок похож на зока
Лап четыре у него,
По бокам два круглых бока,
А внутри нет ничего.

Рис. Ю. Гуковой. Скан из издания 1994 г.

Также из текста известно, что у них есть носы, но отсутствуют зубы.

— Зоки, — терпеливо разъяснил бада, — щетками чистят зубы.
— Бадочка, у нас нет зубов, — возразил Ме-одов, — нам зубы ни к чему. Мы сладкого много едим, а зубам это вредно.

Несмотря на подзаголовок «Пособие для детей по воспитанию родителей», ничего антипедагогичного в книге нет. Думаю, не секрет, что, воспитывая детей, родители сами получают полезный опыт — учатся быть заботливыми, терпимыми, понимающими…

Что касается языка сказки, то он, на удивление, лёгкий, внятный, а шутки одинаково придутся по вкусу как детям, так и родителям.

…зок Медов взял посылочный ящик, проковырял дырки для глаз, написал на донышке: «ПОСТАВИТЬ ГДЕ МЕД» — и накрылся им. Потом, перебирая лапами, пришел к медохранилищу и, расхаживая туда-сюда перед бадой, стал бормотать:
— К вам посылочка пришла… к вам посылочка пришла…

— Упражнение второе, — объявил бада, — тянемся за шоколадкой: раз-два-три-четыре…
— А чего он за моей шоколадкой тянется? — закричал Ме-одов, отпихивая Ми-одова.

Тут луна взошла. Смотрят зоки, а их бада на луне пасется. Здорово, думают, никто мешать не будет. Повесили занавесочку на луну, чтобы бада не увидел, взяли ключ и опять побежали мед есть. А бада выглянул из-за занавесочки, головой покачал, но ничего не сказал, пошел дальше пастись.

— Да нет же… да что ты, муравьедушка… — забормотали зоки, — мы пришли прощения просить.
— И всё? — недоверчиво переспросил муравьед.
Зоки слегка замешкались, потом минутку посовещались между собой и подтвердили:
— Всё. Прощение и два листа фанеры для хорошего дела.

Мне доводилось читать мнение, что многие каламбуры из этой сказки будут непонятны маленьким детям. Ну, это смотря насколько маленьким… Во-первых, дети сами охочи до сочинения каламбуров (см. книгу К. Чуковского «От двух до пяти»). Во-вторых, уже для 6-летнего ребёнка ничего особо непонятного в тексте Тюхтяевых нет. Разве что название газеты — «Бадская жизнь» — звучит несколько… провокационно.

— А… — буркнул зок, — пчелы про тебя все уши прожужжали.

— Послушай, а ты не слипнешься? — забеспокоился бада.
…- Вишь, не слипнулся. Вот я раз на липу за медом полез, а там такие злющие пчелы встретились! Ух, я с той липы слипнулся, так слипнулся, с самого верха.

— Позавтракаем завтра, — возразил Мю-одов, а сейчас давай поедим.
— Посеводникаем. — добавил Медов.

— Встать! Суп идет! — закричали зоки.

— Ну, как, клевала рыба? — спросил бада.
— Ещё как, — за всех ответил Мю-одов, держась за синяк, — чуть совсем не заклевала.

Единственное с чем я согласен, что имена зоков — все эти «Ми-одов», «Мю-одов» — не слишком благозвучны (особенно при чтении вслух).

То, что в 1990-е годы «Зоки и бада» не получила достойного отклика в обществе, вполне понятно. Людям было не до сказок — все занялись элементарным выживанием и борьбой за место под солнцем. Надо сказать, что Тюхтяевы оказались в этой борьбе победителями. В нулевых годах Леонид Борисович стал председателем совета директоров «Судостроительного банка», а заодно и известным воздухоплавателям. Вот только обещанного продолжения «Зоков и бады» всё не было и не было…

Тем не менее сказку не забыли и несколько раз переиздавали. А в 2007 году известный переводчик Леонид Володарский по своей инициативе озвучил её на радиостанции «Серебряный дождь».

Лишь с началом 2010-х Тюхтяевы всё-таки решили вернуться к своим героям. За это время их дети выросли, а источником нового вдохновения стали уже внуки. В 2011 году в журнале «Forbes style» появилась новая история про зоков и баду — «Чёрная дыра». А в 2012-м вышла уже полноценная книга — «Школа зоков и бады». Несмотря на более чем 20-летний перерыв, начинается она, как ни в чём не бывало — с того самого момента, где закончилась книга первая. Да и дети в книге носят всё те же имена — Маргарита и Ян.

Как у бады завелись зоки?
Рис. И. Зубаирова. Скан обложки книги

Сказать, что продолжение вышло лучше, я не могу. Да оно и понятно. Если первая книга родилась легко и непреднамеренно, то вторая явно сочинялась. Поэтому и текст в ней более «перегруженный», а некоторые каламбуры явно вымучены («Щи-сливы-и часов не наблюдали»).

Однако назвать вторую сказку неудачей категорически нельзя. Она не менее смешная и изобретательная, чем первая, и вряд ли способна разочаровать старых поклонников.

— Вставай, есть пора! — бодро кричали зоки баде в одно ухо.
— Спи спокойно, без тебя всё съедим! — успокаивая, вопили другие.

«Отгороженный завесой пара, Мёдов готовил на всех медовый суп. Он в очередной раз попробовал его, похвалил себя и понял… что суп кончился».

— Кто не будет мыть уши, получит по шее! — сурово сказал Мю-одов.
— А кто не будет мыть шею, — добавил Мёдов для ясности, — получит по ушам!

На этом Тюхтяевы не остановились. В 2013-м они выпустили некое приложение к сказке — своеобразную кулинарную книгу «Зоки и бада. Сладкие рецепты». А также сообщили, что работают над третьей частью, где подробно расскажут о кругосветном путешествии, в которое отправились зоки в конце второй книги.

Обновлено 7.08.2018
Статья размещена на сайте 19.07.2018

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: