Законы и безопасность
Михаил Груздев Грандмастер

Фроловка. Как послужила гражданскому населению СССР русская трехлинейная винтовка, легендарная винтовка Мосина?

Ну, не только мосинка. «Фроловка» — термин собирательный…

Albert Michael Cutri, Shutterstock.com

«Фроловка — неофициальное название гладкоствольных охотничьих ружей, производившихся в России с 1920 года путём переделки из изношенных или бракованных винтовок образца 1891 г. и других. Название происходит от фамилии конструктора Тульского оружейного завода Петра Николаевича Фролова, разработавшего конструкцию такого передельного ружья». (Википедия.)

Спрашивается, зачем? Из армейского оружия охотиться очень неудобно. Почему нельзя было делать нормальные охотничьи ружья? Ага, после гражданской войны, когда вся страна лежала в разрухе. А вспомним, чем тогда платили загранице за оборудование, материалы и спецов? Золотом, предметами искусства и… пушниной. Добыча шкурок (соболя, песца и других зверьков), которые продавали за границу, стала государственной задачей.

А чем вооружать охотников-промысловиков? Боевыми винтовками со складов? Ну, во-первых, на мелкую дичь с таким мощным оружием охотиться… очень тяжело. По разным причинам. А во-вторых, кто их знает, этих охотников. Ещё начнут стрелять по представителям советской власти… А как и обычное гладкоствольное ружьё, фроловка стреляла точно лишь на 30−40 м дробью, да метров до 100 пулей. Сравните с дальностью армейской винтовки в 1200 м…

Исторический факт. Первыми начали переделывать винтовки Ли-Энфильд в гладкоствольные ружья англичане и вооружать ими индийские полицейские формирования. А в Российской империи после снятия с вооружения оружия системы Бердана часть винтовок была направлена на заводы и в частные мастерские, для переделки их в охотничьи гладкоствольные ружья.

Разработку «советского передельного ружья» доверили конструктору тульского оружейного завода Петру Николаевичу Фролову. Почему? Да потому, что ещё до революции Петр Николаевич носился с идеями переделки боевых винтовок в охотничьи ружья.

Начал конструктор с того, что совместил ложе и затворную группу винтовки Мосина (русской трёхлинейной винтовки калибром 7,62 мм) и ствол от винтовки системы Бердана (калибром 10,75 мм). Получилось, так как резьба на стволе бердановской винтовки и ствольной коробки мосинки одинакова. Затем под используемый патрон была переделана затворная группа.

Но зачем понадобилось так извращаться? А вот зачем. Во-первых, винтовок Бердана обр. 1870 г. на складах в те времена было… «ну просто завались». Во-вторых, толстостенный ствол винтовки Бердана и патронник мосинки позволял сделать гладкоствольное ружьё аж 16-го калибра (16,8 мм). При использовании родного ствола мосинской винтовки калибр мог быть максимум 28-м (13,8 мм). А именно патрон 16-го калибра в те времена считался универсальным, годным для охоты на любого зверя. Однако при эксплуатации фроловок 16-го калибра выявился их существенный недостаток: слишком тонкий ствол часто сминался. Поэтому «стандартная» фроловка со стволом от винтовки Бердана обычно 24-го гладкоствольного калибра (14,7 мм).

Похожая задача, обеспечить охотников промысловым оружием, встала и после Великой Отечественной войны. Заводы работали на войну, гражданские ружья было делать буквально не из чего. Поэтому охотничье оружие Тульского и Ижевского оружейных заводов в 1945—1948 гг. представлено в основном фроловками 32-го гладкоствольного калибра (12,7 мм), переделанными целиком из винтовок Мосина. Встречаются также и фроловки 28-го калибра, но из-за «тонкостенности ствола» выпускали такое оружие в очень малом количестве. В основном оружие делали однозарядным, но были и двух-, и трёхзарядные фроловки.

Что касается эффективности охоты из такого малого, по современным меркам, 24-го и уж тем более 32-го калибра. Как отмечает признанный в России знаток охотничьего оружия Юрий Максимов в статье «Забытое оружие: фроловка»: «Из фроловок 32−24 калибров отстреливали любого зверя, обитающего на Северном Кавказе — от козы до медведя и благородного оленя… Таким образом, подтверждается старая охотничья истина — успех охоты определяется не калибром, а мастерством охотника».

В наше время фроловкой называют любую армейскую винтовку, переделанную под гладкоствольное охотничье ружьё. Часто на оружейных форумах встречаешь объявления типа: «Фроловка, переделанная из Маузера 98 (основной немецкой винтовки Первой и Второй мировых войн)…» или «У меня есть фроловка-ремингтон 1872 года 32 калибра…», или статья журналиста-оружееведа Юрия Максимова «Французская „фроловка“ образца 1866 года».

Если такое ружьё исправно и есть соответствующие боеприпасы, при желании стрелять из фроловки можно и сегодня. Старый конь борозды не испортит, т. е. функцию свою выполнит. Но уже почти никто не использует фроловку как охотничье оружие. Её хранят, ей любуются. Это уже практически музейные экспонаты, антиквариат. Цены на это оружие, кстати, соответствующие. Для многих людей моего поколения (пенсионного и предпенсионного возраста), фроловка это ещё и воспоминания детства.

Кстати, популярность многозарядного гладкоствольного ружья МЦ 20−01 и его модификаций, в том числе «обреза ТОЗ-106» производства Тульского оружейного завода, во многом обеспечивалась именно похожестью на этого охотничьего ружья на боевую винтовку. Тульский оружейный завод уже после распада СССР попытался «реабилитировать» фроловку и выпустил на основе русской трёхлинейной винтовки гладкоствольное ружьё .410-го калибра. Однако дальше выставочного экземпляра дело не пошло. А жаль, очень жаль! Наверняка нашлись бы любители поставить в свой сейф «почти настоящую мосинку».

Обновлено 9.08.2013
Статья размещена на сайте 6.08.2013

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: